Почему российские вузы уверенно чувствуют себя в международных рейтингах — Российская газета


По данным Института статистики ЮНЕСКО, Россия сегодня входит в шестерку стран-лидеров по уровню общемировой студенческой мобильности. Значит, многие иностранные студенты отдают предпочтение именно российским вузам, выбирая свою образовательную траекторию. И это не случайность: наши университеты активно прописываются в самых престижных мировых образовательных рейтингах. Так, три российских вуза вошли в топ-100 авторитетного Times Higher Education (THE) по физике, четыре — в топ-500 Шанхайского. А в свежем рейтинге QS по вузам стран Восточной Европы и Центральной Азии наши университеты заняли весь «пьедестал».

О том, как делается один из самых престижных международных рейтингов вузов и насколько «круто» в нем выглядят российские университеты, рассказал в интервью «РГ» главный редактор международного рейтинга THE Фил Бати.

Фил Бати: Мы видим большой прогресс у вузов из России. По критериям «интернационализация» и «научные исследования» — стабильный рост. Это важно, особенно в условиях серьезной конкуренции. Весомый фактор — устойчивое развитие вуза, и тут определенно результаты проекта «5-100».

Процесс выхода в топ-100 совсем не быстрый. И стартовав в 2013 году, вы поставили очень амбициозную цель. Проект, безусловно, стал стимулом развития вузов. Ведь в предметных рейтингах Россия уже в топ-100!

У программ, подобных проекту 5-100, две цели: развивать ведущие вузы и сделать их проводниками для образования в целом, «драйверами»

В общем рейтинге THE самый весомый критерий — больше 32 процентов — научные публикации и исследования. Почему?

Фил Бати: Мы прежде всего рассматриваем высокотехнологичные исследовательские университеты. В первую очередь оцениваем их научно-исследовательские компетенции. Университеты почти во всем мире объединяют исследования и преподавание.

Есть мнение, что не вуз должен работать на рейтинг, а рейтинг — на вуз. Согласны?

Фил Бати: Рейтинг не должен влиять на стратегию развития университета. Это лишь информационный инструмент, элемент аналитики и оценки основных критериев развития. Рейтинг не должен диктовать университету, что делать. Более того, мы стараемся «подстраиваться»: постоянно вводим новые метрики для самой полной оценки деятельности вуза.

Как происходит отбор университетов в рейтинг?

Фил Бати: Это личное решение университета — делать заявку, подавать документы. Но мы и сами проводим мониторинг. С руководством вузов во время отборочных процедур не контактируем. Наши эксперты работают со «связными» — в каждом университете есть ответственный представитель, который передает нам документы.

Мнения

О том, как российским вузам удержать позиции и подняться в рейтингах еще выше, «РГ» беседует с членом Совета по повышению конкурентоспособности российских вузов, профессором Бостонского колледжа Филипом Альтбахом и проректором Высшей школы экономики Марией Юдкевич.

Еще шесть лет назад ни один российский вуз не входил в топ-100 мировых университетских рейтингов. В чем прорыв?

Филип Альтбах: Прежде всего это национальная инициатива по повышению конкурентоспособности российского высшего образования. Большой плюс — создание национальных исследовательских университетов и то, что со стороны правительства и академического сообщества им уделяется огромное внимание.

Но по некоторым критериям рейтингов, например по зарплате вузовских профессоров, мы еще далеки от первых мест?

Мария Юдкевич: В рейтингах учитывают средний уровень зарплат. А это вещь лукавая. Важно, как доход распределяется между разными категориями: выдающимися учеными, просто учеными и людьми, которые, так скажем, наукой не занимаются. Зарплата сегодня сильно зависит от исследовательской деятельности. Это тренд.

Не пострадают ли вузы, не получившие господдержки?

Мария Юдкевич: У программ, подобных проекту 5-100, две цели: развивать ведущие вузы и сделать их проводниками для образования в целом, «драйверами». Ни в коем случае нельзя скатиться в перераспределение, когда и деньги, и студенты, и преподаватели переходят в «ведущие». Это как раз может стать побочным эффектом. Но мониторинг по качеству студентов в регионах, где есть вузы из 5-100, показывает: уровень подготовки повышается не только в вузах проекта, но и в остальных.

Стоит задача увеличить в наших вузах долю иностранных студентов. Что для этого нужно?

Филип Альтбах: У вас становится все больше программ на английском языке, и это отлично. Необходимо качественное присутствие в сети (сайт и соцсети). Надо информативно и честно рассказывать о программах вузов. И конечно, большой плюс — участие в международных конференциях и выставках.

Компетентно

Почему рейтингов много, а в первой десятке, как правило, одни и те же университеты, «РГ» рассказал экс-президент Международной ассоциации составителей образовательных рейтингов IREG (2009-2018) профессор Ян Садлак.

Ян Садлак: Сегодня, по нашим данным, существует около 100 национальных и региональных рейтингов и около 30 международных. В образовательных рейтингах, на мой взгляд, расцвет. Но, думаю, в перспективе их количество немного сократится. Дело в экономике. Для производства достоверного рейтинга нужны огромные деньги и силы.

Как понять, насколько объективен тот или иной рейтинг?

Ян Садлак: Открою секрет: рейтинги предвзяты по определению. И эта «предвзятость» (не всегда в негативном смысле) — результат методологии. Ясно, что, например, критерии оценки продуктивности исследований будут отличаться от критериев оценки по трудоустройству выпускников. А некоторые рейтинги объединяют несколько «функций». Так, в Шанхайском для отражения уровня эффективности работы вузовских факультетов используются данные о количестве преподавателей с Нобелевскими и Филдсовскими премиями. Это очень опосредованный показатель. Тем не менее он принимается.

Приходилось ли вам сталкиваться с нечестными рейтингами?

Ян Садлак: Неоднократно. Чаще всего речь идет о недостоверной информации из нечестных источников. Но к счастью, академическое сообщество быстро ориентируется и, понимая, какие инструменты и средства используются при составлении рейтингов, какие-то может забраковать. Но, в целом, рейтинговые организации стараются поддерживать определенные стандарты — ведь это их репутация.

Ежегодно в разных рейтингах на первых местах оказываются одни и те же вузы из США, Великобритании и Китая. В чем их секрет?

Ян Садлак: Объективно, конечно, эти университеты более успешны по всем критериям. Другая причина, скорее, субъективна: большинство рейтингов придают иногда слишком много значения исследованиям. А значит, мы сталкиваемся с научно-издательской индустрией, в которой господствуют западные компании. Что касается вузов Азии, в частности, китайских, то тут вступает в силу еще один важный аспект качественных исследований — деньги. Посмотрите на уровень финансирования китайской университетской науки за последнюю декаду или две — никакой другой стране его не превзойти.

Источник: Российская газета