• Вс. Ноя 7th, 2021

    Ученые нашли ген, от которого зависит болезнь Альцгеймера — Российская газета

    Автор:Николай Быков

    Ноя 7, 2021

    Почему умственные усилия помогают бороться со старческим слабоумием? Сам эффект науке давно известен. Уже понятно, что напряжение мозга способствуют формированию новых нейронных цепочек. Между нейронами появляются новых контакты-синапсы, и пути передачи и обработки сигналов становятся более разнообразными. Но это общие соображения, а каков конкретный механизм?

    Американские ученые из Массачусетского технологического института утверждают, что им удалось найти ответ. По их мнению, умственные занятия стимулируют в мозге активность конкретного гена MEF2. Благодаря ему нейроны сопротивляются угасанию, а мозг в целом — деменции. Почему? Дело в том, что этот ген кодирует белок, который влияет на активность множества других генов. И прежде всего тех, от которых зависит работа нейронов и формирование нервной системы.

    Чтобы прийти к этому выводу, ученые сравнили активность MEF2 и тех генов, которые от него зависят, более чем у тысячи человек. Оказалось, что активность этой генной «команды» намного выше у тех, кто вел напряженную интеллектуальную жизнь.

    Эти результаты подтвердили и эксперименты с мышами. У животных, живших в клетке с игрушками, ген MEF2 в нейронах мозга был более активен, а сами грызуны лучше обучались чему-то новому. У тех, кто жил в пустой клетке, ген был пассивен, а мыши намного хуже справлялись с заданиями.

    И главное. Когда ген MEF2 у животных вообще отключали, то даже разнообразная обстановка в клетке не помогала мышам оставаться умными. Но если у мышей ещё в молодости искусственно стимулировали активность гена, то с возрастом у них меньше накапливался один из белков, с которым связаны болезнь Альцгеймера и другие психоневрологические расстройства, приводящие к деменциям. Дело в том, что такие скопления токсичны и вызывают гибель нейронов. То есть MEF2 подавлял формирование опасных белковых отложений в нервной ткани.

    Исследование опубликовано в издании Science Translational Medicine.

    Источник: Российская газета