• Ср. Окт 27th, 2021

    Сегодня 125 лет Центру неотложной детской хирургии и травматологии

    Автор:Николай Быков

    Окт 27, 2021

    Изначально, еще в позапрошлом веке и до наших дней Центр неотложной детской хирургии и травматологии был просто не реален без милосердия. Менялись эпохи, технологии, менялись подходы к лечению, а учреждение не старело. И ныне задает тон именно потому, что было основано, исповедовало и исповедует милосердие. Нынешнее имя учреждения — Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии. А в народе этот центр спасения, равного которому в мире нет, давно именуют клиникой Рошаля.

    Мой собеседник — заслуженный врач России, директор НИИ НДХиТ Валерий Митиш посматривает на часы. Валерий Афанасьевич всю жизнь, во всяком случае профессиональную жизнь, а он хороший хирург, специалист в области гнойной хирургии, как взрослой, так и детской, привык все рассчитывать по минутам. Произошло это, скорее всего, по той простой причине, что до него долгие годы возглавлял центр, а фактически сделал его таким, каким он есть сейчас, наш любимый эксперт и автор, известный всему миру детский доктор Леонид Михайлович Рошаль.

    По статусу учреждение принадлежит Москве, а работает, без всяких преувеличений, на весь мир. И если где-то в любом конце земного шара беда с ребенком, то там появляется «бригада Рошаля», то есть бригада специалистов этого центра. А за помощью в центр тоже везут не только на московской скорой помощи, но и на самолетах, на вертолетах из… Отовсюду.

    Такой уж у института имидж: если неважно где случалась с ребенком беда, мама или папа на руках несут его сюда. В полной уверенности: их здесь не завернут, им не откажут в помощи, а сама помощь будет бесплатной, самой современной и самой оптимальной.

    Валерий Афанасьевич, сотрудники института оказывали помощь пострадавшим в природных и техногенных катастрофах в Армении, России, Турции, Пакистане, Индонезии, Палестине, Непале, Гаити, Японии… Год назад с бригадой летали в Бейрут, буквально на следующий день после взрыва. А последний вылет, увы, в нынешний сентябрь на Пермскую трагедию. Если честно, вам что, больше всех надо? Без вас не может лететь бригада? Так заразителен пример Леонида Михайловича Рошаля? Два слова о себе.

    Валерий Митиш: Я родился по теперешним меркам за границей, в Молдавии. Папа был фельдшером, мама — учителем молдавского языка. Окончил Кишиневский государственный медицинский институт, который был первым Ленинградским государственным медицинским институтом. Не удивляйтесь! Объясню ситуацию. Когда-то в Молдавии мединститута не было. Когда-то, к великому горю, была блокада Ленинграда. Чтобы спасти уникальный Первый Ленинградский мединститут, его срочно эвакуировали в Кисловодск. А когда закончилась война, то было принято, на мой взгляд, очень мудрое решение: так как в Ленинграде уже был мединститут, то этот вернулся не в Ленинград, а обосновался в Молдавии. Это я к тому, что преподавательский состав был столичным.

    Неважно, где случалась беда с ребенком. Родные доставят его сюда в полной уверенности: им не откажут, и помощь будет бесплатной, самой современной

    При наличии педиатрического факультета в этом институте вы, однако, окончили лечебный. И потом довольно долго были общим хирургом, оперировали и детей, и взрослых в НИИ хирургии имени Вишневского. Что заставило окончательно переключиться на детские беды? Тут-то Рошаль ни при чем?

    Валерий Митиш: Рошаль всегда при чем. Я продолжаю оперировать взрослых. Но в основном вы правы, детей. Так случилось, так сложилось, о чем ни в коем случае не жалею. И очень горжусь тем, что восемь лет назад

    Леонид Михайлович доверил мне руководство центром. Ведь невозможно отказаться от спасения самых тяжелых — тех, кого порой, кажется, спасти невозможно. Наш детский стационар, который на 200 коек, принимает 16 тысяч детей в год. Из них примерно 500 в крайне тяжелом состоянии. Могу привести еще цифру, у нас в год проводится 10 тысяч операций.

    Валерий Афанасьевич, пройдемся по годам. В 2018 году вы, ваши сотрудники выезжали в керченский колледж. В 2019 году — летали в Магнитогорск, когда там взорвался жилой дом. В 2020-м случилось массовое дорожно-транспортное происшествие в Рязанской области, и вы там были. В нынешнем году — трагедия в Казанской школе. И вы же не только сами со специалистами центра выезжаете. Самых тяжелых ребятишек переводите в свой институт на лечение. Если честно, мне иногда кажется, что их можно было бы лечить по месту жительства. Или я не права?

    Валерий Митиш: Да, можно многих лечить и по месту жительства, по месту травмы. Но есть и такие тяжелые пациенты, которые все-таки требуют перевода для оказания специализированной помощи. И еще! Поверьте, в таких ситуациях не сбросить со счетов и человеческий фактор. Необходимо войти в положение родителей, близких. Они же цепляются за каждую соломинку, и сам перевод в нашу клинику — та самая соломинка. Вы знаете, четыре наших специалиста имеют статус «московский врач». И это при том, что у нас 7 профессоров, 21 доктор наук, 37 кандидатов медицинских наук, 3 заслуженных врача Российской Федерации. И при этом некая особая притягательность статуса «московский врач». В институте мощнейшее диагностическое оборудование. У нас такой уровень экстренной помощи, что другой подобный адрес трудно назвать. Хотя последователи у нас есть. У нас на одинаково высоком уровне все службы, участвующие в лечении тяжело пострадавших детей. Это хирургия катастроф, занимающаяся проблемами ран и раневых инфекций, неотложная детская хирургия, в том числе урология, травматология, нейрохирургия, челюстно-лицевая хирургия, служба лучевых методов диагностики. А наше отделение реабилитации не имеет аналогов в России. С ребенком, его родителями работают с первого дня его поступления к нам. И эта работа построена на опыте лучших мировых практик. Вот еще одна цифра: каждый год комплексную реабилитацию у нас проходит 3600 детей.

    3600 детей каждый год проходят комплексную реабилитацию в клинике Рошаля. В год здесь проводится 10 тысяч операций

    Как-то была у вас на научно-практической конференции, которая называется «Неотложная детская хирургия и травматология».

    Валерий Митиш: Они у нас ежегодные. Даже пандемия не стала помехой, только проводилась в формате онлайн. Очень рассчитываем на то, что в будущем году юбилейная — десятая, пройдет в ином формате. Хотя, если честно, полной уверенности в этом нет. Кстати та, которая была в этом году, как ни покажется странным, собрала рекордное количество участников — почти три тысячи специалистов из всех регионов России, из стран ближнего и дальнего зарубежья. Участвовали специалисты из Израиля, Ирландии, Нидерландов, Швеции. С докладами выступали нейрохирурги из Великобритании, Италии, США. Тут важно, что успехи неотложной хирургии базируются на плановой хирургии: одно без другого немыслимо. В наш институт поступают не только дети, которым требуется неотложная помощь, но и для самого сложного планового лечения. И тоже не только из Москвы. И такое веяние времени, как телемедицинские консультации, которые проводят наши специалисты, стали очень хорошей практикой нашего старейшего учреждения. Они расширяют возможности и доступность своевременной помощи.

    Но не сбросить со счетов такую помеху любой помощи, как ковидную пандемию. Ваш центр не перепрофилировали?

    Валерий Митиш: Нет! Но ковид внес свои сложности в организацию лечения поступающих пациентов. Прежде чем госпитализировать пациента, мы обязаны проверить его на наличие или отсутствие ковида. Не стану вдаваться в подробности. Система эта у нас отлажена, сбоев, слава Богу, не было. Но не считаться с этим мы не можем.

    Несмотря на то что у нас, можно сказать, юбилейная беседа, все равно задам обычный свой вопрос: лечение платное или бесплатное, имею в виду и неотложное, и плановое?

    Валерий Митиш: Для всех российских детей — лечение оплачено государством. И детям-иностранцам, которые поступают по неотложным показаниям, первые несколько дней тоже. Лишь плановая хирургическая помощь детям из-за рубежа оказывается платно.

    Согласитесь, как и во всякой профессии, но, может, в медицине даже более всего, греет душу работа в престижном учреждении. И тогда не важно, что приходить в это учреждения надо каждый день с утра пораньше. А рабочий день не имеет постоянного расписания. И даже нахождение в законном отпуске не может быть препятствием, если вдруг нужна помощь неизвестно где.

    Валерий Митиш: Абсолютно с вами согласен! Постоянная востребованность держит на плаву, заставляет быть в тонусе. И, конечно, в основе нашей работы — милосердие, любовь к детям, сострадание. На этом был основан 125 лет назад наш институт. Это его кредо сегодня.

    Как это было

    Из истории клиники Рошаля

    Началось все 15 октября 1896 года. Сестры милосердия Иверской общины создали крохотную лечебницу — всего четыре места в общих палатах для бесплатного лечения малоимущих больных. Была некая притягательная сила у этих сестер милосердия: появились меценаты, попечители. И уже через год открылись отделения хирургии, нервных болезней, детских болезней, амбулаторный прием. А к первому января 1900 года здесь уже работало 36 врачей, а амбулатория приняла почти девять тысяч больных.

    Не берусь объяснить почему, но так сложилось, что врачи и сестры милосердия стали активно работать в экстремальных ситуациях, участвовать в ликвидации эпидемий холеры в Cимбирской губернии. Они открывали так называемые врачебные питательные пункты в Оренбургской и Тургайской губерниях, которые пострадали от неурожая 1912 года. Они участвовали в военных действиях на Дальнем Востоке, Балканах, Сербии. И естественно, что в первые дни Первой мировой войны в 1914 году в больнице открылся госпиталь для тяжело раненых офицеров и нижних чинов.

    Знаковое для всей дальнейшей истории больницы событие произошло в 1924 году: было открыто отделение для детей. Со своей спецификой: здесь были пациенты от трех до шестнадцати лет, те, кто стал жертвами уличного, бытового, школьного, спортивного травматизма. А еще своя специализация — ургентная, то есть срочная, хирургическая помощь. В 1934 году больница навсегда обрела детское лицо. Тут работал выдающийся детский травматолог Николай Григорьевич Дамье. В годы Великой Отечественной войны детская больница стала госпиталем для тяжелораненых.

    Еще один необычный штрих: более пятидесяти лет (!) больницу возглавляла удивительный организатор здравоохранения Мая Константиновна Бухрашвили. Похоже, этому детскому учреждению всегда везло: случайные люди здесь не водились. Только самые лучшие, самые продвинутые, самые авторитетные.

    P.S.

    Конечно, каждый про себя думает, минуй меня чаша детской беды. Но если вдруг не миновала, хорошо, что есть адрес. Москва, ул. Большая Полянка, 22, НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Клиника Рошаля. В любое время дня и ночи.

    Источник: Российская газета