• Сб. Окт 15th, 2022

    Альпинизм в стиле рок-н-ролл: почему надо смотреть «Вершину страха»

    Автор:Николай Быков

    Окт 15, 2022

    Неоспоримое достоинство ленты — великолепные горные пейзажи. Маттерхорн, Айгер и Монблан — знаменитая большая тройка альпийских вершин — представлены в картине «широко и богато».

    Оператор Адам Холл постоянно пытается объять пространство снега и скал, давая зрителю увидеть то многокилометровые горнолыжные склоны, утопающие в белизне, то гигантские каменные изваяния, испещрённые венами скалолазных веревок всех цветов и размеров.

    В отдельные моменты происходящее на экране чем-то напоминает картины Николая Рериха, на которых горы представлены величественно и загадочно одновременно. Хотя порой видно, что у картины небольшой бюджет, проявляющийся в фанерных валунах, катящихся на главных героев, и компьютерной графикой, передающей привет из позапрошлого десятилетия, но виды горнолыжного курорта искупают многое.

    При этом видно, что «Вершину страха» делал не дилетант, который про скалолазание читал только в книгах. Джулиан Джилби, режиссер ленты, является по совместительству также опытным альпинистом, который после пребывания в Шамони решил снять об этом месте фильм. Потому важной частью картины является не только восхождение на вершины, но и жизнь у этих самых вершин.

    Бары, ставшие своеобразными культурными центрами для туристов, каждодневные попойки и бешеное улюлюкание, когда по телевизору показывают очередного энтузиаста, избравшего наиболее трудный и опасный маршрут для своего следующего похода. Все это является составной частью «рок-н-рольного альпинизма», культурного феномена, при котором молодые люди днем покоряют невозможные высоты, а вечером беззаботно веселятся, попутно строя планы на новое приключение.

    Потому сильная сторона фильма — он дает понять людям, которые никак со скалолазанием не связаны, почему многих так тянет в горы: преодоление своих возможностей, каждодневный риск с дозами адреналина и единение с природой. Отдельные эпизоды вызывают чувство, сопоставимое с трепетом, когда камера отходит назад, и оказывается, что герои, которые так лихо орудовали ледорубами и легко прыгали с одного уступа на другой, всего лишь муравьи на теле каменного гиганта. При этом режиссер не романтизирует уклад жизни альпинистов, постепенно показывая, что горные массивы таят в себе множество опасностей: от суровых погодных условий до банальной случайности в виде упавшего камня. Как подмечается одна из героинь: «В августе, когда сойдет снег, трупы будут находить каждый день».

    Если бы «Вершина страха» была документальным фильмом, то ее выгодно выделяли бы среди прочих богатый опыт создателей в сфере альпинизма и стремление показать две стороны одной медали. Однако перед нами игровое кино, и тут возникают неоднозначности. Проблема даже не в банальном сюжете, чья роль сводится скорее к простому обоснованию того, почему герои (к слову, не особо примечательные личности) вновь и вновь лезут туда, откуда рискуют не вернуться. Фильм будто сам не понимает, о чем он рассказывает историю.

    «Summit fever», оригинальное название ленты, переводится как «лихорадка вершин» и имеет два значения: «побуждение достичь вершины горы любой ценой» и «навязчивая потребность выполнить поставленную задачу». С этой точки зрения, лента Джулиана Джилби посвящена одержимости постоянно рисковать своей жизнью, чтобы подняться на очередную высоту. Выразителем этой темы в большей мере является Жан-Пьер в исполнении Мишеля Била («Эмили в Париже»), профессиональный «восходитель», у которого на глазах погибли друзья, а он уже на следующий день ищет тех, кто проспонсирует его новую авантюру. Этому вторит линия главного героя Майкла, сыгранного Фредди Торпом («Овердрайв»), который постоянно сопровождает друга, попутно пытаясь уберечь того от беды.

    Но странное дело — создатели картины предупреждают зрителей, насколько опасен альпинизм (а также маниакальное стремление любой ценой достичь поставленной цели), но попутно будто приглашают их все-таки попробовать вкусить разряженного воздуха на трехкилометровой высоте. Майкл, сначала скептически относившийся к покорению «альпийской тройки», довольно скоро втягивается в происходящее и уже с ретивостью Жан-Пьера спешит в очередное путешествие. Однако это подается в том ключе, что только в горах главный герой начинает по-настоящему жить. Не случайно фирма, куда устраивается юноша в самом начале, рисуется мирком скуки и алчности, а горнолыжный курорт — бесконечным пространством, над которым так и хочется возвыситься.

    Получается такая ситуация: с одной стороны, перед зрителем фильм про одержимость, с другой — про стремление прожить жизнь полно и с целым каскадом эмоций. Не сказать, что эти темы противоречат друг другу. Но их сочетание в картине приводит порой к не столько абсурдным, сколько кощунственным эпизодам, когда гибнут профессиональные альпинисты, а их друзья воодушевленно выдают что-то между «Ну, он умер с улыбкой на лице» или «Зато они занимались любимым делом». Слабое утешение для тех, кто пролетел километровую высоту и сгинул в бездне или замерз насмерть.

    Источник: Российская газета