Число домашних арестов резко выросло — Российская газета


За пять лет численность домашних арестантов выросла более чем в четыре раза.

«С 5 тысяч человек в 2013 году до 22 тысяч в 2018 году», сообщили вчера «РГ» в Федеральной службе исполнения наказаний. Домашний арест — гуманная мера, когда человек на время следствия и судебного разбирательства остается под надзором на собственном диване. Зато не попадает в камеру следственного изолятора.

Для контроля за домашними арестантами применяются электронные браслеты. Поэтому за пределы своих четырех стен без специального разрешения выходить нельзя. «Всего с 2013 года электронные средства контроля применялись в отношении более 60 тысяч подозреваемых или обвиняемых, находившихся под домашним арестом, — рассказывают в Федеральной службе исполнения наказаний. — С каждым годом количество лиц, кому назначается домашний арест, возрастает на 15-20 процентов». Напомним, что контролем за домашними арестантами занимаются уголовно-исполнительные инспекции ФСИН. Представители ведомства уточняют, что на сегодняшний день существуют семь мер пресечения, альтернативных следственному изолятору. Среди них — домашний арест, который избирается судом, как правило, в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой либо средней тяжести. Кроме того, недавно появилась новая мера пресечения: запрет определенных действий. «В последнее десятилетие в России планомерно реализуется государственная политика, направленная на гуманизацию уголовных наказаний, в связи с чем расширяется и правоприменительная практика судов по назначению альтернативных заключению под стражу мер пресечения, — подчеркивают в тюремном ведомстве. — В первую очередь это делается для снижения численности подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах».

В свою очередь председатель правления Ассоциации юристов России напомнил «РГ», что такая мера пресечения, как запрет определенных действий, появилась весной прошлого года. «Закон сделал систему мер пресечения более гибкой и эффективной, — сказал «РГ» председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Взятие под стражу должно применяться только в исключительных случаях, когда другие меры невозможны. Суды при избрании меры пресечения в виде залога или домашнего ареста могут теперь применять отдельные запреты — с учетом личности обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Также запрет определенных действий может применяться и как отдельная мера». Новая статья УПК «Запрет определенных действий» дает полномочия суду устанавливать фигуранту уголовного дела определенный набор запретов. Скажем, человеку нельзя будет выходить из дома в определенное время. В таком случае суд, скорее всего, предпишет ему оставаться в родных стенах с вечера до утра. А днем разрешит ходить по своим делам — на работу, учебу и т.п. По данным ФСИН, за первые семь месяцев действия закона в уголовно-исполнительные инспекции поступило 746 судебных решений об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий. «Эта мера пресечения предусматривает более упрощенные условия по сравнению с домашним арестом при том же уровне контроля со стороны уголовно-исполнительных инспекций, — сообщили в ведомстве. — В отношении тех, кому она избрана, могут применяться те же аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, которые предусмотрены и для домашнего ареста — электронный браслет, стационарные и мобильные контрольные устройства или другие технические средства контроля».

По данным ФСИН, наиболее часто суды возлагают на подозреваемых и обвиняемых такие запреты, как покидать место жительства в определенные часы, общаться с определенными лицами. Реже суд назначает запрет находиться в определенных местах, пользоваться почтой или интернетом или управлять автомобилем (если преступление связано с ДТП).

Источник: Российская газета