сделка с совестью в зоне комфорта — Российская газета


Вообще картина казахстанского режиссёра Фархата Шарипова «Тренинг личностного роста» отнюдь не в первую очередь является политической сатирой, однако в ней хватает ярко отображённых элементов современной жизни страны, которые ненавязчиво, но осязаемо служат фоном для развития сюжета.

В беседах героев и сообщениях СМИ постоянно всплывают животрепещущие темы. Некоторые из них пересекаются с нашей повесткой, некоторые — с происходящим в иных бывших частях СССР, некоторые имеют отчётливую национальную специфику. Переименование Астаны (фильм был снят до того, как это произошло на самом деле) и даже возможная смена названия государства; перевод казахского языка на латиницу; демонстративная богобоязненность как выгодный социальный маркер; местный вариант «декоммунизации» с попутным созданием новейшей исторической мифологии — всё это, порой обретая откровенно курьёзные формы, находит здесь своё отражение и получает зачастую не лишённый остроумия комментарий.

Вокруг брутально, но без лишней назойливости раскинулась вполне узнаваемая неприкрашенная постсоветская действительность, и в этих декорациях снуют и барахтаются знакомые типажи: дворовые алкаши, вечно клянчащие «в долг»; «пришедшие к успеху» жлобы-нувориши с соответствующими этическими и эстетическими представлениями о жизни; планктон, про себя всё на свете проклинающий, но из последних сил цепляющийся за ненавистную работу и лелеющий смутные надежды на какой-нибудь прорыв. Прорыв если не экзистенциальный, то хотя бы прозаически бытовой — тем более что большинство представителей офисной фауны особой разницы и не видят. О чём, как выясняется, впоследствии иногда горько жалеют.

Этому, собственно, и посвящён «Тренинг личностного роста», чьи сюжет и идея просты и в известной степени универсальны. Разведённый сотрудник банка средних лет живёт с больной мамой, робко налаживает отношения с бунтующей дочкой-подростком, зомбит в офисе и по вечерам непотребно мечтает о более преуспевающей коллеге. А заодно — от безысходности — посещает один из тех самых курсов, где учат «становиться лучшей версией самого себя», «идти к мечте», «ставить задачи», «выходить из зоны комфорта» и прочим пустопорожним постулатам всемирной секты искателей лёгкого и понятного счастья.

Однажды он встречает старого знакомого, ставшего «большим человеком», порядком забронзовевшего и успевшего обзавестись мутным прошлым, и влипает вместе с ним в пренеприятнейшую историю. В результате герой, честный по своей природе обыватель, уставший от беспросветного прозябания на грани окончательной беспомощности, оказывается перед выбором. На одной чаше весов — карьерный рост и всевозможные материальные блага, на другой — последний, возможно, шанс остаться человеком. Базовые ценности, манифестируемые всеми вокруг, всё стремительнее превращаются в абстрактное понятие, несущее в себе не больше смысла и содержания, чем упомянутая политически детерминированная «религиозность».

При всей мрачности и болезненности посыла ленты, она удивительным образом не отравляет все органы чувств отчаянной и безальтернативной злобой, которая характерна для ряда наших киноделов, изучающих пороки современного общества. Значительная часть «Тренинга» благодаря многочисленным умело прописанным диалогам, пестрящим грубой, но к месту используемой лексикой (фильм целиком русскоязычный), вообще смотрится как не самая плохая разговорная комедия — пусть и иссиня-чёрная. Хотя в стержневой мысли фильма — сколько ни забивай себе мозги мотивационной чепухой, иногда благополучие зависит от простого случая и готовности идти на сделку с совестью — ничего смешного, конечно, нет.

4.0

Источник: Российская газета