Путешествие по истории и страницам первого номера «Родины» — Российская газета


В числе первых издателей «Родины» — Андрей Иванович Траншель, саксонский подданный, владелец типографии и хромолитографии, где печатался «Гражданин» под редакцией Достоевского и роман «Подросток». О Траншеле упоминает В.В. Тимофеева, читавшая корректуру «Гражданина»: «…Из комнат слева вышел Траншель вместе с невысоким, среднего роста, господином [Достоевским] в меховом пальто и калошах, и оба остановились подле меня у бюро, разговаривая между собою, то есть один задавал короткие и отрывистые вопросы, а другой так же коротко отвечал на них <…>. Траншель провожал его до дверей; я смотрела им вслед, и мне бросилась в глаза странная походка этого человека <…>. — Знаете, кто это? — сказал мне Траншель, когда захлопнулась дверь. — Новый редактор «Гражданина», знаменитый ваш Достоевский! Этакая гниль! — вставил он с брезгливой гримасой. Мне показалось это тогда возмутительно грубым, невежественным кощунством…

Лучший издатель — Альвин Андреевич Каспари, возглавил журнал в 1886 году. Приняв «Родину» с 200-ми подписчиками, он через пять лет увеличил их число до 40 тысяч. Каспари реформировал «Родину» в еженедельный иллюстрированный журнал и стал одним из первых, кто создал еженедельник нового типа — с отдельными бесплатными приложениями («Развлечение: в часы отдыха», «Всемирное обозрение, «Новейшие моды и рукоделия»).

Артемий Гордеев

Перерыв — в 1917 году выпуск «Родины» был прерван более чем на 70 лет.

Возрождение — первый номер обновленной «Родины» вышел в 1988 году (главный редактор Юрий Совцов).


ОБЪЯВЛЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ ЕЖЕМЕСЯЧНОГО ЖУРНАЛА «РОДИНА»

Этот исторический документ был опубликован в первый год существования журнала

«Ввиду множества заявлений со стороны подписчиков на журнал «Вестник Народной Помощи» и посторонних лиц о высылке пробного номера журнала «Родина», мы сочли возможным и полезным выслать таковой, в одном экземпляре, всем подписчикам «Вестника Народной Помощи», — чтобы осязательно познакомить их с направлением «Родины», хотя эта высылка потребовала значительной затраты.

Кроме полученных нами заявлений, побудительную причиною к высылке пробного номера журнала «Родина» служит и то сочувствие и одобрение, которые он встретил со стороны публики и со стороны печати. Мы вполне убеждены, что в близком будущем журнал «Родина» сделается любимою книгою простого русского человека, так как предметы, о которых говорит он, общеинтересны, и знакомство с ними принесет не малую пользу для каждого из читателей, а тем более для молодых людей, окончивших учение в городских и сельских школах и вступивших уже в жизнь.

Отечественная история и география, естественная история, торговля, очерки по химии и физике, открытия и изобретения, внутреннее и внешнее обозрение современных событий, статьи о лечении болезней и о сохранении здоровья, а также советы по сельскому и домашнему хозяйству, — вот содержание нашего журнала.

Артемий Гордеев

Редакция, к счастью для себя, имеет возможность предложить читающей публике полное годовое издание журнала «Родины» за 1879 год, первый год существования журнала. Желающих иметь полное годовое издание журнала «Родина» просят покорнейше поспешить высылкою подписных денег, чтобы несвоевременностью требований, Редакция не была постановлена в затруднительное положение.

Требования подписчиков удовлетворяются через три дня по получении Редакцией подписных денег».

За 19 лет до выхода первого номера «Родины» в России было отменено крепостное право. Просветительской миссией журнала стала помощь читателю в адаптации к новой пореформенной жизни. О чем и сказано в редакционной статье:

«После вступления целых двадцати слишком миллионов народа в жизнь новую для него во всех отношениях, необходимы органы, которые как людей новых, так и людей, живших при прежних ныне отмененных порядках, а равно и новое поколение, растущее уже при других условиях, в которые высокою и мощною царскою десницею вдвинута Россия, — вели бы по новым, едва проложенным путям и быстро, разумно и весьма осмотрительно уясняли им все введенные в наше общество реформы и порядки…»

Артемий Гордеев

С первых номеров «Родина» стала достойным конкурентом легендарной «Ниве» (популярному иллюстрированному журналу для семейного чтения, издававшемуся в течение 48 лет, с 1869 по 1918 год). Неиссякаемо разнообразие тем на страницах юной «Родины»! Взять хотя бы содержание первого номера:

  • Современные события А.С.
  • Нравственная сила А. Севковой
  • Н.А. Некрасов В. Демидова
  • Эдисон и его изобретения В. Соколова
  • Начало возрождения болгарской независимости А.А. Старчевского
  • Валаам И.И.
  • Остробрамская икона
  • Бородинское поле М.В.
  • Телефон В.С.

Рассказы о достижениях научно-технического прогресса, история создания городов, стихи и сказки для детей, советы по лечению болезней… Наши предшественники делали яркий и качественный журнал для семейного чтения. Нынешняя редакция «Родины» старается быть достойной их памяти.

ЗАГАДКА ИЗ 1879 ГОДА

КТО ЛЮБИЛ ОТЧИЗНУ ПО-ЛЕРМОНТОВСКИ?

В апрельском номере за 1879 год мы неожиданно обнаружили стихотворение «Родина», в котором угадывается написанный еще в 1841 году одноименный шедевр М.Ю. Лермонтова. Что это — ранняя редакция произведения? Или нашелся умелый подражатель гениальному поэту?

Ответ еще предстоит найти. Ведь стихотворение в журнале не подписано. У вас, дорогие читатели, есть возможность сравнить…

 

Родина

 

(1841 год)

 

(1879 год)

 

Люблю отчизну я,
                   но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины
                        заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
Но я люблю — за что,
                                не знаю сам —
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем
               люблю скакать в телеге
И, взором медленным
                       пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам,
                       вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни
                   печальных деревень;
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

Люблю отчизну я, но странною
                                     любовью…
Люблю ее — за что, не знаю сам.
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье;
Разливы рек ее, подобные морям;
И знойный юг и север льдистый;
Туманные утра и вечера росисты,
И множество церквей с сияющим
                                             крестом.
Проселочным путем люблю скакать
                                             в телеге,
И взором медленным пронзая ночи
                                                   тень,
Встречать по сторонам, вздыхая
                                          о ночлеге,
Дрожащие огни смиренных деревень.
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи кочующий обоз,
И на холме, средь желтой нивы,
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Веселых баб и мужиков.

 

 Михаил Лермонтов 

Источник: Российская газета