Значительная часть общества проникается упованием на чудо — Российская газета


Запросы значительной части российского общества обращены к государству. Именно оно должно «должно заботиться обо всех своих гражданах, обеспечивая им достойный уровень жизни». На этом, по данным «Левада-центра», сегодня настаивают 62 процента россиян. Треть опрошенных считают, что государство «должно устанавливать единые для всех правила игры и следить за тем, чтобы они не нарушались». Сторонники же минимального вмешательства государства «в жизнь и экономическую активность своих граждан» составляют меньшинство — 6 процентов. При этом 58 процентов респондентов убеждены, что люди, попав во власть, «быстро теряют внимание к интересам народа». Еще 28 процентов придерживаются мнения, что «элита живет только своими интересами». И только 9 процентов граждан уверены, что «наши органы власти — народные, у них те же интересы, что и у простых людей».

В России сложилась «державная» модель взаимоотношений власти и общества, отмечает Василий Аникин (НИУ ВШЭ) в своей работе «Интересы личности, государства и общества в массовом восприятии населения». К такому же выводу пришли эксперты Института социологии РАН. По их данным, 88 процентов россиян считают, что государство должно защищать интересы народа перед интересами личности.

При таком уповании на власть совершенно естественно, что именно ее, власть, граждане винят в экономических неурядицах и считают ответственной за все. Число россиян, требующих большей заботы от государства, по данным «Левада-центра», достигло 83 процентов. В 1990 году так думали лишь 57 процентов граждан. Более 70 процентов опрошенных считают, что население не может обойтись без государственной поддержки, и только 9 процентов уверены, что люди должны проявлять инициативу и заботиться сами о себе.

На профсоюзы, чья роль в защите трудовых прав населения в условиях нарастающей экономической напряженности, казалось, должна возрасти, граждане тоже не надеются. Недовольство своим положением они по-прежнему изливают начальству. Или не ропщут. Что российские профсоюзные организации в большинстве своем лишь имитируют борьбу за трудовые права населения — факт очевидный. Нет иллюзий на этот счет и у власти. «Профорганизации далеко не всегда берут на себя ответственность за решение конкретных трудовых проблем и споров. И подчас играют сугубо формальную роль в защите интересов работников и трудовых коллективов в целом», — сказал Владимир Путин, выступая на одном из съездов ФНПР. Привыкших к «карманным» профсоюзам рабочих не так-то просто подвигнуть к свободной самоорганизации, научить отстаивать свои интересы.

Большинство россиян считают, что государство должно обеспечивать своим гражданам достойный уровень жизни

Точно так же и российских государственных менеджеров (во многих из них еще сильна советская закваска) нелегко приучить к мысли, что профсоюз по своему социальному предназначению не слуга администрации, а ее контролер, оппонент. И что всякое выступление в защиту прав рабочих не следует расценивать как проявление экстремизма, а профсоюзных лидеров приравнивать к вождям политической оппозиции.

Эксперты отмечают закономерность: чем ощутимее для населения падение уровня жизни, тем сильнее патерналистские настроения. «Многие властью недовольны, считают, что она недостаточно навела порядок, оттого-то так много кругом воровства, коррупции, всякого беспредела. Но люди не понимают, как можно свое недовольство властью во что-то конвертировать и, кроме власти, не видят никого, кому можно пожаловаться на власть», — говорит научный сотрудник Института социологии РАН, член Научного совета ВЦИОМ Леонтий Бызов.

Под влиянием экономического кризиса, избавление от которого граждане связывают только с государством, растет число трудоспособных людей, не желающих работать. Они стремятся стать получателями социальной помощи, полагаются только на власть. Более половины россиян (53 процента) считают, что личное вмешательство первых лиц государства — самый эффективный способ управления кризисными процессами. По оценке 21 процента опрошенных, Путин — «энергичный и эффективный государственный деятель, который берет на себя личную ответственность за решение самых сложных проблем». Еще 13 процентов респондентов отмечают, что правительство «заботится о проблемах простых людей и при любом осложнении стремится оказать им быструю и эффективную помощь».

Значительная часть общества проникается упованием на чудо, совершить которое способна только власть

По данным «Левада-центра», 57 процентов россиян считают, что «жить трудно, но можно терпеть». Однако лишь 12 процентов опрошенных проявляют активность — ищут и находят возможности улучшить свое положение. А российские политики между тем распевают привычную мантру про ответственность власти, ответственность бизнеса. Но ни власть, ни бизнес не способны творить чудеса. Все же, что там ни говори, причины, вынуждающие власть все чаще переходить от системного управления к ручному, не сводимы к чиновничьей нерадивости или к социальной безответственности бизнесменов.

Об ответственности так называемого простого человека за положение его собственных дел на государственном уровне говорить не принято. Он — лишь объект попечения. К его инициативе, самостоятельности, гражданским ресурсам государство и «социально ответственный» бизнес, эти главные попечители, не апеллируют. Вольно или невольно в массовое сознание транслируется установка на ожидание от власти скорой магической помощи, культивируется патерналистский, а не партнерский тип отношений между государством и его гражданами. В итоге значительная часть общества проникается упованием на чудо, совершить которое способна только власть.

Источник: Российская газета