С проспекта Сахарова — в переулок Провокаций


Тем, кто оказался в субботу в центре Москвы по своим делам, пришлось несладко — в июльскую жару разгоряченные митингующие заполонили тротуары, периодически перекрывали автомобильное движение даже на Садовом кольце, устраивали стычки с полицией, бросали в них стеклянные бутылки и даже распылили газ. И явно не собирались останавливаться на выкрикивании лозунгов. Предупреждения полицейских о том, что акция незаконна, и просьбы разойтись у участников протеста вызывали разве что улыбки и новые витки кричалок. Корреспондент «РГ» провел один день среди митингующих и попытался понять, почему незарегистрированные кандидаты в Мосгордуму сначала допустили так много брака при сборе подписей, а потом вместо обращения в суд и прохождения всей процедуры поспешили вывести людей на столкновение с полицией. При этом расчет простой — при таком хаосе без должной подготовки для обеспечения безопасности что-нибудь да случится.

О возможном митинге в 13.30, за полчаса до запланированного старта акции, на Пушкинской площади напоминало разве что чуть большее, чем обычно, количество полиции. Люди спокойно гуляли, было традиционно много туристов и горожан с детьми. Однако у здания мэрии на Тверской уже собралось несколько сотен митингующих — полиция не пускала их непосредственно к дому городского правительства и вежливо просила разойтись. Совету, впрочем, следовали только случайные прохожие, сворачивавшие в Леонтьевский переулок.

Полиция и Росгвардия, надо сказать, хорошо подготовилась — тротуары отделили от проезжей части ограждениями и автобусами, благодаря чему даже на пике митинга движение по Тверской не останавливалось. Впрочем, и нарушителей порядка полиция вскоре вытеснила с главной улицы в прилегающие переулки — выстроившиеся стеной правоохранители медленно продвигались по тротуарам, а протестующие уже сами уходили подальше.

В нашем общем городе мы все вместе обязаны сохранить безопасность и порядок. Без провокаций. Соблюдая закон

Но расходиться совсем никто не собирался, и вскоре наглухо перекрытой оказалась Большая Дмитровка — на ней всего одна полоса для движения, а люди заняли весь ее перекресток с Камергерским переулком. Прямо перед толпой встал большой белый автобус с надписью «заказной» под лобовым стеклом — его водитель растерянно взирал на людей, предпринял несколько робких попыток продвинуться вперед, но в итоге просто заглушил мотор. Просидев десять минут за рулем, он открыл люк на крыше и выбрался наверх, чтобы оттуда наблюдать за происходящим. За ним выстроилась вереница из машин такси, личных авто и другого транспорта.

Больше всего среди митингующих было молодежи, в том числе школьников. Между собой происходящее они восторженно называли движухой и были рады присоединиться к кричалкам «Мы здесь власть». Немало было тут и приезжих. Две девушки, например, пробирались по Столешникову ровно к красному дому правительства и недоуменно спрашивали друг у друга, где же эта чертова мэрия. Мой ответ, что вот же она, их немало удивил. Позже в полиции это только подтвердили — многие из задержанных действительно оказались иногородними.

Всего задержанных набралось больше тысячи — в абсолютном большинстве случаев полицейские и росгвардейцы проводили задержания корректно. Скручивать приходилось лишь тех, кто оказывал явное сопротивление. Применяли силу и тогда, когда за задержанных пытались вступиться их спутники — они хватали полицейских за руки и дубинки, кричали на них и провоцировали.

Надо сказать, что в сложных условиях городских переулков, когда среди митингующих и провокаторов оказываются дети, туристы и отдыхающие, полиции и Росгвардии было крайне сложно работать. Тем не менее с задачей силовики справились профессионально и грамотно.

Когда полиция начала вытеснять всех с Большой Дмитровки, я вместе с группой митингующих пошел дворами в сторону Петровки. Здесь участникам протеста доставалось уже не от полиции, а от местных жителей. «Вы зачем тут бегаете? Вас кто сюда позвал?» — кричала пожилая женщина, чью внучку здорово напугала толпа бегущей молодежи. «Мы тоже москвичи», — кричали ей в ответ пробегающие молодые люди. Некоторые из них, выбравшись на Петровку, через пару минут спрашивали у меня, где ближайшее метро.

Кстати, помимо автомобилистов, пешеходов и жителей центра Москвы митингующие доставили много проблем бизнесу. Большинство заведений на Тверской улице на время протестов были закрыты. Знаменитый ресторан «Армения», к примеру, встречал гостей табличкой на стеклянных дверях: «По техническим причинам ресторан работает 27 июля с 18 до 23 часов». Владельцы расположенных рядом ювелирного магазина и салона связи были оптимистичнее — они закрылись на время с 13 до 16 часов, объясняя это то снова техническими причинами, то «санитарными мероприятиями». А у тех, кто все же продолжал работать, не было клиентов — митингующим не до покупок, а покупателям к магазинам не пробиться.

Между тем накануне не поддаваться на провокации безответственных организаторов митинга дважды просила полиция, о незаконности мероприятия предупреждала прокуратура, а мэр столицы Сергей Собянин написал в Twitter: «Любые правовые вопросы решаются в установленном порядке. Попытки ультиматумов, организации беспорядков ни к чему хорошему не приведут. Порядок в городе будет обеспечен в соответствии с действующим законом».

Но если вернуться к началу, то субботний митинг был запрограммирован несистемной оппозицией задолго до прошедших выходных. Во-первых, надо было напомнить о себе, во-вторых, любой ценой устроить столкновения и свалить все на действующую власть. Уличный ультиматум властям поставили оппозиционер Алексей Навальный и несколько незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. Похоже, их и не интересовали подписи москвичей.

Поэтому и появились среди подписавшихся за оппозиционных кандидатов умершие люди и горожане, о которых нет сведений в базах МВД. Доля такого брака в подписях ряда оппозиционеров превысила 10%. Были и другие нарушения, но эти впечатлили членов избиркомов больше всего. «На 12 кандидатов 344 подписи умерших граждан. Если это перевести на структуру вооруженных сил, то целый батальон умерших набрали», — объяснял председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. Брак по расчету?

Возникает вопрос — а не специально ли были сданы фальшивые подписи? Это же политически выгодно: зарегистрируют — хорошо, а нет, так еще лучше. Призовем людей на улицы, обвиним в фальсификациях власти и поставим ультиматум, выполнить который в такие сжатые сроки при соблюдении процедуры просто невозможно. Глава ЦИК Элла Памфилова после встречи с незарегистрированными кандидатами не зря упрекала некоторых из них в примитивном правовом невежестве и незнании правовых процедур.

Место митинга тоже выбрано не случайно. Узкие тротуары, рядом дороги, никаких крупных площадей для возможности собрать много людей. В такой ситуации даже немногочисленные пришедшие создадут давку, будут вынуждены перекрыть движение и спровоцируют полицию на силовые действия. Почему не позвать людей снова на проспект Сахарова и согласовать митинг, сделать хотя бы попытку согласования, подав заявку?

О том, что организаторы акции на Тверской не позаботились о безопасности сторонников, заявили и в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Член СПЧ Александр Брод назвал очевидным тот факт, что организаторы были заинтересованы в беспорядках и столкновениях с полицией. «Толпа блокировала центр города, лишив москвичей и гостей города возможности перемещаться по городу, было блокировано движение общественного транспорта. В этих непростых условиях полиция обеспечивала общественный порядок», — сказал он ТАСС.

Свыше тысячи задержанных и беспорядки в центре города лидеров несистемной оппозиции отнюдь не огорчили — вечером в субботу зазвучали новые призывы, приходить на новый митинг. Таким образом, они не хотят возвращаться на проспект Сахарова, опасаются, что протест без столкновений надоест не только их сторонникам, но и тем, кто транслирует это в российское и мировое информационное пространство. Картинка — не та! Так можно и финансирование потерять (расследование RT на эту тему можно прочесть здесь). Иногородние перестанут приезжать. Словом, рутина. То ли дело позвать массу ищущих приключений молодых в центр города, в места, где отдыхают москвичи и гости столицы. Наш город!

Но это ведь еще и наш общий город. В ту же субботу, 27 июля, в Парке Горького только в первой половине дня «Бургерфест» посетили 160 тысяч человек, а гостями Семейного фестиваля на ВДНХ к середине дня стали более 90 тысяч москвичей и туристов. И во всем огромном мегаполисе, в нашем общем городе, мы все вместе обязаны сохранить безопасность и порядок. Без провокаций. Соблюдая закон.

Источник: Российская газета