В России начнут добывать уникальную медь — Российская газета


К реконструкции стратегически важного аэропорта Чара приступят на два года раньше запланированного. Самую северную воздушную гавань Забайкалья начнут преобразовывать в этом году.

От Читы до Чары можно добраться двумя путями: тысяча километров по зимнику, через амурскую Тынду или на допотопном АН-24. Инициатором ускорения реконструкции аэропорта выступило Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Каларский район Забайкалья хранит разведанных и доказанных геологией 26 миллионов тонн чистейшей меди. Тут обогащали уран, «неблагонадежные» отбывали сроки. В этой тайге веками пасут оленей, а на здешней вечной мерзлоте не растет культурный овощ.

Сегодня здесь забыли, что такое стройка и приличные дороги. Но в последнее время у местного населения, потомков геологов и строителей, появилась надежда на экономический рост и стабильность. На Удоканском медном месторождении ведется строительство металлургического комбината, который по всем параметрам претендует стать уникальным.

Я летел в этот дальний угол Забайкальского края в компании министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Козлова и губернатора региона Александра Осипова.

— После реконструкции аэропорт сможет принимать и отправлять рейсы и в темное время суток, сейчас его деятельность ограничена только световым днем, — говорит министру его советник Дмитрий Тетенькин, прилетевший в Чару днем раньше.

— Этот аэропорт — объект социально важный, его реконструкция давно назрела. Стройка будет в поле самого пристального внимания нашего министерства, — говорит Александр Козлов.

Каларский район даже по меркам отдаленного Забайкалья глубинка — дна не достать. Его райцентр Чара — село с улицами почерневших от времени дворов, чуть поодаль от которого живет поселок Новая Чара со жменей благоустроенных пятиэтажек и трехэтажной школой. Школа тут, кстати, моложе всех других объектов, построена в 1989 году. Храм знаний по сей день смотрит на здешнюю суровую жизнь крестиками деревянных рам, ремонты периодически проводятся, но только косметические.

Здесь исконные земли эвенков, стальная ниточка БАМа и перспективы геологической столицы Дальнего Востока. Долгие десятилетия они так и оставались в перспективно-туманных абрисах.

— В 1949 году геолог Елизавета Бурова открыла на этой территории уникальное, не имеющее аналогов месторождение меди. Первое, что она услышала от высокого начальства: «Лучше бы вы его открыли на Луне…», — говорит директор местного музея.

Почти семьдесят лет это невиданное медное царство было накрыто большим и до гула звонким медным тазом.

Только несколько лет назад сюда с самыми серьезным намерениями зашла горная компания, которая сейчас полным ходом ведет строительство Удоканского горно-металлургического комбината.

Тридцать километров завитой горной дороги преодолеваем на суперпроходимых «вахтовках».

— Эта дорога уже на дорогу похожа! Год назад было несравнимо хуже, — поясняет Николай Гудков, пресс-секретарь горной компании.

Он знает ответ и моему удивлению: а почему у государства без малого семьдесят лет не доходили руки до этого удивительного месторождения меди.

— Здесь залегает сложное рудное тело, которое состоит из разных по составу руд. До недавнего времени просто не было технологии, которая бы позволяла их разделять, извлекать из них металл, — говорит Николай.

На склоне горы крепко стоят электроопоры, бурлит большая стройка, видны уже контуры будущей фабрики. Километры фундамента, «стены» из арматуры, то тут, то там мелькает огонек электросварки.

— На объекте заняты более двух тысяч человек, по плану в 2022 году получим первую медь высочайшей пробы и такого же высочайшего качества, — говорит Валерий Казикаев, председатель совета директоров горной компании.

В первоочередных планах стоит переработка 12 миллионов руды в год, далее проектные мощности фабрики выйдут на цифру 48 миллионов тонн.

Будущую горно-металлургическую фабрику здесь ждут как в детстве Новый год. Люди понимают, что уникальное месторождение меди даст стабильную работу, налоги, поможет развить инфраструктуру, изменить качество здешней жизни, которая пока остается суровой даже для этой отдаленности.

Один пример. Билет на самолет до Читы и обратно стоит 14 тысяч рублей. Это здешняя пенсия!.. Купить его — удача в чистом виде.

— У нас даже глава района летал в багажном отсеке, а что про нас говорить? — пожимали плечами местные жители.

Рассказывать о положении с кадрами в больнице и школе — излишне.

Словом, жизнь здесь непростая, несправедливо отрезанная от цивилизации, отчасти застывшая в прошлом. Но с отчетливыми признаками позитивных перемен. Если первое освоение этих земель носило больше потребительский характер, нацелено было исключительно на недропользование, то сейчас национальный интерес сместился в сторону создания условий для жизни. Людям должно житься комфортно на бескрайних просторах России. В случае с Чарой все действия по решению социальных задач наверняка обернутся внушительными затратами. Но и отдача будет бесценной — помимо медных запасов.

Прямая речь

Александр Козлов, министр по развитию Дальнего Востока и Арктики:

— Меры поддержки, которые сегодня предлагает государство, способствуют тому, что компании начинают реализовывать лицензии, полученные десять и более лет назад.

Удоканское месторождение меди тому яркий пример. Эта поддержка крайне необходима инвесторам, которые работают в Дальневосточном федеральном округе. Здесь как нигде — труднодоступные и малонаселенные территории.

В этом случае мы работаем с инвестором по вопросу строительства дороги от железнодорожной станции Чара до будущей фабрики. Задача инвестора — разработать сам проект, создать предприятие, которое обеспечит общество рабочими местами и налогами. А мы должны эти грани максимально повернуть в социальную плоскость.

Источник: Российская газета