туфли John Lobb служат невероятно долго — Российская газета


Это удивительно, но должность креативного директора John Lobb, одной из старейших марок мужской обуви, занимает молодая эффектная красавица Пола Жербас.

Еще удивительнее, что в дизайн обуви Пола пришла с Сэвил-Роу, легендарной лондонской улицы портновских ателье. Встретившись с ней на фабрике в Нортгемптоне, мы узнали, что общего между созданием костюма и обуви, о том, почему туфли John Lobb служат невероятно долго и о том, почему в основе этого бренда — движение и инновации.

Английская компания John Lobb ведет свою историю с 1851 года. С 1976 года она принадлежит французской компании Hermes. Таким образом, помимо исторической фабрики в Нортгемптоне, бесперебойно работающей до сих пор (здесь производятся серийные коллекции ready-to-wear), у марки есть ателье в Париже на Рю Могадор, где в основном выполняются заказы bespoke — пошив обуви вручную по индивидуальным лекалам.

Фабрика John Lobb в Нортгемптоне.

Что значит быть креативным дизайнером бренда с такой давней историей?

Пола Жербас: Работая над коллекцией ready-to-wear на фабрике John Lobb в Нортгемптоне или же над заказами bespoke в парижском ателье, я имею дело с лучшими мастерами. Мне выпала честь сохранять традиции, которые поддерживаются более ста лет. Служба bespoke работает почти так же, как и при основании дома. Для создания пары по особым пожеланиям клиента опытным мастерам парижского ателье требуется 50 часов работы. И хотя может показаться, что кроме сохранения традиций John Lobb ничем больше не занят, в наследии марки так много потенциальных инноваций, что мы можем по-новому их интерпретировать, сохраняя при этом истинные ценности дома.

Когда же началась история этих инноваций?

Пола Жербас: Она всегда была частью бренда: Джон Лобб сделал имя на производстве сапог с полыми каблуками во время «золотой лихорадки» в Австралии в 1850-е годы — в каблуках было удобно хранить золото. В более поздних архивах мы обнаружим богатый выбор спортивной обуви: лыжные ботинки и фигурные коньки 1930-х годов отличались «интуитивным» методом шнуровки, особой конструкцией пятки и стежками усиленной прочности. Сегодня инновации касаются материалов и методов: например, бесшовный верх (такие модели мы делаем в bespoke-ателье), облегченная гибкая подошва Tensile для летних прогулок, ультралегкая и прочная подошва lightweight walking sole для сопротивления неблагоприятным погодным условиям и низким температурам.

Вы пришли в обувной мир с Сэвил-Роу. Есть что-то общее между пошивом одежды и обуви?

Пола Жербас: Как ни странно, между ними много общего: дизайн всегда начинается с выбора качественного материала. Будь то шерсть, нейлон или редкая телячья кожа, я всегда исходила из материала, позволяя ему говорить за себя. Крой и линии швов постепенно создают форму, и, наконец, такая деталь, как карман на одежде или ручной шов на обуви, оживляет вещь.

Фабрика в Нортгемптоне и ателье в Париже — это «сообщающиеся сосуды»?

Пола Жербас: Сотрудничество мастеров, работающих над ready-to-wear и над bespoke, имеет важнейшее значение для общего дела: многие наши проекты требуют комплексного подхода. Например, ежегодная модель ready-to-wear ограниченной серии St. Crepin отражает наследие bespoke и в то же время демонстрирует, что обувь, сделанная вручную, может быть современной и инновационной.

Как вы сегодня описали бы характер марки?

Пола Жербас: Основатель марки Джон Лобб всегда находился в движении, начиная с путешествия в 1851 году из Корнуолла в Австралию и затем через всю Европу обратно. «История движения» присуща дому в целом, и мы продолжаем ее чтить, развивая технологии, но сохраняя при этом элегантность и наш особенный стиль. Путешествия — часть повседневной жизни наших клиентов, и неважно, перемещаются ли они по городу, направляются на работу или выбираются на отдых. Мы надеемся предложить им такую обувь, которая станет неотъемлемой частью этих путешествий.

Источник: Российская газета