В выборах Мосгордумы участвуют представители 9 политических партий — Российская газета


Если сравнивать нынешнюю предвыборную кампанию в Мосгордуму с предыдущей, то откроется интересная картина. Тогда, пять лет назад, отказ в регистрации получили почти вдвое больше кандидатов — 107 человек против 57 сегодняшних. На каждый из 45 мандатов в столичном парламенте на этот раз претендует 5,1 человека. Для выборов городского масштаба это высокий показатель, свидетельствующий о высокой конкуренции и открытости выборов. Но почему же в соцсетях группа граждан распространяет заявления об обратном, а получившие отказ кандидаты пытаются выставить себя жертвами и призывают защитить их? От кого?

Напомню, изначально на участие в этой предвыборной кампании в Москве претендовали 426 человек, однако до этапа подачи документов в Мосгоризбирком дошли только 290. Прошли регистрацию абсолютное большинство из них — 233 кандидата, включая 171 партийца и 62 самовыдвиженцев. Отказ, соответственно, получили 57 человек, из которых 18 представляли политические партии и 39 выдвинулись сами.

Причина большинства отказов — это брак в представленных кандидатами подписях, объяснил председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. Причем при подозрении на недостоверность подписи все разночтения старались трактовать в пользу кандидата и брак подтверждали только в очевидных случаях. Но и их набралось с лихвой.

«Одним из скандальных нарушений стало включение в подписные листы умерших граждан. На 12 кандидатов 344 подписи. Если это перевести на структуру вооруженных сил, то целый батальон умерших набрали»,- объяснял Горбунов на пресс-конференции по итогам рассмотрения документов, представленных в окружные избирательные комиссии.

Умерших избирателей нашли в подписных листах многих кандидатов, включая Геннадия Гудкова, Любовь Соболь, Дмитрия Гудкова, Константина Янкаускаса, Кирилла Гончарова, Владимира Родионова и других. Кроме усопших среди подписантов за оппозиционных кандидатов нашлись несуществующие люди или те, чьих паспортных данных не удается обнаружить в базах. В частности, у Любови Соболь из 4940 подписей недостоверных или недействительных больше 700. Это почти 15 процентов от общего числа при максимально допустимой доли брака в 10 процентов.

Прошли регистрацию 233 кандидата, включая 171 партийца и 62 самовыдвиженца. Отказ, соответственно, получили 57 человек, из которых 18 представляли политические партии и 39 выдвинулись сами

Кандидаты с мертвыми и несуществующими подписантами тут же заявили о провокациях и перешли к шантажу, требуя зарегистрировать их здесь и сейчас, без всякого разбирательства и следования закону. Действительно, зачем отстаивать свою правоту, подавая жалобы и иски в суд? Куда проще призвать к несанкционированным митингам и устроить акцию у стен Могоризбиркома, как это было 14 июля. Причем полиция долгое время не вмешивалась в происходящее и лишь просила разойтись, а к задержаниям перешла, когда «группы поддержки» незарегистрированных кандидатов взялись разбивать палатки в центре города. Сейчас в этой акции разбираются следователи СК. Знали претенденты на кресла в городском законодательном органе, что нарушают закон, призывая таким образом пикетировать городской избирком? Очевидно, да. А если нет, то зачем им вообще в Думу, какие законы они смогут предложить и принять, не уважая ни нормы, ни процедуру выборов? Более того, даже скептики задались вопросом — а случаен ли такой процент недостоверных подписей? Не допустили ли кандидаты этот брак с расчетом, чтобы намеренно спровоцировать скандал?

При этом власти продолжают выслушивать незарегистрированных кандидатов и искать выход из ситуации, несмотря на их поведение и позицию. Показательна встреча с главой Центризбиркома Эллой Памфиловой, которая разговаривала с ними больше двух часов. Но и здесь на ее предложение максимально внимательно разобраться с каждым случаем звучало — регистрируйте всех. Что это, если не шантаж?

Но вернемся к тем, кто смог правильно и без нарушений собрать необходимое число подписей. Что же, без нарушителей выборы оказались безальтернативными или москвичам теперь предстоит выбирать только из представителей парламентских партий?

Нет. В выборах столичного парламента примут участие представители сразу 9 политических сил — КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Родина», «Коммунисты России», «Партия Роста», «Яблоко», «Гражданская сила» и «Зеленые». Кроме того, за голоса москвичей поборются 62 самовыдвиженца. Причем один-два независимых от партий кандидатов зарегистрированы почти в каждом округе. Например, в округе № 14 (районы Алексеевский, Бутырский, Марьина Роща, Останкинский и Ростокино) их сразу четверо.

Многие самовыдвиженцы — новые лица несистемной оппозиции в Москве, независимые и имеющие свою четкую позицию. Речь о Дмитрии Клочкове, Максиме Круглове, Дарье Бесединой и других. Например, в округе № 5 (Филевский парк, Хорошево-Мневники, часть Щукино) за поддержку москвичей борется популярный журналист, ведущий программы «Право голоса» на ТВЦ и главный редактор радиостанции «Говорит Москва» Роман Бабаян. Противостоят ему представители трех парламентских партий. По словам Бабаяна, на выборы он пошел, поскольку за время журналистской работы хорошо понял, с какими проблемами сталкиваются люди в Москве и как их можно решить. Причем назвать его провластным кандидатом не повернется язык — на странице в социальной сети кандидата требования к чиновникам ответить за варварское благоустройство пересекаются с раздражением от того, что москвичей никто не спрашивает, куда потратить бюджетные деньги. И что, кто-то помешал ему с такой позицией честно собрать подписи и зарегистрироваться в качестве кандидата?

В округе № 8 (Аэропорт, Войковский, Коптево, Сокол) тоже яркая картина. Здесь два самовыдвиженца — молодой архитектор Дарья Беседина и муниципальный депутат района Аэропорт Екатерина Копейкина. Конкуренты у них очень серьезные — кандидаты от ЛДПР, «Справедливой России», КПРФ и «Партии Роста». Коммунистов представляет бывший кандидат в мэры Москвы, бывший депутат Госдумы и Мосгордумы Вадим Кумин. На выборах мэра в сентябре прошлого года он набрал 11,44% голосов и занял второе место.

Все это определенная группа незарегистрированных кандидатов, не сумевших собрать правильно подписи, называет отсутствием конкуренции? Практически в каждом округе горожане смогут выбрать из весьма богатого политического ландшафта — от представителей парламентских и непарламентских партий до самовыдвиженцев с самыми разными взглядами. Что это, если не открытые демократические выборы? А вот иное — шантаж и недопустимое отношение к нормам закона.

Источник: Российская газета