Голикова назвала основные риски для экономики России


Председатель Счетной палаты Российской Федерации Татьяна Голикова выступила с докладом на парламентских слушаниях в Совете Федерации на тему «О прогнозе социально-экономического развития РФ до 2017 года и параметрах проекта федерального бюджета на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов».

В своем выступлении Татьяна Голикова обратила внимание на четыре основных момента касательно прогноза социально-экономического развития.

Первое. «Основными рисками достижения макроэкономических параметров являются: снижение цен на нефть и природный газ ниже прогнозируемого уровня вследствие возможного замедления роста мировой экономики и из-за нестабильной геополитической ситуации; ограниченность внутренних и возможное затруднение с привлечением внешних финансовых ресурсов; отклонение курса рубля от доллара США из-за высокой зависимости курса от состояния мировой экономики и финансовых рынков, а также планируемого Банком России завершения перехода к плавающему валютному курсу», — сказала Председатель контрольного ведомства.

Во-вторых, она отметила, что есть риски превышения ожидаемого уровня инфляции, который заложен на 2014 год и, возможно, на последующие периоды. Эти риски связаны с высокими инфляционными ожиданиями, превышением прогнозируемых темпов роста цен на продовольствие. «По нашим оценкам, для достижения ожидаемого уровня инфляции 7,5% за 2014 год, в октябре-декабре он должен составить 1,1%. В прошлом году за этот же период уровень инфляции составил 1,7%. Эти показатели на сегодняшний день нереалистичны, а они закладываются в основу бюджета», — сообщила она. Кроме того, в представленном в Госдуму прогнозе, по сравнению с рассмотренным на заседании Правительства, размеры индексации тарифов для населения на электроэнергию, тепло и пассажирские перевозки железнодорожным транспортом в 2015 г. увеличены. «По нашему мнению, это приведет к увеличению инфляции, индекса дефлятора ВВП и самого размера ВВП», — заявила глава Счетной палаты.

Третье. «Повышение эффективности использования бюджетных средств и наращивание внутреннего кредитного потенциала критически важны для запуска процессов импортозамещения в секторе реального производства, сельском хозяйстве, оборонной и гражданской промышленности. К сожалению, представленный прогноз не содержит существенных мероприятий, которые были бы направлены на внутреннюю переструктуризацию экономики», — сказала Татьяна Голикова.

В-четвертых, она указала на сдержанную динамику показателей уровня жизни населения, в то время как уровень потребительского спроса в последние годы являлся одним из основных факторов поддержания экономического роста.

Далее глава Счетной палаты сказала несколько слов о параметрах бюджета.

Доходы. «В 2015 году, по сравнению с предыдущим годом, доходы увеличиваются на триллион рублей или на 7,2%, в 2016 году – чуть больше, чем на 700 млрд. рублей, также и в 2017 году. При этом доля доходов по отношению к ВВП снижается с 19,5% в 2015 году до 18,4% в 2017 году. По-прежнему высока зависимость от нефтегазовых доходов», — подчеркнула Татьяна Голикова. «При этом прозрачность бюджета с точки зрения представления расчетов доходов по сравнению с предыдущим периодом возросла в 10 раз», — добавила она. Однако, с учетом проблем с исполнением прогноза, доходы, рассчитываемые на его основе, например, НДС, могут оказаться нереалистичными.

Расходы. Татьяна Голикова отметила, что в 2015-2017 гг. расходы увеличиваются почти на 1,5 трлн. рублей тоже с одновременным сокращением их доли к ВВП с 20% до 19%. Как и в 2014 году, основным инструментом формирования расходной части бюджета остаются государственные программы. По результатам проверок Счетной палаты выявлено, что не все показатели «майских указов» учтены в госпрограммах, отдельные из их просто не соответствуют указам Президента и требуют корректировки. Анализ подтвердил существующие системные проблемы: некорректность целей, несогласованность целей и задач, использование не интегрированных комплексных показателей, а ведомственных, отсутствие во всех госпрограммах современной системы управления рисками. «Наконец, несоответствие госпрограмм тем вызовам, которые стоят перед нами, отсутствие ориентации на импортозамещение, которое сейчас необходимо. Надеемся, эти программы будут скорректированы после принятия закона о бюджете», — заявила глава Счетной палаты.

«При этом доля расходов, включенных в госпрограммы, в федеральном бюджете 2015-2017 годов снижается: если в 2014 году эта доля составляла 63,4%, то в проекте 2015 года – это уже 56,5%, в 2016 году – 54%, 2017 году – 51,2%. Очень сложно говорить о программном принципе бюджета при таком подходе», — сказала докладчик. «Госпрограммы пока не могут рассматриваться как полноценный и действенный инструмент формирования и исполнения бюджета, и здесь еще нужно приложить серьезные усилия», — заключила она.

Дефицит. В источниках финансирования дефицита сохраняется существенный объем внутренних заимствований: 2015 г. – 1 трлн. руб., 2016 г. – 799 млрд. руб., 2017 г. – 929 млрд. руб. Такие объемы в связи с экономической ситуацией не могут быть привлечены. «Подтверждением этому является то, что за 8 месяцев 2014 года на внутреннем рынке за счет размещения государственных ценных бумаг привлечено 226,8 млрд. рублей, 34,4% прогнозного объема. Есть определенные риски исполнения в 2014 году», — заявила Татьяна Голикова.

Она отметила, что средневзвешенная доходность по ценным бумагам, размещаемым в 2015-2017 гг. предполагается на уровне 10% годовых. В 2013 г. она сложилась на уровне 6,96%. «Анализ использования заемных средств показывает, что практически все привлекаемые ресурсы направляются на обслуживание долговых обязательств, коэффициент покрытия в 2015 году, по проекту бюджета, составляет 104,1% суммы заимствований, в 2016 году – 99,7%, в 2017 году – 90,5%», — отметила Председатель Счетной палаты.

По ее мнению, поступления от приватизации, которые учтены в источниках финансирования дефицита, видятся неисполнимыми. В случае направления дополнительных нефтегазовых доходов не в Резервный фонд, а на замещение заимствований, и привлечения из Резервного фонда до 500 млрд. руб. на эти же цели, расходы на обслуживание могут оказаться ниже. «С точки зрения законодательства это смягчение бюджетной политики, но этот бюджетный манёвр необходим, чтобы исполнить предполагаемые параметры», — заявила она.

Дефицит консолидированных бюджетов регионов. По материалам Минфина, дефицит консолидированных бюджетов в 2015 г. прогнозируется в сумме 548 млрд. руб. и снижается к 2017 г. до 206,8 млрд. руб. «Нам представляется, что этот дефицит нереалистичен, потому что на 1 августа 2014 года дефицит субъектов и муниципальных образований составил 2 трлн. 10 млрд. рублей и, по сравнению с 1 января 2014 года, снизился на 0,8%. Мы предполагали, что принятые решения и усилия регионов приведут к более серьезным изменениям размера государственного долга и возможностей субъектов федерации», — подчеркнула Татьяна Голикова.

Объем бюджетных кредитов, который предлагается предоставить регионам для рефинансирования задолженностей, достаточно большой: в 2015 г. – 150 млрд. руб., в 2016 г – 140 млрд. руб., в 2017 г. – 226 млрд. руб. «Надо обратить внимание на возврат, который предусмотрен в бюджете: в 2015 году – 150 млрд. руб., в 2016 году – 135,1 млрд. руб., в 2017 году – 226 млрд. руб. Это эквивалентные цифры, которые не позволят рефинансировать долг. Очевидно, что заложенные меры недостаточны, и предстоит серьезная работа с бюджетами регионов. Мы не можем ограничиться теми мерами, которые сегодня включены в бюджет и в прогноз», — заключила Председатель Счетной палаты.

Источник: Счетная палата РФ