Старообрядческий митрополит Корнилий: «Мы все — советские люди» | Религия | Общество


927131d4a05aea68641fcf42d2f84f50.jpg

Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Корнилий (Титов) отмечает своё 70-летие. Старообрядческого первоиерарха с юбилеем поздравил президент Российской Федерации Владимир Путин. Накануне визита главы государства митрополит Корнилий дал интервью АиФ.ru

В кругу сочуствующих

Алексей Чеботарёв, АиФ.ru: Владыко святый, староверы, кажется, всегда хотели, чтобы государство оставило их в покое. Кто и что изменилось сейчас — государство или староверы — что Церковь уже не уклоняется от государства?

— В течение сотен лет государственные институты выступали в качестве инструментов гонения на старообрядчество. Те немногочисленные периоды истории, когда староверов на какое-то время оставляли в покое — уже считались благословенными.

В наши дни общественно-политические условия радикально изменились. Обществом и государством давно осознана ценность древнерусской культуры и традиции, официально признаны и существующие старообрядческие общины. В этих условиях, условиях свободы вероисповедания, не только возможно и допустимо, но и желательно взаимодействие старообрядчества и государства в вопросах нравственности, морали, сохранения духовных и исторических ценностей, защиты национальных и социальных интересов граждан страны.

Обществом и государством давно осознана ценность древнерусской культуры и традиции, официально признаны и существующие старообрядческие общины.

— Что нужно от государства Старообрядческой церкви?

— Государство вполне может содействовать репатриации старообрядцев, проживающих за пределами исторической Родины, возвращать здания храмов и монастырей, осуществлять посильную помощь в развитии старообрядческих просветительских проектов, исследовательских и социальных инициатив. В частности, на встречах с главой государства мы просили помочь в реставрации здания Старообрядческого института, переданного РПСЦ недавно в разрушенном состоянии. Президент обещал содействие. Просили также о передаче храма в Гавриковом переулке, из которого в 90-е годы сделали спортзал.

— Отношения Церкви и КГБ в СССР были очень непростыми. Сложно ли вам находить общий язык с главой государства, учитывая его прошлое?

— Нет, не сложно. Все мы советские люди, выходцы из советского государства, в котором было почти невозможно жить, не соприкасаясь с разными государственными, социальными и партийными институтами. Демократические реформы, проведенные в конце 80-х — начале 90-х годов, позволили людям переосмыслить годы советского безбожия, и с тех пор очень многие пришли в Церковь или хотя бы изменили свои представления о Боге и предназначении человеческой жизни.

Президент РФ Владимир Путин и митрополит Московский и всея Руси Русской православной старообрядческой церкви Корнилий во время встречи. 16 марта 2017.
Президент РФ Владимир Путин и митрополит Московский и всея Руси Русской православной старообрядческой церкви Корнилий во время встречи. 16 марта 2017. Фото: РИА Новости/ Алексей Никольский

— Но всё равно о Старообрядческой церкви по-прежнему знают немного. Почему?

— Да, большинство не знает и того, что «старообрядчество» и «старообрядцы» — это навязанные нам названия, мы — православные (или древлеправославные) христиане. Мы не избалованы вниманием. За 10 лет у меня было одно интервью телеканалу «Россия-24». А газета «Аргументы и факты» вообще брала интервью у митрополита нашей Церкви Алимпия только в начале 90-х годов, на его 70-летие. И это вот интервью тоже на 70-летие — уже моё.

Поэтому мы иногда сталкиваемся с противодействием строительству наших храмов только из-за незнания. Местные власти говорят, что, мол, нам не нужны эти «сектанты». Приходится губернаторам и их помощникам рассказывать историю нашей Церкви, объяснять, что нас признают в высших эшелонах власти и я член совета при президенте… На самом «верху» намного чаще встречаются люди, которые хорошо знают старообрядчество, или вспоминают о своих корнях. Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин, например, — из старообрядческих мест, поэтому у него доброе к нам отношение. Но в сознании многих мы что-то вроде мамонтов, которые когда-то были, а потом куда-то делись.

Считаю, чтобы понять наше древлее православие, надо жить им. Но и до внешних всё-таки что-то доходит. Есть круг сочувствующих нам, и он всё сильнее расширяется.

Чтобы понять наше древлее православие, надо жить им.

Флот в помощь

— А число верующих растёт?

— Сложно сказать. Вроде бы нынешний уровень развития техники и общества облегчает жизнь верующим и исполнение ими церковных правил и традиций. Раньше иной раз требовалось много часов, чтобы добраться до храма, а если до отдаленного монастыря — то на дорогу уходили недели и месяцы. Сейчас есть автотранспорт, авиация, флот, которые позволяют добраться в любую точку земного шара в десятки раз быстрее. Интернет помогает получить быстрый доступ к просветительским материалам, библиотекам, архивам. Легче стало поститься. Сегодня и зимой, и летом легко купить разнообразные овощи, фрукты, в то время как в совсем недавнее советское время в Великий пост многие были вынуждены питаться лишь макаронами да картошкой.

Но современным людям всё равно трудно войти в нашу Церковь, трудно пребывать в ней. Походят, посмотрят — и разворачиваются: здесь надо поститься, молиться, здесь богослужения долгие, надо бороду носить, нельзя блудить, курить и пьянствовать. Даже многие из наших коренных и те, кто крестился, долго не выдерживают, отпадают.

— Даже подстригать бороду нельзя? А если начальство велит?

— Нельзя. Это неправильно, когда мы поправляем данный Богом образ — он мужчину создал с бородой, а мы пытаемся прикинуться красивей и моложе. Не должно быть такого протестантского духа, должен быть дух смирения. Борода — это твой крест. Его хотя бы понеси, такой маленький крестик — тебя не жгут, руки не отрубают, в земляную яму не сажают. Потерпи или лучше поменяй работу.

— По этой логике нужно и магазины в воскресенье закрывать, как предлагают ваши коллеги из РПЦ…

— Не думаю, что закрытие магазинов поможет христианизации общества и заставит людей активней посещать богослужения.

Но нужно стараться жить независимо от этого мира. Есть пример — знаменитая Агафья Лыкова. Она живёт в тайге, по-прежнему далеко от нынешней цивилизации, но мир сам к ней тянется.

— То есть нужно всем в леса уйти, как её семейство?

— Нет, городской человек не сможет жить без цивилизации. Но уйти от грехов — необходимо, нужно их изживать.

Мы должны жить в этом мире, но не должны жить по его духу, потому что нынешним миром правит дьявол.

— Но как можно, живя в мире, уйти из мира?

— Для начала хотя бы телевизор не смотреть, пореже пользоваться интернетом — только для доброго дела или просмотра душеспасительного фильма, передачи или чтения книги. Апостол говорит: «Всё мне позволительно, но не всё мне полезно». Нужно всегда ставить себе вопрос — полезно ли то, что я хочу сказать или сделать, для моей души?

Мы должны жить в этом мире, но не должны жить по его духу, потому что нынешним миром правит дьявол. И всё агрессивнее наступает на нас с Запада с его однополыми браками. Наш путь — это выверенная святыми дорога в Царство Божие, вдоль которой вешки расставлены.

А заповеди — «не сотвори себе кумира», «не убей», «не укради» — всегда современны и должны исполняться в любую эпоху.

Источник