РФ и Япония как никогда раньше готовы к контактам — Российская газета


На прошедшей неделе наибольший интерес вызвали переговоры Путина с Абэ. Помимо содержательного момента многих занимала просто загадка, «таинственная интрига», даже пари заключали. На простом, без политологии, языке вопрос звучал так: «Отдадут острова или не отдадут?» И хотя МИД несколько раз повторил, что ни о какой «передаче островов» речь не идет, многие считают, что интрига остается. В самом деле объявлено, что через несколько месяцев переговоры возобновятся, а всем известен «категорический императив» японцев вернуть острова. Значит, эта тема все-таки обсуждается? Значит, японцы все-таки на что-то рассчитывают?

В связи со всем этим возникает несколько простых вопросов.

Почему тема актуализировалась именно сейчас, ведь с 1945-го мы нормально торгуем с Японией, мирного договора нет, а дипломатические отношения есть. Что же изменилось?

Что японцы могут предложить России «за острова»? Сразу напомним, что речь идет не про все 4, а только про 2 самых маленьких острова. Только о них пишут как о «предмете переговоров» сегодня.

Россия и Япония морально готовы к контактам, как, пожалуй, никогда раньше

Может ли Россия при определенных условиях (и каких?) удовлетворить пожелания Японии?

Вопросы легче ставить, чем отвечать, тем более что информации о ходе переговоров почти нет (наверное, в столь деликатном деле это правильно, чтоб не возбуждать попусту 100 раз в день публику). Тем не менее попробую высказать некоторые соображения.

Интерес России к переговорам с Японией именно сейчас может быть связан с нашей общей ситуацией. России нужно сбить обруч санкций, восстановить полноценные отношения с странами G7. «На Западном фронте без перемен» — может, удастся прорыв на «Восточном»? И разделяющие нас острова могут стать как раз соединяющими — в конце концов именно из-за них у японцев большой, бОльший интерес к диалогу?

Но резоны японцев не сводятся к одним островам. Кроме этой вечной темы есть и другие, более актуальные. Растущая мощь Китая плюс малопредсказуемая политика США могут делать для Японии особенно желательными контакты с Россией для укрепления «геополитического равновесия».

Интересно это и России. Безусловно, отношения с КНР приоритетны, первичны. Но не в ущерб им (о чем сказал Лавров) укрепить экономические и политические отношения с Японией тоже было бы полезно.

Вот с учетом всего этого контекста легко понять, что Россия и Япония морально готовы к контактам, как, пожалуй, никогда раньше. И общение идет очень активно: четыре встречи за полгода! Пожалуй, чаще чем с любым другим лидером G7.

Теперь переходим к Главной Интриге.

Может ли при каких-то условиях: а) Япония подписать мирный договор, отказавшись от идеи возврата островов; б) Россия согласиться на передачу двух островов Японии; в) или, наконец, возможен ли «промежуточный вариант»?

С последним — сложнее всего. «Разногласия по земельному вопросу» самые древние в Истории и самые жесткие. В торговле, в риторике, даже в военной сфере возможны «частичные уступки». А земля, увы… Или «наша», или «ваша».

Безвизовая зона, зона свободной торговли, аренда каких-то участков, свободная экономическая зона… Все это Россия могла бы предложить, но это не удовлетворяет Японию. «И здесь кончается искусство — и дышат Почва и Судьба». Для японцев эти маленькие острова важны не только и, главное, не столько в связи с рыболовством, даже с геополитикой — они превратились в Скрепы, в Сакральную Ценность. Именно поэтому их так упорно добиваются. И отступления в ТАКОМ вопросе Абэ не простят. Он даже идею ОТКАЗА Японии от двух больших островов четко зафиксировать в Договоре не может, ее можно только «отложить».

Возможно, расчет на то, что переговоры — диалог ценны и сами по себе. Все равно они помогают узнать позицию другой стороны

Но и у России — Скрепы! И ничуть не меньшие. Россия никогда не отдавала свои территории (распад СССР — это ДРУГОЕ, все-таки республики не ВХОДИЛИ В СОСТАВ России). Да какая вообще страна без военного поражения отдает территории? (Хотя если порыться, то можно найти прецеденты — например, Израиль отдал Египту Синай). Наконец, получены острова в результате Второй мировой войны — еще одно сакральное понятие. Пусть это не ВОВ — она закончилась 9 мая в Берлине, но все равно пролив между островами и ВОВ — слишком узкий.

Безусловно, нельзя сказать, что эти маленькие далекие острова по жизни страшно волнуют граждан России, из которых едва ли один из тысячи там когда-то бывал. Например, Крым был темой куда более горячей. Но ПЕРЕДАЧА островов (против которой по любым опросам твердо выступает не менее 70% населения России) оставила бы тяжелый осадок… Острова легли бы пятном на имидж власти. Кстати, пропаганда тут бессильна, как и всегда, если идет «поперек Скреп», — «тут кончается искусство»… Массовых протестов, полагаю, не было бы, но фраза «народ безмолвствует» может звучать громче криков. Я уж не говорю о «технических вопросах»: ведь там люди есть (хоть и немного), куда их деть? Да и изменение государственных границ страны требует, видимо, непростой юридической процедуры…

В общем, все это отлично понимают в Москве и в Токио.

Тогда какой смысл в переговорах, если они рано или поздно упираются в стену? Ведь Мирный Договор так не подпишешь…

Возможно, расчет на то, что переговоры — диалог ценны и сами по себе. Все равно они помогают узнать позицию другой стороны, а если спор ведут ЧЕСТНО, то даже без решения возникает доверие. Могут — безотносительно к Договору и Островам — возникнуть и какие-то другие важные темы. Способствует этот нон-стоп диалог и расширению торговых отношений. Так что хуже от процесса не будет, а лучше может быть.

Источник: Российская газета