Из-за пандемии реализация ГЧП-проектов подорожала на 72 млрд рублей


Наилучшие перспективы инвесторам сулит сегодня государственно-частное партнерство (ГЧП) в ИТ-секторе, транспортной отрасли и сфере обращения с твердыми коммунальными отходами, уверен генеральный директор Национального Центра ГЧП Павел Селезнев.

Об этом и том, как пандемия повлияла на рынок ГЧП и инфраструктуры, он рассказал в интервью «РГ» в преддверии VII Инфраструктурного конгресса «Российская неделя ГЧП».

Павел Леонидович, во что сегодня с учетом ситуации с Covid-19 бизнес готов вкладывать деньги, какие проекты наиболее привлекательны?

Павел Селезнев: Основными исполнителями нацпроектов выступают регионы. Социально-экономический кризис и коррекция национального курса развития вынудили субъекты пересмотреть приоритеты на ближайший период.

Все чаще органы власти говорят о необходимости партнерства с бизнесом, в том числе на принципах ГЧП. Сегодня мы видим большой интерес частных инвесторов к строительству и реконструкции объектов здравоохранения и образования, физической культуры и спорта, модернизации систем тепло- и водоснабжения. Но сможет ли перерасти этот интерес в реальные проекты, зависит от управленческих решений и компетенций органов власти на местах.

Какие сложности из-за пандемии возникли при работе над проектами ГЧП? Сколько из них было заморожено?

Павел Селезнев: Активное распространение COVID-19 в России в апреле-мае и вводимые правительством ограничения приостановили многие инфраструктурные стройки. В результате часть запланированных объектов будет введена позже указанных в соглашениях сроков. Помимо этого, участники проектов столкнулись с существенным удорожанием материалов и оборудования. Причина в высокой доле импорта, а также финансовых проблемах поставщиков. Еще одним фактором, частично повлиявшим на реализацию ГЧП-проектов, является ослабление рубля и ускорение инфляции на фоне пандемии. Весной, по итогам первых двух месяцев коронавирусных ограничений в России, наши эксперты подсчитали, что в 239 проектах возможен существенный рост капитальных расходов, стоимость создания объектов может вырасти на 72 млрд руб.

Что касается проектов на стадии эксплуатации, то из-за падения трафика и ухудшения финансового положения населения и бизнеса пострадали те партнерства, в которых возврат инвестиций зависит от собираемых платежей. До конца года потери бизнеса по таким проектам могут составить более 47 млрд руб. Типичными примерами отраслей, в наибольшей степени зависящих от платежеспособного спроса, являются ЖКХ и платные дороги.

Кроме того, ограничения сказались на подготовительной работе по проектам ГЧП и проведении конкурсных процедур. В результате более 390 проектных инициатив оказались под угрозой. Речь идет как о временном переносе, так и «заморозке» или полном отказе от их реализации. Например, конкурс по ГЧП-проекту по созданию культурного центра в Южно-Сахалинске был отменен из-за COVID-19.

Весной была запущена антикризисная программа поддержки региональных проектов ГЧП — какие регионы получили самую весомую поддержку?

Павел Селезнев: В рамках антикризисной программы ВЭБ.РФ и Национального Центра ГЧП субъекты получают помощь в отборе наиболее перспективных инициатив и их сопровождении от разработки концепции до финансового закрытия.

Дополнительно эксперты центра и госкорпорации проводят стратегический аудит инфраструктурных планов регионов, дают рекомендации о возможностях использования механизмов ГЧП в различных сферах, проводят блиц-экспертизу планируемых проектов, а также предоставляют доступ к дистанционным образовательным программам и аналитическим материалам. Всё это осуществляется в современном цифровом формате посредством платформы «РОСИНФРА».

Сейчас к антикризисной программе подключились 48 регионов, из них 28 прислали около 330 инициатив с потенциальным объемом инвестиций 874,5 млрд рублей. Большинство проектов, которые заявлены публичной стороной, относятся к социальной сфере, ЖКХ, автодорожной инфраструктуре, развитию городской среды. В числе регионов, которые уже активно получают экспертную поддержку, Республика Саха (Якутия), Свердловская, Омская, Амурская области.

Во сколько оцениваете объем сокращения иностранных инвестиций в инфраструктурные проекты за последние полгода? Есть ли тенденция к росту?

Павел Селезнев: После введения санкций в 2014 году ежегодные объемы прямых иностранных инвестиций в экономику России, по данным Центробанка, не превышают 30 млрд долл.. В первом квартале 2020 года наблюдалась практически полная остановка притока средств из-за рубежа. Что касается активности иностранных инвесторов в отношении инфраструктурных проектов, то она изначально была не слишком высокой. В практике мы можем отметить лишь единичные примеры: ЦКАД, аэропорт Пулково, трасса М-11. С введением ограничений из-за пандемии коронавируса по всему миру, интерес иностранцев к российским ГЧП-проектам упал практически до нуля. С марта по июнь Центр не зафиксировал ни одной инициативы, в рамках которой планировалось бы участие зарубежных партнеров. Лишь в последние месяцы стало известно о планах немецкой компании по созданию мусоропереработающих заводов в Ленобласти, а также о строительстве экотехнопарка в Карелии, инвестором которого готова выступить дочерняя структура компании из Чехии.

По нашим прогнозам, до конца года интерес иностранных инвесторов к российской инфраструктуре останется на достаточно низком уровне. Возможно, мы услышим еще о нескольких инициативах, но говорить о серьезном росте в ближайшей перспективе пока не приходится.

Минэкономразвития подготовило поправки в законодательство, которые позволят защитить интересы частных инвесторов при реализации проектов ГЧП. Каких новелл инвесторы ожидают больше всего?

Павел Селезнев: Для качественного улучшения практики реализации проектов и роста их количества нужны комплексные изменения в законодательстве, которые позволят в целом обновить институт концессий и соглашений о ГЧП и урегулировать спорные вопросы. Подготовленный Минэкономразвития законопроект отвечает этим требованиям. В частности, министерство конкретизировало и закрепило формы бюджетного участия — плату концедента, капитальный грант, минимальный гарантированный доход. На практике эти инструменты давно применяются, однако их отсутствие в законе нередко вызывает споры с контрольно-надзорными органами. Пожалуй, сегодня это самая ожидаемая рынком поправка.

Также предполагается закрепить институт особых обстоятельств, что позволит снизить риски для каждой из сторон соглашения. Еще одной важной новеллой является возможность компенсации расходов на подготовку частной концессионной инициативы. На практике мы нередко наблюдаем случаи, когда компания, подготовившая частную инициативу, в итоге не проходит конкурс. Также важными положениями законопроекта являются проведение торгов в электронной форме и наделение Минэкономразвития полномочиями в сфере ГЧП.

Принятие законопроекта позволит устранить «серые зоны» действующего законодательства и снизит риски оспаривания соглашений со стороны судов и контрольно-надзорных органов, что позволит нарастить темпы запуска новых инфраструктурных проектов.

Одна из задач проектов ГЧП — повышение качества жизни в российских городах. Приведите несколько примеров наиболее удачного сотрудничества и оцените объем инвестиций?

Павел Селезнев: В условиях растущей урбанизации повышение качества жизни населения и развитие городской среды выходят на передний план. Так, регионы, понимая, что устаревший транспортный комплекс не сможет обеспечивать должный уровень услуг населению, все чаще инициируют проекты модернизации общественного городского транспорта с привлечением частных инвесторов. Как правило, речь идет об использовании механизма концессий и форм квази-ГЧП, например, контрактов жизненного цикла. В качестве успешного кейса по концессиям можно привести проект по созданию и эксплуатации трамвайной линии «станция метро «Купчино» — Славянка» в Санкт-Петербурге стоимостью 24 млрд руб.

Механизмы ГЧП используются муниципалитетами для благоустройства территорий. По данным платформы «РОСИНФРА», в России реализуется более 30 подобных проектов с общим объемом инвестиций около 6 млрд руб. Наиболее популярны проекты по созданию и реконструкции парков, фонтанов, набережных — 21 проект на 1,2 млрд руб. В области наружного освещения реализуются 8 проектов с общим объемом инвестиций 4,3 млрд руб.

Качественно повысить уровень жизни людей и эффективность городского хозяйства можно с помощью внедрения цифровых решений. Стратегические планы по цифровизации городов отражены в федеральном проекте «Умный город», который реализуется в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» и национальной программы «Цифровая экономика».

Каковы прогнозы по сокращению инвестиций в проекты на 2021 год?

Павел Селезнев: В этом году по количеству сделокв и объемам привлекаемых инвестиций российский рынок ГЧП вернулся к уровню 2010 года. При сохранении или улучшении эпидемиологической ситуации в стране в следующем году мы ожидаем постепенное возвращение к докризисным темпам развития. Помимо новой волны пандемии коронавируса на рынок могут повлиять динамика рубля по отношению к иностранным валютам, уровень инфляции, снижение финансовой стабильности игроков и удорожание заемных средств. Также важное значение будет иметь государственный курс развития, какие направления в итоге получат наибольшую поддержку. В качестве перспективных для ГЧП на ближайшую перспективу можно обозначить IT-инфраструктуру, городской общественный транспорт и обращение с твердыми коммунальными отходами.

Источник: Российская газета