• Ср. Мар 3rd, 2021

    Что вы понимаете в колбасных обрезках? Ощущение несправедливости растет | В России | Политика

    Автор:Николай Быков

    Мар 3, 2021

    Ещё совсем недавно популярная телевизионная реклама варёной колбасы «Папа может» вызывала у телезрителей скорее доброжелательную усмешку.

    Вячеслав Костиков, руководитель центра стратегического планирования «АиФ»

    Папа-крепыш и добрый семьянин режет докторскую колбасу толстыми, в палец, кусками и бросает на сковородку. Жена счастливо улыбается, а дети скачут от восторга…

    Теперь эта реклама может вызвать другие чувства. Причина — распространившиеся по стране слухи о возможном подорожании колбасно-молочных изделий, составляющих в не слишком обеспеченных семьях значительную часть рациона питания. Слухи о подорожании колбасы (чуть ли не на 15%) наложились на реальное подорожание других важных элементов народного стола — сахара, подсолнечного масла, макарон, гречки, молока, яиц. Правительство, встревоженное негативной реакцией населения, пообещало разобраться. Цены ненадолго притормозили, но потом они снова начали расти. Убедительных объяснений причин роста людям пока не предоставили.

    Где колосятся нивы?

    Недовольство населения связано не только с тем, что пустеет и без того небогатый карман. Появляется оно и оттого, что гражданам постоянно и красочно рассказывают об успехах нашего сельского хозяйства — какой рекордный урожай мы собрали, как стремительно растёт поголовье скота и как нам теперь наплевать на всякого рода западные санкции. Словом, лозунг «Так победим!», как и в советские времена, не сходит с телеэкранов.

    Успокаивающим фактором для людей скромного и ниже скромного достатка в какой-то степени было то, что власть время от времени открывала свои денежные закрома и шумно рассыпала новые меры соцподдержки: детские пособия, пособия многодетным семьям, материнский капитал, льготы для пенсионеров. Но проходил год, проходил другой, а в карманах от этих щедрот звона почему-то не прибавлялось. Напротив, от постоянного роста цен на продукты, инфляции, налогов, подорожания тарифов ЖКХ и лекарств, от всё новых штрафов для автомобилистов протирались всё новые дыры. Это уже сказывается на общем экономическом климате страны. Предприниматели, особенно средние и мелкие, не выдерживают натиска ограничений, поборов, запретов и коррупционных нагрузок со стороны чиновничества и силовиков. ТАСС опубликовал удручающие цифры: число банкротств физлиц и индивидуальных предпринимателей в 2020 г. выросло на 73%. (Понятно, что год из-за пандемии был не самый простой, но мне кажется, дело не только в коронавирусе.) И это при непрестанных разговорах о том, что правительство вот-вот начнёт использовать «гильотину» против всякого рода бюрократических ограничений бизнеса. Судя по всему, гильотина находится где-то на стадии проектирования. Отсечённых голов пока не видно.

    Неудобные вопросы

    Раздражение усиливается и оттого, что телевидение с каким-то невероятным восторгом вещает о том, как живёт и радуется жизни другая часть России — тот 1% населения, доходы которого измеряются миллионами и миллиардами. Какие напряжённые, но счастливые будни у руководства госкорпораций, министров и депутатов, у банкиров и артистов. В многочисленных интервью они докладывают, какие себе строят квартиры и дачи, какие роскошные одеяния у их любовниц, какими плавают яхтами и какие квартиры покупают в Лондоне рядом с дворцом королевы Елизаветы II.

    В последние дни в умах пап и мам, вынужденных теперь резать докторскую колбасу тонкими лепестками, неудобные вопросы возникают по поводу строительства Романом Абрамовичем новой 145-метровой яхты за 44 млрд руб., подобной которой нет даже у королевских семей на Ближнем Востоке (как шутят в соцсетях, это наш ответ на запуск американцами марсохода). Или по поводу продажи бывшим владельцем «Уралкалия» Дмитрием Рыболовлевым личного самолёта. Дескать, устарел, пора покупать новый. В устаревшем самолёте, как выяснилось, помимо столовой, гостиной, нескольких спален и кинозала есть ещё и ванная комната. А почему бы и нет? Ведь так приятно после хмурой России понежится по пути в Лондон или Монако в ванной.

    Пока только шорох

    Похоже, шорох раздражения по поводу разговоров о небывалом росте народного благосостояния, несмотря на противошумную защиту, достиг-таки ушей обитателей Кремля. Заглянули в отчёты социологов. Оказалось, несмотря ни на что, оценка работы самого В. Путина твёрдо держится на уровне 60%. А вот настроение людей на некотором отдалении от центра Москвы, несмотря на телевизионный оптимизм, заметно падает. В год (по оценкам Фонда общественного мнения) — примерно на 10%. Страна уже как бы поделена на две части.

    Нетрудно предположить, что возмущение по поводу толщины колбасной нарезки может перекинуться и на другие параметры жизни. Оно всё чаще перемещается от обеденного стола в сторону социальных явлений: оплаты труда, системы образования, социальной справедливости, пропасти между богатыми и бедными. В последнее время всё чаще говорят о наследственной бюрократии, чрезмерном влиянии силовиков, о невозможности простых людей влиять на принятие государственных решений. А это уже политика. Пока она тлеет внутри общества, выплёскиваясь на поверхность в небольших дозах. Протестный потенциал за год вырос незначительно. По оценкам ФОМ — на 6%. И всё же, на мой взгляд, на проблему нельзя закрывать глаза.

    На недавней встрече с редакторами ведущих СМИ президент дал понять, что в Кремле видят нежелательные тенденции. Отвечая на вопрос о Навальном, В. Путин сказал, что акции в поддержку «берлинского пациента» вызваны тем, что у людей накопилось раздражение из-за ухудшения качества жизни: «Возникает недовольство в том числе по отношению к условиям, в которых они живут, уровнем своих доходов».

    Ощущение народом несправедливости нынешнего экономического и социального мироустройства растёт, сводить концы с концами становится всё труднее и работающим людям, и семьям с детьми. Социологи отмечают нарастание агрессии, в том числе внутри семьи. Мне представляется весьма опасным такое недавно родившееся понятие, как «самоощущение бедности», когда человек теряет перспективу, ориентиры и друзей, уходит в социальное и культурное подполье. В результате нация утрачивает ощущение единства и всё более раскалывается на сегменты.

    Хорошо, что там, наверху, обратили внимание на нежелательные тенденции. Но повлекут ли оценки президента какие-то реальные изменения в стране, будут ли запущены реформы, в том числе и политические? Или всё закончится очередной раздачей микроскопических порций «успокоительного для народа», которые через несколько месяцев будут сведены к нулю инфляцией и мерами по спасению внешнеполитических друзей?

    * * *

    У России есть одна идущая из дали веков и навязанная «глубинному народу» властью опасная привычка — привычка к бедности. Бедность не воспринимается ни властью, ни населением как результат плохого управления, ошибочной политики, чрезмерных амбиций, а как нечто, проистекающее «от обстоятельств». Чаще всего от обстоятельств внешних. И всякий раз, когда бедность демонстрирует народу свой «обновлённый лик», её воспринимают скорее со смирением, чем с негодованием. Иногда с горькой иронией. «Черта бедности — это когда у тебя ни черта нет». «В свободное от нищеты время я хожу на работу».

    Вот и теперь. Как только пошли слухи о подорожании колбасы и сосисок, сразу же появились рецепты, чем можно заменить столь вредную для здоровья папину колбаску. Интернет буквально засыпан рецептами щей из крапивы, салатов из одуванчиков. Появились и анекдоты.

    — Больная, вам срочно надо похудеть. 
    — Доктор, но у меня конституция такая. 
    — Конституция у нас хорошая, только что обновили. Жрать надо меньше.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

    Источник: АиФ