Государство должно взять на себя решающую роль в экономике — Российская газета


Смогут ли люди вновь жить так, как было совсем недавно, меньше полугода назад, или возврата назад уже нет? На эти вопросы «РГ» ответил директор Парижской высшей школы социальных наук, видный французский экономист Жак Сапир.

Между миром вчерашним и завтрашним коронавирус прочертил разделительную линию. Что ждет впереди?

Жак Сапир: Для меня абсолютно ясно, что такой разрыв действительно произошел. Кризис, спровоцированный пандемией, по своему размаху и глубине не имеет прецедентов в современной истории. Конечно, можно постараться сравнить его с «великой депрессией» 1929 года, но не будем забывать, что тогда она растянулась на полтора-два года, а вот сейчас обвал произошел чуть ли не мгновенно и лавинообразно. Шок, который переживает мировая экономика, разителен, и, конечно же, мир послекризисный не будет похож на тот, что был раньше.

Что дальше? В краткосрочной перспективе можно предположить, что правительства, да и люди в целом сделают попытку вернуть все на круги своя. Но это невозможно. Дело в том, что вирус в той или иной форме никуда не исчезнет, а вакцина, как свидетельствуют ученые, предположительно реально появится и станет доступна через год, а то и более. А это значит, что соблюдение антиэпидемических норм и всего, что с этим связано, продолжит отрицательно сказываться на мировой экономике.

В этот период может произойти немало серьезных перемен. Прежде всего, целый ряд государств, в том числе европейских, поняли на своем горьком опыте, что нельзя впредь полагаться на производство стратегически важных товаров в третьих странах, в частности, медицинских масок, аппаратов ИВЛ, лекарств, да и не только. К чему это приведет? К тому, что многие производства станут возвращать обратно. В данном случае в Европу из стран Азии. А этот процесс невозможен без введения протекционных мер. В итоге возродятся прежние барьеры и ускорится демонтаж глобализации мировой экономики, который начался лет восемь назад. Параллельно с этим государства станут активно укреплять свой национальный суверенитет.

Многие страны поняли, что нельзя полагаться на производство стратегически важных товаров за рубежом

Таким образом, как мне представляется, мир через несколько лет будет более разрозненным. В частности, скорее всего, встанет вопрос и о существовании Евросоюза, который, как известно, показал свою несостоятельность перед лицом эпидемического кризиса.

Согласны, что работа на удалении может стать преобладающим трендом на грядущие десятилетия, если не на века?

Жак Сапир: Вполне возможно. Но, во-первых, везде этот способ не применишь. Это очевидно. А, во-вторых, работа «на дому» менее эффективна. Как считают многие руководители французских компаний, учреждений, с которыми доводилось общаться, производительность труда за восьмичасовой рабочий день в таких условиях, по крайней мере на данном этапе, ниже по сравнению с офисной. Не исключаю, что ситуация может измениться в будущем, но пока это так. В любом случае людям предстоит вернуться на рабочие места, но потребуется их реорганизация с учетом санитарных требований. Как в офисах, так и на заводах и прочих предприятиях, а это огромные затраты.

А как быть с исходом граждан из городов, с потерей интереса к жизни в мегаполисах, о чем писал профессор парижского института урбанизма Тьерри Пако?

Жак Сапир: Из-за пандемии многие буквально в первые дни карантина ринулись из Парижа в загородные дома, чтобы там пересидеть неспокойные времена. Но вряд ли они там останутся навсегда. Что касается мегаполисов, мне кажется, рано предсказывать их закат. В перспективе ближайших 20-30 лет этого не случится. Конечно, жизнь на периферии с ее экологическими плюсами привлекательна, но далеко не все могут работать, используя только Skype или прочие каналы видеосвязи. Вместе с тем, я думаю, что нас ждет своего рода «дачный бум», когда, скажем, парижане со средствами начнут приобретать загородную недвижимость на тот случай, если нечто подобное нынешней пандемии повторится в будущем. Однако это не значит, что они станут избавляться от квартир в столице.

Во Франции из-за коронавируса отложили ряд программ приватизации, готовы национализировать крупные компании, оказавшиеся в трудном положении, активно заговорили о роли государства в хозяйственной жизни страны, даже о планировании.

Жак Сапир: Это так. Ведь при переносе акцента на национальное производство, о чем я говорил выше, не обойтись без стратегического планирования. И это задача государства. В данной ситуации оно должно взять на себя во многом определяющую роль в экономике. И такая тенденция может продлиться лет десять и более.

Государство должно взять на себя решающую роль в экономике, вести стратегическое планирование

Все страны по-разному проходят эпидемический шторм. С огромным потерями, как США, с ограниченными, как, скажем, Южная Корея. А Россия?

Жак Сапир: Увы, и ее задело. Но не так, как страны Западной Европы. И вот еще что. Думаю, России удастся с наименьшими потерями перенести экономическое цунами, вызванное вирусной напастью. В частности, потому, что у вас есть как промышленное производство, так и огромные природные запасы. Да, нефтяной кризис ударил и по России. Но через полгода от него не останется и следа, и «черное золото» снова будет в цене.

Источник: Российская газета