«Дубль дв@» возвращает традицию российского интернационального кино — Российская газета


Сестренка. Режиссер Александр Галибин. Сценарий Айдара Акманова и Мустая Карима.

У этой кинодрамы из времен Великой Отечественной войны по мотивам повести Мустая Карима «Радость нашего дома» необычная судьба: в Москве и Питере она почти неизвестна, но ее активно смотрели за пределами двух столиц.

Перехватит дыхание уже пролог, где солдат в прифронтовой зоне обнаруживает в полуразрушенном леревенском доме погибшую семью и спрятавшуюся от военного кошмара девочку. И переправляет ее себе на родину, в башкирскую тыловую деревушку. Так у мальца Ямиля появится сестренка…

Рассказ идет нежный, неспешный, мягкий по интонации, проникновенный — таких картин, признаться, не было у нас давно. Кинематографисты почему-то стали стесняться открытых эмоций, сантиментов, слез сочувствия — мол, это все было принадлежностью фальшивого советского кино. Актер и режиссер Александр Галибин принципиально верен традициям лучших старых картин о детстве трудном, но, как любое детство, — все равно светлом. Когда радость высекается из мелочи, ерунды, но большая и настоящая. Когда твой союзник — окружающий тебя природный мир, то зачарованно спящий под снегами, то бурлящий весенними потоками. Когда веришь, что отец обязательно вернется с войны, и все опять будет хорошо.

На фестивале «Дубль дв@» к нам возвращается российское интернациональное кино, возник даже этнический акцент: в «Конце сезона» герои — в Литве 90-х, в «Его дочери» перед нами Якутия, «Сестренка» снята в башкирской глубинке с башкирскими актерами на башкирском языке с русским закадровым переводом. В роли маленького Ямиля — семилетний Арслан Крымчугин из Уфы, Оксану сыграла девятилетняя Марта Тимофеева, снимавшаяся в таких фильмах, как «Гоголь. Начало», «Легенда о Коловрате», сериалах «Обычная женщина», «Звоните ДиКаприо!»…

Фильм хорош для семейного просмотра: он заряжает добротой и оптимизмом. Здесь фиилигранная работа с детьми, с деталями скудного, но очень выразительного быта; в операторской работе торжествует подзабытая в кино поэтика слияния человека с природным миром.

Эта несправедливо забытая прокатом картина получила Специальный приз на фестивале «Окно в Европу» и Приз зрительских симпатий на фестивале «Волоколамский рубеж».

Из отзывов зрителей

«Конец сезона»

В детстве и особенно в юности мне всегда хотелось покинуть дом, в котором я выросла, и уехать куда угодно: ведь там, в этом где угодно, как мне казалось, жизнь лучше моей. Но я продолжала жить в родительском доме — закончила школу, университет… Вышла замуж и уехала, но жизнь оказалась такой же. Прошло много лет, прежде чем мне хватило духа признаться, что ответственность за то, как складывается моя судьба, несу только я и принимаемые мной решения, а не адрес места жительства… Этот фильм — «Конец сезона» — о том же. Для меня эта картина — пощечина: жесткая, болезненная, оставляющая красный след на щеке. Вместе с тем ты понимаешь, что этой пощечине надо подставить щеку — это тот необходимый пинок (сродни взрыву в фильме), который разворачивает твои глаза в нужную сторону.

Мария

«Турандот»

«Геликон-опера» представила нам две ипостаси принцессы Турандот. Но, в отличие от привычного противопоставления темной и светлой сторон личности, режиссер Дмитрий Бертман показал не расщепленное сознание, а раздвоенный облик. И в том и другом облике принцесса — эманация зла. Одна — воплощенный соблазн, влекущий на верную смерть. Другая, затворница, одержима ненавистью и жаждой мести. Холодное бездушие — и кипящая злоба.

Мне кажется, гениальный Джакомо Пуччини по достоинству оценил бы то, как философски обоснованно увязана режиссером обычная для оперных либретто текстовая бредятина.

Эта «Турандот» отмечена завораживающим магнетизмом. Оркестр Владимира Федосеева растворяется в действе, становится его дыханием…

Вера Блоу

Источник: Российская газета