• Сб. Фев 6th, 2021

    Неудобные вопросы к Дмитрию Мазепину

    Фев 2, 2021

    Один из немногих российских пилотов Формулы-1 Никита Мазепин вряд ли сможет участвовать в следующем гоночном сезоне. А у его отца, Дмитрия Мазепина, заплатившего за место сына в команде Haas, недавно возникли серьезные проблемы с европейским бизнесом. Сможет ли российский олигарх помочь своему сыну и справиться с собственными трудностями?

    По данным издания KO.RU, есть вероятность, что Никита Мазепин не сможет участвовать в гонках. Ему также может потребоваться специальный допуск к соревнованиям из-за санкций против российских спортсменов после допингового скандала. Таким образом, под угрозой оказалась и карьера юного гонщика, и судьба 20 миллионов евро, которые его отец Дмитрий Мазепин отдал за включение Никиты в команду.

    Серьезно осложнились дела у Дмитрия Мазепина. В конце прошлого года он стал фигурантом расследования одной из ведущих датских газет Politiken. Из публикации следует, что компания, которая принадлежала российскому олигарху, получила значительную часть своей выручки от мошеннических операций по продаже разрешений на диоксид углерода иностранным компаниям, которые строго регулируются европейским законодательством.

    «Значительная часть состояния Мазепина — более одного миллиарда датских крон, что эквивалентно более чем 180 миллионам евро, — поступила от продажи углеродной компенсации более чем 400 европейским компаниям в 24 странах в рамках схемы, которую эксперты охарактеризовали как мошенничество», — журналисты Politiken.

    По их словам, компания «ГалоПолимер», принадлежавшая Мазепину в прошлом с 2008 по 2015 год, продала компаниям по всей Европе более 50 миллионов углеродных кредитов. Выкупив эти кредиты, компании получили право выбрасывать в атмосферу более 50 миллионов тонн углекислого газа — больше, чем годовые выбросы всей Дании. В свою очередь, HaloPolymer пришлось сократить выбросы в России на такую ​​же величину. Но климатические планы HaloPolymer были сфальсифицированы и преувеличены, говорит Ламберт Шнайдер, координатор исследований в Немецком Öko-Institute и член исполнительного совета Механизма чистого развития (CDM) Рамочной конвенции ООН об изменении климата (UNFCCC).
    Вместе со своим коллегой Аней Коллмус Шнайдер он подробно проанализировал климатические проекты HaloPolymer и обнаружил, что фабрики «искусственно увеличивают» производство мощных парниковых газов HFC23 и SF6. Впоследствии фабрики уничтожили эти газы, за счет чего получили займы от ООН.

    «Был соблазн увеличить выбросы парниковых газов, — говорит Ламберт Шнайдер, — потому что полученные за них квоты на выбросы стоили намного больше, чем затраты на удаление газов».

    Только в 2010 и 2011 годах HaloPolymer заработала более 1,46 миллиарда датских крон от продажи искусственно завышенных квот на выбросы углерода. Торговля была настолько обширной, что на нее приходилось 39% всей выручки HaloPolymer в 2011 году — крупная сумма, по словам Шнайдера, была получена в результате ущерба, нанесенного климату.

    «Вызывает беспокойство то, как продажа поддельных сокращений выбросов увеличила продажи и прибыль в финансовой отчетности HaloPolymer. Поскольку некоторые из кредитов не были проданы до 2011 года, общая картина, вероятно, будет еще хуже», — сказал Шнайдер.

    Сегодня Мазепин является основным владельцем крупнейших производителей удобрений в России — компаний «Уралхим» и «Уралкалий».

    Когда Дмитрий Мазепин приобретал заводы по производству удобрений в России через свою компанию «Уралхим», эти массовые закупки стали возможны благодаря кредиту в размере более 5,4 млрд датских крон от государственного Сбербанка, продолжают расследователи. Также Сбербанк участвует в продаже углеродных кредитов Европе. Удивительно, что Россия назначила Сбербанк официальным органом по выдаче российских углеродных кредитов. В других промышленно развитых странах эта роль обычно отводится энергетическому агентству или Министерству по климату, констатируют журналисты Politiken.

    Между тем, по данным датских расследователей, восемь компаний из этой страны купили углеродную компенсацию у «ГалоПолимера». Это позволило им выбросить в атмосферу 2 615 563 тонны углекислого газа только в период с 2008 по 2012 год. Этот объем эквивалентен выбросам углекислого газа 217 963 датчан за один год.

    Но сделка с Данией составила лишь малую часть деловых операций Мазепина — в общей сложности углеродные компенсации у «ГалоПолимера» купили 447 компаний из 24 стран. В их число входят крупнейшие производители парниковых газов в Европе: шведская Cementa AB, норвежская ConocoPhillips и немецкие металлургические гиганты Salzgitter AG, Rogesa и ThyssenKrupp.

    Politiken поделился научной критикой проектов с пятью компаниями, которые в общей сложности купили более 7,6 млн кредитов у «ГалоПолимер». Cementa AB выразила сожаление тем, что приобрела права на выбросы, которые, как выяснилось, происходили из проекта, не приведшего к реальному снижению негативного воздействия на климат. ConocoPhillips на критику углеродных кредитов не отреагировала, пояснив, что они были куплены у «уважаемого международного банка» и получили одобрение независимого агентства Det Norske Veritas и управления энергетики Швейцарии.

    Компания Dillinger Hütte, которой принадлежит Rogesa, заявила, что у нее нет никакой «актуальной официальной информации, расследований или результатов, касающихся фиктивной и мошеннической торговли правом на выбросы». Поэтому компания решила не рассматривать претензии «ГалоПолимера» о мошенническом генерировании углеродных кредитов. Salzgitter AG воздержалась от комментариев, а ThyssenKrupp ответила, что сама компания не исследует проекты, а полагается на внешнюю проверку.

    Таким образом, никто не стал отвечать на критику в адрес «ГалоПолимера», и никто из покупателей его углеродных кредитов не захотел брать на себя ответственность за дополнительные выбросы парниковых газов, которым они способствовали. Советник по климатическим вопросам CARE Danmark Джон Нордбо считает это возмутительным.

    «Каждая тонна углекислого газа, которая была выброшена в атмосферу в результате данного мошенничества, равна тонне, поступающей в атмосферу сейчас. Это не значит, что воздействие на климат в 2012-м или 2015 году было менее серьезным, чем сегодня. Единственное, что изменилось, — это то, что нам стало труднее добиваться выполнения климатических показателей, которых мы должны достичь, из-за проводимых компаниями “маневров”», — заявил он.

    Пусть некоторые из 447 компаний, купивших углеродную компенсацию у «ГалоПолимера», представляют собой небольшие теплоэлектростанции. Пусть они приобретали кредиты через посредников и действительно не знали о происхождении компенсации. Но такие крупные компании, как Ørsted и немецкие сталелитейные гиганты, купившие миллионы кредитов, должны были быть осведомлены об этом лучше, уверен Нордбо. Он напомнил, что правительство Дании еще в 2009 году отказалось от аналогичных китайских проектов из-за опасений по поводу их качества. Также Датское энергетическое агентство отказалось и от всех российских проектов из-за «значительной неопределенности» в отношении кредитов.

    У россиян теперь тоже могут возникнуть вопросы. Например, как бизнесмен, уличенный в многомиллионных мошеннических схемах международного масштаба, попал в число участников крупнейшего отечественного венчурного фонда.

    По данным Forbes, в январе компании Дмитрия Мазепина «Уралхим» и «Уралкалий» вошли в состав Государственно-частного фонда передовых промышленных и инфраструктурных технологий Fund, который будет финансировать российские проекты в области высоких технологий, искусственного интеллекта, медицины, генетики, сельского хозяйства. В свете расследований датских журналистов такой союз кажется по меньшей мере неожиданным.

    Источник: «Журнал «Компания»