• Вт. Апр 26th, 2022

    Акционерам перестанут выплачивать дивиденды по почте — Российская газета

    Автор:Николай Быков

    Апр 26, 2022

    «Согласно сведениям, размещенным на официальных сайтах регистраторов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», большое количество акционеров организаций, реестры которых ведут соответствующие регистраторы, относятся к категории «потерянных акционеров». По различным данным, около 6 миллионов граждан России в настоящее время можно отнести к категории «потерянные акционеры», — поясняют правительственные эксперты. — Анализ правоприменительной практики выявил, что акционерные общества несут большие расходы, связанные с направлением сообщений о проведении заседаний общих собраний акционеров или заочных голосований, бюллетеней для голосования и иной информации на почтовые адреса потерянных акционеров, а также с выплатой дивидендов почтовым переводом».

    Законопроект разрешает акционерным обществам приостанавливать направление документов и выплату дивидендов «потерянным акционерам». Член Ассоциации юристов России, почетный адвокат Никита Филиппов обращает внимание, что проектом предлагается отказаться от такого архаичного способа выплаты дивидендов, как почтовый перевод, в пользу использования для выплаты дивидентов банковских счетов.

    «А если денежные средства длительное время возвращаются банком в связи с невозможностью зачисления на счет, то прекратить выплаты вовсе, до востребования дивидентов акционером, — говорит он. — Кроме того, в законопроекте предлагается предоставить возможность обществам прекратить уведомления акционеров по почтовым адресам, содержащимся в реестрах, если все сообщения, отправленные по этим адресам, возвращались отправителю».

    Еще одна новация: предлагается создать реестр «потерянных акционеров», сведения о которых будут включаться в годовой отчет и публиковаться на сайте общества, что будет являться гарантией сохранения прав акционеров. «Таким образом, создается механизм побуждения потерянных акционеров к принятию мер по актуализации информации о себе в реестрах и принятию участия в жизни общества», — говорит Никита Филиппов.

    Важно отметить, продолжает он, что все предлагаемые изменения касаются обществ, в которых число акционеров более пятидесяти, предполагается, что такое ограничение позволит распространить действие новых положений преимущественно на потерянных миноритариев и не создаст почву для махинаций в отношении «активных» акционеров.

    «Единственное, что кажется не совсем обоснованным, так это предложение о распространении обратной силы закона на нововведения, — полагает член АЮР. — Так как прилагаемые изменения потребуют внесения изменений в уставы обществ. Кроме того, сам смысл предлагаемых изменений сводится к оптимизации корпоративных процедур и видится более логичным последовательный процесс изменения сложившегося порядка, а не его безосновательное форсирование. Таким образом, предлагаемые изменения в целом можно оценить как позитивные, т.к. в конечном итоге они должны послужить цели развития рынка капиталов в России, однако предлагаемые изменения фундаментально не решают судьбу акций, которые попадут в число пропавших».

    В свою очередь, руководитель практики правового сопровождения предпринимательства бюро адвокатов «Де-юре» Константин Ткаченко полагает, что в целом существующая проблема пропавших акций требует более существенных изменений в действующее законодательство. «При сегодняшнем уровне цифровых технологий и, главное, доступности этих технологий широким массам граждан, видится перспективным внедрение таких способов участия в жизни компаний, при которых акционеры смогут это делать без очных собраний, без обмена бумажными документами по почте, без получения дивидендов почтовыми переводами и без любых других существующих анахронизмов корпоративной жизни, — говорит Константин Ткаченко. — Именно повышение доступности участия акционеров в жизни общества повысит интерес к ценным бумагам и их привлекательность и будет стимулировать интерес акционеров к реальному влиянию на бизнес-процессы, происходящие в компаниях».

    При этом он отмечает, что внесенный в Госдуму законопроект направлен на стабилизацию гражданского оборота в области рынка ценных бумаг и в настоящее время такие изменения являются необходимыми.

    «Хотелось бы отметить, что рассматриваемый законопроект не изменяет фундаментально правовой статус пропавших акционеров, которые длительное время не принимают участия в жизни общества, его положения направлены лишь на снижение издержек акционерных обществ в части обязанности общества на взаимодействие с такими акционерами, — говорит он. — В России исторически сложилась ситуация, когда большое количество держателей акций не принимают участия в жизни общества. Это связано с событиями 80-90-х годов прошлого века, когда было объявлено о начале перестройки, результатом которой стала приватизация государственных предприятий путем их акционирования в пользу трудовых коллективов. В 90-х годах уровень финансовой грамотности населения в условиях рыночной экономики оставался достаточно низким для того, чтобы обеспечить нормальный оборот ценных бумаг в экономике, плюс к этому многие предприятия оказались нежизнеспособны в условиях рыночной экономики, в связи с чем не выплачивали дивиденды, а в последствии прекратили свое существование, все это в целом не способствовало интересу акционеров принимать участие в жизни общества».

    Он напомнил, что в 2016 году Центробанком России была предпринята попытка урегулирования правового режима «потерянных акционеров». «Суть сводилась с тому, что должен был быть создан фонд, которому бы такие акции передавались в управление, а по истечении длительного срока такие акции передавались бы обществу, а далее оно бы их реализовывало на рынке либо среди акционеров, в зависимости от его организационно-правовой формы», — говорит Константин Ткаченко.

    По его мнению, стоило бы дополнить нынешний законопроект нормам, аналогичными тем, что предлагались Центробанком: когда пропавшие акции передаются в управляющую компанию на длительный срок. А если по истечению этого срока они не будут востребованы, то далее могли бы направляться в гражданский оборот.

    Источник: Российская газета