• Вс. Июн 12th, 2022

    Коп в мешке. О чем рассказывает полицейский, сбежавший из США в Россию? | Люди | Общество

    Автор:Николай Быков

    Июл 1, 2020

    «Если тебе дали линованную бумагу, пиши поперёк» – сказал однажды классик американской литературы Рэй Брэдбери. Людей, которые готовы так поступать, немного. Один из них, бывший американский полицейский Джон Дуган, достал своё начальство бесконечным правдоискательством. А вот в России он, похоже, прижился.

    Дело было так: в 1999 г. Джон уволился из Корпуса морской пехоты США и поступил в полицию штата Флорида, округ Палм-Бич. Расследовал кражи со взломом, ограбления, а затем и умышленные убийства. Со временем стал замечать, что некоторые коллеги нарушают закон, допускают злоупотребления полномочиями и фабрикуют уголовные дела. Рапорты начальству ни к чему не привели.

    Блондинка по имени Джон

    Тогда он передал собранный компромат в местную газету, и вот тут у Дугана начались настоящие проблемы. Через 6 лет полицейской службы пришлось уволиться. Всё бы ничего, но, оставшись не у дел, он создал сайт, на котором «хорошие полицейские» могли публиковать данные о злоупотреблениях «плохих полицейских». Дуганом заинтересовалось ФБР, в его доме прошли обыски, оргтехнику изъяли, банковские счета заблокировали. Отягчающим обстоятельством сочли то, что Джон ранее ездил в Россию, завёл там друзей. Жена с двумя детьми ушла, подав на развод. Жизнь определённо дала трещину.

    Кончилось тем, что в 2016 г. Джон, надев женский парик, бежал из США через канадскую территорию. Трудно сказать, как бывшего морпеха приняли за даму, пусть даже в парике блондинки. Либо с большого бодуна, либо от избытка толерантности. Но факт остаётся фактом: он добрался сначала до Турции, а потом и до России. Здесь ему дали политическое убежище, и теперь он ждёт российского гражданства.

    Бывший американский полицейский Джон Дуган. Фото: Кадр youtube.com

    «Это война»

    Кто лучше всех расскажет, что и почему сейчас происходит в США, как не бывший американский коп? Корреспондент «АиФ» застал его за очень важным делом: за рулём белого внедорожника он знакомился со своей новой родиной.

    – Хэллоу, Джон! Можете объяснить, что и почему сейчас происходит между чернокожими американцами и полицией? Это война?

    – Чёрное население США на самом деле далеко не всегда настроено мирно. Вот недавно в Атланте одного чёрного парня застрелили за то, что он пытался отнять у полицейского электрошокер. Но и про американских полицейских нельзя сказать, что они мирные люди. То, что между ними происходит, зачастую больше напоминает войну, чем дружеское общение на барбекю (на шашлыках по-вашему). Да, это война.

    – Вот вы, стопроцентный американец, как у вас говорят, All American, объясните мне, почему, когда сейчас в США говорят: «Все жизни имеют значение» – это расизм, а когда говорят: «Жизни чёрных имеют значение» – это борьба за гражданские права?

    – Глупость, конечно. Полицейские действительно ­часто ­изначально хуже относятся к чёрным, чем к белым. К сожалению, для этого есть свои основания. Как известно, уровень преступности среди чёрного населения куда выше, чем среди белого. И это проблема.

    Хотя как бывший коп скажу, что полиция в Америке ни к кому хорошо не относится – ни к чёрным, ни к белым. В прошлом году она убила около тысячи человек.

    – Вы не раз заявляли, что полиция в США имеет слишком много прав. Но от копа, даже бывшего, странно такое слышать. Это, как говорят в России, «пчёлы против мёда».

    – То, что я заявлял насчёт прав полиции, – это действительно так. Наш полицейский, по сути, может убить кого угодно. И ему за это ничего не будет, если дело не превратится в общественную кампанию, как это случилось с Джорджем Флойдом.

    – Да, но и сам Флойд, как говорят, не был ангелом. Всё ли было чисто с его задержанием?

    – Мне кажется, в целом полицейские всё делали по инструкции: увидели подозреваемого, решили его задержать. Видимо, само задержание было проведено с нарушениями. На видеозаписи, которую я смотрел, не видно никакой необходимости давить на шею Флойда коленом. Даже при том, что он совершил преступление, с чем никто не спорит.

    У кого больше прав?

    – Полагаете, полиция в России имеет меньше прав, чем в США? У нас, кстати, тоже идёт общественная дискуссия, не слишком ли много прав у полиции и Росгвардии. Особенно при разгоне акций протеста.

    – Мне кажется, полиция в России имеет слишком мало прав. Я бы предпочёл что-то среднее между русскими и американ­скими правами для правоохранительных органов на применение насилия – чтобы тут их было побольше, а там поменьше. Насколько мне известно, в России полиция не всегда может вас обыскать, тем более арестовать при подозрении, что вы вооружены. Это, мол, нарушает ваши гражданские права. А если у вас при себе «пушка»? В США же при одном подозрении, что при вас находится огнестрельное оружие, коп может вас просто пристрелить. И, повторяю, ему за это в 9 случаях из 10 ничего не будет. Даже из полиции могут не уволить. Потому я считаю, что быть полицейским в России – это очень опасная работа.

    – В чём разница между русскими и американскими копами?

    – Я бы сказал, что в России полицейские гораздо более миролюбиво настроены к населению и реже допускают неоправданную жестокость. И они десять раз подумают, прежде чем открыть огонь. При этом совершившего мелкое правонарушение здесь за небольшую взятку полицейские могут и отпустить. Например, если он пил пиво в неположенном месте. В Штатах же полицейские взяток практически не берут, но могут и пристрелить ни за что. Согласно решению Верховного суда, принятому в конце 1980-х, полицейский может стрелять на поражение, если он лишь «почувствовал угрозу» для жизни – своей или окружающих.

    И ещё одна проблема: сейчас в нашей полиции служит слишком много тех, кто хочет убивать людей. Не готовы сделать это в случае необходимости, а именно хотят. При этом не стоит думать, что в американской полиции служат одни убийцы. Большинство – честные парни, которые просто делают своё дело.

    – Вы довольно много путешествуете по России. Приходилось ли сталкиваться с нашей полицией, например с дорожной? Вы же сами за рулём.

    – Конечно, приходилось. Всё, что я сказал выше, как раз было почерпнуто из разговоров с русскими копами.

    – Интересно, как вы с ними общались? Вы же не говорите по-русски, а они вряд ли говорят по-английски. Как мы тут иногда шутим, у них свой особый полицейский язык, который с русским не всегда совпадает.

    – А вот тут вы ошибаетесь. Мне самому было удивительно, но многие офицеры полиции в России говорят по-английски. На прошлых выходных (у меня даже есть видео) меня остановили на чек-пойнте… Как это будет по-русски?

    – Наверное, на посту ДПС.

    – Вот-вот, на посту дорожной полиции под Саратовом. Так офицер, который меня остановил, по-английски как раз говорил, причём довольно неплохо. Конечно, говорят не все, это как повезёт. На этот случай я взял в поездку переводчика.

    Победителей не будет

    – Возвращаясь к Америке: как вы полагаете, кто выйдет победителем в нынешнем противостоянии полиции и чернокожих?

    – Победителей не будет. Проиграют все – и чёрные, и белые. Поймите, эти выступления, не только чёрных активистов, но и белых тоже, часто перерастают из акций протеста против полицейского произвола в обыкновенные погромы, поджоги, грабежи магазинов. Всё это подогревается Демократической партией в преддверии осенних президентских выборов. А у нас так: как только приближаются выборы, всякие права уходят на второй план.

    – Вы сейчас ездите по России. Где находитесь?

    – Нахожусь в Саратовской области, собираюсь в Самару. В конечном итоге хочу доехать до Сахалина.

    – Как вам Саратов, Волга?

    – Я в восторге! Друзья говорили мне, что это очень красивые места, но я не мог себе представить, насколько здесь здорово. Вот сейчас сижу на берегу Волги в кемпинге в компании моих новых друзей. Люди у вас отличные!

    Источник: АиФ