Воздух в столице стал чище, хотя количество машин выросло — Российская газета


Экология в любом мегаполисе всегда одна из самых волнующих проблем. Что происходит с ней в Москве? Какие наблюдаются тенденции? Об этом шел в редакции «РГ» разговор с руководителем департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Антоном Кульбачевским.

Антон Олегович, сегодня ночью в воздухе на юго-востоке столицы было в очередной раз зарегистрировано превышение сероводорода в пять раз. Острее всех неприятные запахи почувствовали жители районов Выхино и Жулебино. Донеслись они и до Печатников, и до Рязанского района. Хотелось бы узнать, кто же испортил воздух в этой части города?

Антон Кульбачевский: Скажу сразу: запах тухлых яиц, а именно так пахнет сероводород, конечно, неприятен, но опасности в пятикратном превышении его содержания в воздухе нет. Для того, чтобы как-то сказаться на здоровье человека, превышение должно быть раз в 300. Такого в Москве никогда не было и быть не может. Ну, а на вопрос, от какого именно предприятия шел этот запах минувшей ночью в такой небольшой дозе, сказать трудно даже нам, специалистам. Скорее всего, запах этот — «букет» от целого ряда предприятий ЖКХ, промышленных, очистных сооружений и других, существующих в любом мегаполисе, а также от автотранспорта. Его бы не было вовсе, если бы не тот факт, что рассеивание запахов по ночам в безветренную погоду в Москве намного хуже, чем днем.

За выбросами с Московского нефтеперерабатывающего завода Мосэкомониторинг теперь следит каждую минуту

При любых всплесках запахов москвичи традиционно грешат на Московский нефтеперерабатывающий завод, а руководство предприятия чаще всего не признает своей вины. Чтобы исключить споры, кто же виноват в каждой конкретной ситуации, вы ставили вопрос, что датчики, контролирующие его выбросы, должны быть подключены к городской системе Мосэкомониторинга. Удалось этого добиться?

Антон Кульбачевский: Удалось. И не только МНПЗ, но и другие 60 из 80 оставшихся предприятий в городе сейчас оборудованы датчиками. И какие от них идут выбросы, влияющие на экологическую ситуацию, мы теперь знаем не то что по часам, а по минутам. Но главное, чего город добился за эти восемь лет, это то, что МНПЗ как один из загрязнителей столичного воздуха выделил на тотальную реконструкцию 250 миллиардов рублей и активно занялся ею. Первый этап уже позади. Его результат — выбросы в атмосферу от завода сократились на 50%, а в Москву-реку их не стало вовсе. И жители Капотни сегодня живут уже в совершенно других реалиях. Мэр Москвы Сергей Собянин, недавно побывав там, поинтересовался: ну как — по-прежнему пахнет нефтеперерабатывающий завод? Возникла пауза: присутствующие задумались: пахнет ли? А ведь еще недавно такой вопрос и задавать не нужно было, с жалоб на запахи начинался любой разговор в этом районе. На недавнем экспертном совете, который проводил Сергей Собянин по экологии, руководство завода доложило, что к концу этого года там запустят новую установку по переработке нефти «Евро-плюс», которая заменит пять других устаревших установок. В результате воздействие на атмосферный воздух сократится на 11% с каждой перерабатываемой тонны нефти. Значит, в окрестностях завода и в целом в Москве воздух станет еще чище.

А что же остальные 20 предприятий — исправляются?

Антон Кульбачевский: Например, табачная фабрика «Лигетт-Дукат» просто вывела грязное производство из Москвы, поняв, что спокойной жизни в столице им не будет. Остались нужные городу пищевые комбинаты, автобазы, автосервисы, нефтехранилища… Они все у нас под конт­ролем.

В последние годы главным загрязнителем воздуха в Москве все-таки был транспорт — на его долю приходилось 90% выбросов. А сейчас? Но сейчас парк городского общественного транспорта обновился, москвичи тоже ездят в основном на иномарках с двигателями «Евро-5″…

Антон Кульбачевский: Действительно, автобусы по Москве сейчас ходят только с двигателями не ниже класса «Евро-4», а большей частью — «Евро-5». И бензин на заправках с 2016 года тоже только «Евро-5», что существенно очистило городской воздух. А с 1 сентября по Москве пойдут первые электробусы — вообще экологически чистый транспорт. С 2023 года Москва от закупки автобусов и передвижных средств с двигателями внутреннего сгорания откажется совсем. Но проблема в том, что количество личного автотранспорта в столице продолжает расти: если в 2010 году у москвичей было 3 миллиона машин, то сейчас их уже 4,5 миллиона. Представляете, что было бы у нас с воздухом, если бы не принятые правительством Москвы меры. У нас же, несмотря на такое увеличение автомобильного потока, выбросы от транспорта сократились на 150 тысяч тонн в год — с 1 миллиона тонн до 850 тысяч.

Полный отчет с «Делового зав­трака» с Антоном Кульбачевским читайте в одном из ближайших номеров.

Источник: Российская газета