Полный текст пресс-конференции Владимира Путина — Российская газета


В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Мы с вами начинаем нашу традиционную предновогоднюю встречу, назовём её пресс-конференцией.

Как водится в таких случаях, я займу буквально несколько секунд, чтобы сказать об итогах уходящего года. Об этом уже много сказано, но у меня последние данные, некоторые прямо сегодняшнего, позавчерашнего времени.

Итак. За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7 процента. Прогноз Минэкономразвития по году — 1,8 процента. Промышленное производство росло более быстрыми темпами. Если в прошлом году рост составил 2,1 процента, за январь-октябрь текущего года — 2,9, по итогам года прогнозируется 3 процента. При этом обрабатывающие отрасли производства растут чуть быстрее — 3,2 процента.

За три квартала инвестиции в основной капитал составили 4,1 процента. Растёт грузооборот и объёмы розничной торговли — плюс 2,6 процента. Повышение потребительского спроса, конечно, заметно. Это положительный фактор. После длительного перерыва зафиксирован и незначительный, но всё-таки положительный тренд роста реальных располагаемых доходов населения. По последним данным, он составит 0,5 процента. Надеюсь, что эта тенденция сохранится, поскольку растёт реальный уровень заработной платы. За первые десять месяцев текущего года это 7,4 процента, а по итогам года ожидается где-то 6,9, около семи.

Сохраняется приемлемая для нас инфляция, правда, за последнюю неделю она чуть-чуть подросла — на 0,5 процента, по-моему, — и поэтому мы выйдем за ориентир Центрального Банка в четыре процента, будет 4,1-4,2 [процента] — четыре с небольшим.

Сокращается безработица, что отрадно. Если в прошлом году она побила исторический минимум — была 5,2 процента, в этом году она будет ещё ниже — 4,8 процента.

Растёт профицит торгового баланса: в 2017 году, если вы помните, он составил где-то около 115 миллиардов долларов, а за три квартала текущего года — уже 157. По итогам года ожидается 190 миллиардов долларов.

Укрепляются наши финансы. Растут золотовалютные резервы — на семь с лишним процентов. В начале года они были 432 миллиарда, сейчас практически 464.

Профицит, впервые мы имеем профицит с 2011 года. Выйдем на профицитный федеральный бюджет в районе где-то 2,1 процента ВВП. Растёт Фонд национального благосостояния — примерно на 22 процента.

У нас средний годовой размер страховой пенсии по старости в 2017 году составил 13 677 рублей. По концу этого года будет 14 163.

И продолжительность чуть-чуть увеличилась: в 2017 году она составляла 72,7 года, в 2018-м будет 72,9 года.

Это в общих чертах, что хотел сказать в начале. Не будем терять времени, давайте перейдём к вашим вопросам и моим попыткам на них ответить.

Д.Песков: Итак, начинаем, сначала чуть-чуть с приоритетом для кремлёвского пула, который весь год работал во всех поездках, и за рубежом, и внутри России.

В.Путин: «Как не порадеть родному человечку». Давайте.

Д.Песков: ИТАР-ТАСС, государственное информационное агентство.

В.Романенкова: Спасибо.

Наверное, можно сказать, что 2018 год прошёл под знаком национальных проектов, новых национальных проектов, старт которым Вы дали майским указом и на которые планируется потратить баснословные деньги. Но некоторые эксперты, члены Госсовета, в Ялте недавно об этом говорилось, опасаются, что вообще реально выполнить эти нацпроекты, [сомневаются] в их целесообразности. Насколько хорошо проработаны критерии выполнения нацпроектов? Например, глава Счётной палаты говорит, что вообще невозможно оценить эффективность. У Вас есть что возразить?

В.Путин: Вы меня заставляете сказать несколько слов вообще о целесообразности, потому что Вы сказали: некоторые сомневаются в том, нужны ли они вообще.

Я уже говорил об этом много раз, хочу повторить. Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Вот это принципиальный вопрос, мы должны это понимать.

А как это сделать? Нужно концентрировать имеющиеся ресурсы, найти их и сконцентрировать на важнейших направлениях развития. А как организовать эту работу? Просто так раздать деньги, и всё?

Во-первых, их надо было найти. Мы занимались и формулированием задач, и поиском этих ресурсов в течение всего 2017 года, и Правительство, и Администрация напряженно над этим работали. Поэтому, кстати, когда говорят: а вот там мало изменений в Правительстве, — это те люди в основном, основной, финансово-экономический блок, который работал над программой развития страны до 2024 года. Поэтому им и отвечать за то, что они напланировали. Но без этого невозможно.

Так как организовать работу? Просто так раздать деньги? 20,8 триллиона рублей — это только по нацпроектам запланировано, еще 6,5 триллиона — отдельный план по развитию инфраструктуры. Естественно, их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. И можно как угодно назвать эти планы развития, их назвали «национальные проекты». Во всяком случае, это, ясно, поставленные цели. Без постановки целей, в какие бы конверты ни упаковать эти цели, невозможно добиться конечного результата. Поэтому и 12 национальных проектов было создано, и еще план развития инфраструктуры. Напомню, по каким направлениям это будет развиваться.

Первое — это здравоохранение, образование, наука, человеческий капитал, без чего никакой прорыв вообще невозможен. И второе — это чисто производство, экономика. Все связано с экономикой: и первая часть, а вторая напрямую — это цифровая экономика, развитие робототехники и так далее, и так далее, и так далее. Я уже говорил об инфраструктуре.

Почему мы собирались в Ялте, в Крыму, и обсуждали с коллегами и из Правительства, и из регионов вопросы о том, как нам организовать эту работу? Потому что действительно есть вопросы, связанные с контролем над исполнением, и этот контроль должен быть действенным, а все наши мероприятия по надзору, так скажем, из федерального центра за тем, что происходит в регионах, должны быть реалистичными. И там есть проблемы, это правда. Но именно над этими проблемами мы сейчас и работаем. В чем фишка-то? Фишка в том, что деньги в основном федеральные, как правило, по всем программам, а значительная часть работы в регионах, и регионы должны быть настроены на эту конструктивную работу: не просто на повышение цен в связи с тем, что денег много, а на достижение конкретного результата, который люди почувствуют. Это первое.

Второе. Нужно понять: они-то справятся с этим или нет? Конечно, вопрос. И некоторые говорят: «Это невозможно». Но это говорят те, которые должны добиться результатов. Пусть они так не думают, а пусть работают над исполнением, а если чувствуют, что не в состоянии исполнить, пусть тогда освободят свои места для тех, которые полны оптимизма и готовы к этой работе. Я, честно говоря, их не вижу, кто не хочет и говорит, что это невозможно. Говорят люди, которые со стороны там что-то анализируют.

Но если не ставить амбициозных целей, не будет достигнуто вообще никаких. Поэтому я очень рассчитываю на консолидированную, хорошую работу, слаженную работу как федерального центра, так и регионов. Да, нужно кое-что скорректировать в показателях. Коллеги из регионов такие предложения сделали, и я очень рассчитываю на то, что Правительство их учтет, скорректирует эти показатели конкретной работы, и она будет двигаться эффективно.

П.Зарубин: Павел Зарубин, телеканал «Россия». Добрый день!

Я хотел бы все-таки развить тему, которая уже сейчас затронута. Многие эксперты по экономике, в том числе Кудрин, заявляют, что в реальности российская экономика вот уже десять лет растет в среднем всего на один процент, и если это так, то это, по сути, топтание на месте, стагнация. Вы ставите задачу прорыва, рывка, но для этого, даже по самым минимальным оценкам, темпы роста должны быть как минимум в четыре-пять раз выше. В Правительстве обещают задачи выполнить, но там же, в Правительстве, признают, что в ближайшие несколько лет темпы роста ВВП не превысят даже двух процентов. В связи с этим возникают вопросы: так на чем основывается, на что опирается Правительство в своих прогнозах, в планировании своей деятельности? Возможен ли при таких вводных в принципе прорыв, о котором идет речь, или экономика будет и дальше развиваться по принципу: заработали что-то на нефтяных излишках — отложили в сторону, и истратили тогда, когда приспичило? И в целом Вы командой Медведева довольны? Спасибо.

Д.Песков: Дорогие друзья, я вас прошу, уважайте друг друга, задавайте только по одному вопросу.

В.Путин: Смотрите, рост экономики — один процент в год за определенный период времени. Но, во-первых, он был таким, когда Алексей Леонидович был вице-премьером российского Правительства, поэтому нечего на зеркало пенять, коли рожа крива — у нас так в народе говорят. Это первое.

Второе, так считать, механически, нельзя. Я с большим уважением отношусь к Алексею Леонидовичу, это мой товарищ, и он хороший специалист, я, как правило, прислушиваюсь к его рекомендациям, он надежный специалист, хороший. Но, смотрите, с 2008-го по 2018 год рост экономики составил примерно 7,4 процента. Посчитать — да, получится процент с небольшим. Но давайте не будем забывать, как развивалась экономика. Были и более высокие темпы роста, были спады, связанные с мировым кризисом. В 2009 году после кризисных явлений в мировой экономике, не в нашей, мы не были причиной мирового финансового экономического кризиса 2008-2009 годов, он пришел к нам извне, спад составил, по-моему, 7,8 процента. Потом потихоньку мы из этого вылезали в течение многих лет.

Потом в 2014-2015 годах еще один кризис — обрушение цен на нефть, на основные виды наших экспортных товаров. Поэтому просто так, механически, считать нельзя.

Но, разумеется, ВВП страны, темп роста ВВП — один из главных показателей. Но нам с вами не обеспечить темпы роста ВВП, необходимые для этого прорыва, если не изменить структуру экономики. Именно на это и нацелены национальные проекты, и будут вкладываться такие огромные средства, о которых я уже сказал, для того чтобы изменить структуру, придать ей инновационный характер. На это Правительство и рассчитывает, на то, что, если это произойдет, а к этому мы все должны стремиться, тогда и темпы роста увеличатся, появятся другие возможности для развития.

Но, кстати, Вы сказали, в ближайшие два года по 2 процента. Да, в ближайшие — 2019-2020 годы — по два, а с 2021-го Правительство уже планирует три, а потом и больше. Поэтому я очень рассчитываю, что все это нам удастся сделать. Наверное, какие-то колебания возможны, но, повторяю, самое главное — нам нужно… Понимаете, нам что нужно сделать? Нам нужно войти в другую лигу экономик и не только по объемам. Я думаю, что занять пятое место по объемам — это вполне по силам. Одно время мы и занимали пятое место по объему экономики, по паритету покупательной способности, и мы сделаем это, я думаю. Но нам нужно в другую лигу войти по качеству экономики. Вот на это и нацелены наши национальные проекты.

П.Зарубин: Вы довольны в целом командой Медведева?

В.Путин: В целом да.

Вопрос: Добрый день!

Владимир Владимирович, у нас в Волгограде был прекрасный год — мы отмечали 75-летие Сталинградской битвы. Вы посчитали возможным, что это будет федеральный праздник, и мы действительно за это признательны, Вы к нам приезжали.

Мы прекрасно провели чемпионат мира, и наш регион действительно начал дышать, развиваться.

Многое еще необходимо сделать. Про экономику, думаю, очень много будет сказано, но большие чаяния волгоградцев, большая просьба — в 1998 году у нас расформировано Качинское училище с огромной историей.

В 1910 году Царицынским указом оно было создано, мы им очень гордились, гордимся и хотим гордиться дальше, чтобы военные традиции не умирали. Просим Вас подумать об этом.

В.Путин: В каком году расформировано?

Реплика: В 98-м, к сожалению. Краснознаменное, с огромной историей.

В.Путин: Смотрите, сейчас уже 2018-й, 20 лет назад, я не очень понимаю, что там осталось от этого легендарного училища.

Действительно, Вы правы, это легендарное училище. Но Министерство обороны Российской Федерации выстраивает подготовку кадров в зависимости от потребности Вооруженных Сил в этих кадрах.

Поэтому надо посмотреть, что там можно сделать для того, чтобы не только помнить, но, может быть, и оставшиеся элементы традиции не были утрачены. Я посмотрю обязательно, посоветуюсь с Минобороны.

М.Балюк: Владимир Владимирович, здравствуйте! Мария Балюк, агентство «Прайм».

Владимир Владимирович, бюджет в текущем и следующем году будет профицитным. Тем не менее, с 1 января вступает в силу ряд решений, который может вызвать достаточно серьезный рост стоимости обширного спектра товаров и услуг.

Например, рост НДС до 20 процентов, который уже спровоцировал в следующем году рост тарифов ЖКХ в два этапа, это введение налога на самозанятых в пилотных регионах. Скажите, пожалуйста, как это согласовывается с экономической политикой, которую проводит государство…

В.Путин: Тарифы ЖКХ — в два этапа, и еще что Вы сказали?

М.Балюк: И, например, введение налога на самозанятых в пилотных регионах.

И не является ли такой объем нововведений слишком большой нагрузкой на россиян и экономику?

В.Путин: Вы сказали про профицит.

Да, действительно, это хороший показатель работы экономического блока Правительства. У нас впервые, как я уже сказал во вступительном слове, с 2011 года профицитный бюджет — 2,1 процента. И это хорошо.

Но мы не должны забывать, что мы как нефтедобывающая страна и страна, которая имеет основные доходы от продажи нефти и газа, у нас есть еще и так называемый не нефтегазовый дефицит. То есть это то, что получается страной от продаж нефти и газа.

И напомню, что в 2009 году он составлял, по-моему, в районе 13 процентов. Это очень много. В начале 2000-х он был где-то три, а потом в результате экономического мирового кризиса — хочу подчеркнуть, мы вынуждены были тратить нефтедоллары для того, чтобы исполнить свои социальные обязательства перед людьми, выдержать планы строительства Вооруженных Сил, и тратили нефтедоллары.

И у нас не нефтегазовый дефицит вырос до двузначной величины, по-моему, почти 13 процентов. И это очень серьезно для нашей экономики. Сейчас мы его сократили до 6,6 процента, а в следующем году он должен быть уже шесть процентов и так держаться в течение нескольких лет.

Это очень важный показатель устойчивости экономики Российской Федерации. Так вот, повышение НДС в том числе связано с необходимостью удержать этот показатель не нефтегазового дефицита. Это первое обстоятельство.

Второе. Во многих странах 20 и даже больше процентов НДС. У нас тоже он был выше, мы понизили, а потом вернулись сейчас к 20-ти.

Но так называемая эффективная ставка НДС на самом деле в целом в экономике будет меньше, чем 20 процентов, потому что мы сохранили практически все льготы: льготы по производству лекарств, льготы по производству детских товаров и так далее, и для IT-компаний — много всяких льгот сохранено. Поэтому эффективная ставка будет меньше.

Наконец, все-таки рассчитываю на то, что это будет разовое явление, и даже небольшой рост, может быть, цен, инфляции в начале года пройдет, и затем все-таки она будет снижаться.

Но и Центральный банк принимает определенные действия и решения для того, чтобы предотвратить этот рост и инфляцию. Вот совсем недавно, например, приняли решение о поднятии ставок на 0,25 процента.

Здесь есть и плюсы, и минусы, но делается это, в том числе для того, чтобы избежать роста инфляции и цен. Поэтому в целом я считаю, что решение правильное, сбалансированное, это, конечно, дает плюс дополнительные доходы бюджета и возможности реализовать наши планы развития в рамках национальных проектов.

Что касается роста тарифов ЖКХ, он в среднем за последние годы составлял примерно четыре процента. Действительно, в следующем году это будет проводиться в два этапа: первый этап — по-моему, 1,7, а потом, по-моему, 2,4. Но в целом получается все же 4,1.

Почему в два этапа — потому что в связи с ростом НДС все-таки ожидается какой-то рост услуг и товаров, связанный с необходимостью нормального функционирования системы ЖКХ.

Поэтому, чтобы не подсадить эти организации и в конечном итоге в интересах граждан это делается, принято решение сделать это в два этапа. Но общий объем не должен превышать 4,1.

По отдельным решениям Правительства, если это действительно где-то очень нужно, в регионах, где уже довели до такого состояния, что требуется большее повышение, но это должно быть в порядке исключения и по согласованию с Правительством Российской Федерации.

Е.Гагарина: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Екатерина Гагарина. Я представляю телеканал «Россия» в Новосибирске.

Значимость проекта «Академгородок 2.0», который Вы поддержали во время визита в Новосибирск, очевидна не только сибирским ученым — это проект уникальный для всей страны.

Но за технологической составляющей этого проекта стоит и ряд задач не меньшего масштаба. Это строительство жилья, это дороги, детские сады, школы. И вопрос наш заключается в том, не разобьются ли наши научные амбиции о быт, будет ли где жить ученым?

В.Путин: Не хотелось бы.

Я понимаю, что это очень важная составляющая всего этого процесса. Мы с руководителем региона, конечно, будем над этим работать. Когда я был в Новосибирске, мы об этом тоже говорили с коллегами.

Первая задача федерального центра — это выполнить свои обязательства, связанные с установками, которые дают возможность развития Академгородку, которые дают возможности, кстати говоря, и деньги зарабатывать на этих высоких технологиях. А за этим и социалка потянется.

Но если нужно будет дополнительно что-то сделать для решения социальных вопросов ученых, конечно, будем стараться это делать. Кстати говоря, ипотека растет у нас последнее время, будем ее поддерживать тоже. Большими темпами, кстати говоря, для всех. Свыше 20 процентов рост ипотечного кредитования.

Но, конечно, для Академгородка будем думать. Если такая острая потребность есть в помощи из федерального центра, обсудим.

С.Маров: Владимир Владимирович, здравствуйте! Сергей Маров, Вологодская область, газета «Звезда». Вопрос от частного к общему.

Приведу один простой пример. Рядом с нашей редакцией, совсем недалеко, находится предприятие, которое в течение девяти лет…

В.Путин: Предприятие?

С.Маров: Предприятие.

Титаническими усилиями в течение девяти лет выстраивало технологическую цепочку по полной переработке льна. Представьте себе…

В.Путин: Извините, пожалуйста, по полной переработке?

С.Маров: Льна.

В.Путин: Да, понятно.

С.Маров: Посадить семечко и на выходе получить готовую одежду. Они это сделали.

Казалось бы, посыл промышленников понятен. В то же время, когда я ехал на эту конференцию, проводил серьезные консультации с теми, кто там работает, и они говорят: «Последний научно-исследовательский институт, который занимается разработками в области льна, находится в состоянии ликвидации».

Ликвидируется последний институт по подготовке высших кадров для льноводства, то есть совершенно разночтения в посылах со стороны промышленников, которые реализуют, и со стороны государства, которое должно поддерживать эти сферы.

В связи с этим у меня вопрос. Владимир Владимирович, как Вы оцениваете состояние нынешней промышленности и темпы ее роста? Считаете ли на данном этапе поддержку отечественного производителя достаточной?

В.Путин: Честно говоря, не знаю по проблемам этого института по льну, но вообще это, действительно, традиционный вид производства в России — лен. Это всегда было нашей фишкой, это было нашей гордостью. Я посмотрю, что там происходит.

Как обычно, проблема сложнее, чем смотрится со стороны. Не знаю просто, что там происходит с этим институтом, хотя, конечно, льнопроизводство, повторяю, это всегда было гордостью России, и если он нужен для промышленности, можно его сохранить, то надо посмотреть, как это сделать. Обещаю Вам, что посмотрю на это.

Теперь по поводу промышленности. Я уже сказал, что промышленный рост в целом выше, чем рост ВВП, — три процента, перерабатывающая промышленность демонстрирует 3,2 процента. В целом это хорошие показатели.

Что касается легкой промышленности — она развивается еще быстрее. Производство продуктов питания выросло за десять месяцев текущего года на 13 процентов, что, кстати, подтверждают цифры, связанные с потреблением, которое увеличивается в целом. А что касается одежды, обуви, рост — девять процентов, это очень хороший показатель.

А теперь по поводу поддержки, достаточна она или нет? Недостаточна. Именно поэтому мы и наметили целый ряд программ, связанных с поддержкой отдельных отраслей производства. И в целом до 2024 года она составит 1 триллион 376 миллиардов рублей, причем по отраслям, это касается и легкой промышленности, касается авиации, это касается ОПК, это касается других отраслей.

У нас по основным отраслям отработаны отдельные программы. На следующий год на эти цели будет направлено 450 миллиардов рублей, через год — 450-470. Вот такие показатели, такие цифры. Общий объем — 1376 миллиардов рублей.

А.Верницкий: Владимир Владимирович, в нашем советском детстве все мы очень боялись ядерной войны. Помните, даже песни такие были: «Солнечному миру — да-да-да! Ядерному взрыву — нет-нет-нет!»

В.Путин: А сейчас не боитесь?

А.Верницкий: Прошло четыре десятка лет, и крупные издания по обе стороны океана начинают печатать уже сценарий обмена ядерными ударами между Россией и США. На бытовом уровне все чаще звучит, на кухнях, слово «война».

Как Вы, Президент, можете успокоить и моего маленького сына, который так же, как и я, теперь боится ядерной войны, меня и всех нас, какими действиями, словами?

В.Путин: Вы знаете, думаю, что Вы правы.

Я сейчас подумал, как-то это все — опасность подобного развития событий в мире — как-то затушевывается, уходит. Это кажется невозможным, или чем-то уже не таким важным. А между тем, если, не дай бог, что-то подобное возникнет, это может привести к гибели всей цивилизации, может быть, и планеты.

Поэтому вопросы серьезные, и очень жаль, что такая тенденция недооценки имеет место быть, и даже нарастает. Есть и особенности сегодняшнего дня, есть опасности. В чем они заключаются?

Первое, это развал. По сути, мы наблюдем сейчас развал международной системы сдерживания вооружений, гонки вооружений. После выхода Соединенных Штатов из Договора по противоракетной обороне, который, я уже тысячу раз об это сказал, тем не менее, являлся краеугольным каменеем в сфере нераспространения ядерного оружия и сдерживания гонки вооружения.

После этого мы вынуждены ответить созданием новых систем оружия по преодолению этих систем ПРО. Теперь мы слышим, что Россия получила преимущество. Да, это правда. Таких систем оружия пока в мире нет. Они будут у ведущих держав, но пока нет.

В этом смысле есть определенные преимущества. Но в целом в стратегическом балансе это просто элемент сдерживания и уравнивания паритетов. Это сохранение паритета, не более того.

Сейчас делают еще один шаг — выходят из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Что будет с этим? Очень трудно себе представить, как будет развиваться ситуация дальше. А если эти ракеты появятся в Европе, что нам делать?

Конечно, надо будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами. Пусть потом не пищат по поводу того, что мы добиваемся каких-то преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем и обеспечиваем свою безопасность.

То же самое по Договору СНВ-III, в 2021 году он заканчивает существование. Никаких переговоров пока не ведется по этому вопросу. Неинтересно, не нужно — ладно, мы проживем.

Мы свою безопасность обеспечим. Мы знаем, как это сделать. Но в целом для человечества это очень плохо, потому что это подводит нас к очень опасной черте.

И наконец, есть еще одно обстоятельство, на которое не могу не обратить внимание. Существует тенденция понижения порога применения. Есть идеи создать ядерные заряды малой мощности, и это уже не глобальное, а тактическое применение. Такие идеи звучат от некоторых аналитиков на Западе, что ничего страшного, можно и применить. Но снижение порога может привести к глобальной ядерной катастрофе. Это — одна опасность сегодняшнего дня.

Вторая — применение баллистических ракет в неядерном исполнении. Правда, американские партнеры вроде бы от этого отказались, но сама идея существует. А что это значит?

Баллистическая ракета стартовала — в ядерном, неядерном исполнении. Система СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) фиксирует старт, место старта и через несколько секунд определяет траекторию полета и возможную территорию падения головных частей. Это все на грани возможной ошибки, это ужасно, до этого нельзя доводить. Тем не менее такая идея использования баллистических ракет в неядерном исполнении существует.

Ну, из Мирового океана стрельнула подводная лодка баллистической ракетой, да хрен ее знает, она в ядерном или неядерном, пойди там разберись. Это же очень опасная вещь. И все это муссируется, обсуждается, и это опасно.

Но я исхожу из того, что у человечества хватит здравого смысла и чувства самосохранения, для того чтобы не доводить до крайности.

Д.Песков: Давайте мы пойдем в этот сектор. Вот я вижу украинский флаг, второй ряд.

В.Путин: Нет, вот это вы у нас все время присутствуете, Вы, по-моему, с Украины?

Д.Песков: Да, это наш коллега с Украины.

В.Путин: Да, мои коллеги мне говорили, лучше не давать ему слово, потому что он скандал устроит. Вы хотите скандал устроить, нет?

Пожалуйста, давайте.

Е.Созаев-Гурьев: Егор Созаев-Гурьев, «Известия». Вопрос про инцидент в Керченском проливе.

В.Путин: «Известия» же не с Украины?

Е.Созаев-Гурьев: Мой вопрос про Украину.

В.Путин: Ну, давайте, ладно.

Е.Созаев-Гурьев: Прецедент в Керченском проливе. Интересна судьба захваченных украинских военных, что с ними дальше будет. Вам не кажется, что в принципе эта провокация удалась?

И не могу не спросить про задержанных и даже заключенных гражданах России в США — имеется в виду Бутина, Ярошенко. Как Россия может защитить их права? И, может, посмотреть на наших китайских партнеров? Вот в Канаде китайского гражданина задержали из Huawei, они задержали канадских граждан в ответ. Может, опыт?

В.Путин: Здесь я бы Ваш вопрос разделил. Вы сказали: «Не считаете ли Вы, что провокация удалась?» То есть первое: констатируем, что это была провокация, и Вы с этим согласны Это вот уже правильно.

Теперь, удалась или не удалась. Мне кажется, что провокации вообще всегда плохи. Провокация рассчитана на обострение ситуации. Зачем нужно нашим украинским партнерам такое развитие событий? Понятно, там выборы, и нужно обострять для того, чтобы поднять рейтинг одного из претендентов на пост Президента, я имею в виду действующего Президента, действующей власти. Ну, это плохо, это в конечном итоге во вред интересам своего народа и своего государства. Хотя можно без всяких провокаций двигаться спокойно, как и было до сих пор.

Удалась она или не удалась — с точки зрения повышения рейтинга, может быть. Потому что рейтинг у Петра Алексеевича вроде подрос немножко, он теперь с пятой позиции переместился где-то на вторую-третью, там колебания, по-моему, происходят в районе 12 процентов. У Юлии Владимировны, по-моему, 20 и больше, уже 20 с лишним, а все остальные, Зелинский, по-моему, потом Бойко и Порошенко, у них в районе 12 процентов. В этом смысле — да, он, наверное, свою задачу выполнил. За счет интересов страны, я считаю. Это плохой способ поднятия рейтинга.

Ну а что касается будущего украинских военнослужащих, их послали и рассчитывали, что кто-то из них погибнет на самом деле. И большое недовольство, я вижу, в правящих кругах вызвало то обстоятельство, что никто не погиб. Рассчитывали, что кто-то из них погибнет. Но, слава богу, этого не случилось. Идет следствие. После уголовного разбирательства будет ясно, что с ними дальше делать.

Все-таки я попрошу дать микрофон коллеге с Украины.

Р.Цимбалюк: Спасибо. Скандала не будет, как и не было.

В.Путин: Ну, слава богу. Уже хорошо.

Р.Цимбалюк: Владимир Владимирович, я хотел спросить: а сколько Вы тратите денег на оккупированный Донбасс? Там же нищета под Вашим руководством, а люди превратились в рабов России, если называть вещи своими именами. Вот Вы боитесь ядерной войны, и одновременно к войне с НАТО готовитесь, а, по сути, стреляете в граждан Украины. Это же Вы как Верховный Главнокомандующий отдали приказ стрелять по морякам. И вот у меня вопрос: каковы условия обмена?

И если можно, по выборам. Вы говорите, рейтинги анализируете.

В.Путин: Секундочку. Условия обмена?

Р.Цимбалюк: Условия обмена украинских политзаключенных и украинских военнослужащих. Вам же нужны граждане России или нет?

И если можно, по выборам. Вы анализируете постоянно рейтинги, и складывается впечатление, что Вы…

В.Путин: Я не анализирую, я смотрю на них. Вы же их печатаете.

Р.Цимбалюк: …вмешиваетесь тем самым в избирательный процесс, как когда-то делали в Соединенных Штатах. Не кажется ли Вам, что может так получиться, что прямого диалога между президентами Украины и России не будет до того момента, пока Вы не поменяете место работы.

Спасибо.

В.Путин: По поводу страданий людей, которые живут на Донбассе. Вы же гражданин Украины. И Вы считаете этих людей, живущих на этой территории, гражданами своей страны. Скажите, пожалуйста, кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причем. Мирные.

Мы, действительно, оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали, и будем это делать дальше. Потому что попытки решить вопросы политического характера с помощью силы, а мы видим это на протяжении нескольких лет со стороны сегодняшней киевской власти, это происходит до сих пор, — обречены на провал. Вот это надо понять.

Теперь по поводу того, как урегулировать отношения, и кто останется у власти, кто не останется. Дело не в персоналиях, дело в отношении к людям. Мы хотим, чтобы на всей территории Украины, в том числе и на Донбассе, был мир и процветание. Мы заинтересованы в этом, потому что Украина остается одним из наших крупнейших торгово-экономических партнеров.

Торговый оборот между Украиной и Россией, несмотря на все усилия сегодняшних киевских властей, растет, в том числе вырос за уходящий год, в текущем году он тоже вырос. Это не странно? Нет, не странно, потому что это естественные связи. И эти естественные связи когда-нибудь все-таки дадут о себе знать. Но пока в киевских коридорах власти находятся русофобы, не понимающие, в чем, собственно говоря, интерес своего собственного народа, такая ненормальная ситуация будет продолжаться. Вне зависимости от того, кто находится у власти в Кремле.

Обменом мы занимались, все время занимались. Господин Медведчук, по поручению Порошенко, кстати говоря, он это делал, постоянно этим занимается. И недавно совсем тоже приезжал в Москву и ставил вопрос об освобождении украинских военных, задержанных в Керченском проливе, точнее, в Черном море. Да, и Медведчук ставил этот вопрос. Но, я уже сказал, эти вопросы можно будет решать после завершения уголовного дела.

М.Баулина: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, господин Президент! Маргарита Баулина, вестник «Семья. Общество. Традиции».

Дело в том, что два года назад инициативная группа нашего издания приняла участие в социальном проекте. Мы стали разрабатывать проект по возведению крытого футбольного поля для детей из неблагополучных семей, а также для детей из детских домов.

Два года мы обиваем пороги комитетов, пишем письма, встречаемся, и два года мы натыкаемся на полное безразличие. Не в обиду коллегам из других сфер, но нас воспринимают как обычный магазинчик цветов или заправку, никаким образом не реагируя на то, что мы пытаемся государству помочь выполнять его же функции и важную миссию.

В.Путин: Не понял, что вы пытаетесь сделать?

М.Баулина: Мы пытаемся открыть футбольное крытое поле для детей из неблагополучных семей, а также для детей из детских домов, то есть предоставить им возможность совершенно безвозмездно реализовывать себя не на улицах каким-то вредным для них способом, а максимально реализоваться как личность.

В.Путин: У вас неправительственная некоммерческая организация создана или что?

М.Баулина: У нас ООО, пока что ООО на базе нашего издания.

В.Путин: То есть у вас все-таки коммерческая организация?

М.Баулина: На данный момент — да, потому что мы не можем найти пути, каким образом нам реализовать наш проект.

В.Путин: С кем вы пытаетесь решить этот вопрос?

М.Баулина: Этот вопрос мы пытаемся решить несколькими комитетами нашего города, начиная от имущественного комитета, комитета по спорту, по молодежи и социальной политике. И каждый раз мы направляемся от одного комитета к другому, согласно письмам, и на встречи, туда и обратно.

В.Путин: Сколько стоит ваш проект?

М.Баулина: На данный момент 11 миллионов.

В.Путин: Еще раз, какой город?

М.Баулина: Санкт-Петербург.

В.Путин: Я поговорю с исполняющим обязанности. Уверен, вопрос будет решен.

М.Баулина: Большое Вам спасибо.

В.Путин: Уверен.

К.Голованова: С Днем контрразведки, Владимир Владимирович! Сегодня праздник.

В.Путин: Спасибо, Вас тоже. Я чувствую, Вы тоже недалеко здесь…

У нас в разведке, в контрразведке и в информационной работе одно и то же. По сути, это одна и та же работа — это информация: вы занимаетесь информацией, и спецслужбы тоже занимаются информацией.

К.Голованова: В последнее время наше общество, в основном молодежная его часть, столкнулась со странными действиями властей, которые, как мне кажется, провоцируют какие-то ненужные конфликты. Это, например, ситуация со словом, которое Вы уже знаете, с рэперами. Их прессуют, разгон концертов.

В.Путин: Вы сомневаетесь в моих способностях …

К.Голованова: Нет.

В.Путин: «Слово, которое Вы теперь знаете». Ну, я и раньше знал.

К.Голованова: Ну, чаще употребляете.

В.Путин: У меня в числе моих доверенных лиц тоже рэперы были. Тимати. Ну а как же? Вот он весь расписанный такой парень. Кстати говоря, замечательный человек и артист прекрасный.

К.Голованова: Вы сказали на Совете по культуре: «Если не можешь противостоять какому-то движению, надо его возглавить». Скажите, пожалуйста, зачем нужно вообще государству в эту ситуацию вмешиваться? Может быть, оставить уже в покое? Зачем их разгоняли? Вообще, кому это было нужно? Ну, поют они с матерком — путь будет так.

И второй момент, наверное, более серьезный, но тоже затрагивающий, в общем-то, молодежь. Сейчас все встревожены законодательной инициативой о том, чтобы за негативные высказывания о государстве, власти, обществе ввести ответственность, вернее, ужесточить эту ответственность. Это опять же ударит, прежде всего, по молодежи, которая сидит в соцсетях. Вот такими действиями вы не боитесь молодежь потерять?

В.Путин: Что касается потери или, наоборот, приобретения какого-то авторитета у молодежи.

Вы знаете, когда мне говорят о молодежи, я все время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы нашей современной истории. Ну, давайте вспомним роту десантников — 96 человек, парней (19-20 лет), которые прямо чуть ли не со школьной скамьи оказались в Вооруженных Силах, 96 человек против двух тысяч. В живых осталось шесть. Почти трое суток бой шел, несколько раз переходил в рукопашную, дрались лопатами и ножами. Вот герои, вот молодежь, 19-20 лет ребята. (Аплодисменты.)

А если взять волонтеров. Их тысячи, просто тысячи. На чемпионате мира, по-моему, работало 35 тысяч волонтеров. А ребята, которые занимаются поисковой деятельностью? Тысячи тоже. Все же молодые люди.

И у нас вот этот слой, не прослойка, именно слой, он колоссальной глубины. И это все молодежь, это опора сегодняшнего дня и будущего России. А есть и молодые ученые, и талантливые артисты, и музыканты. Среди них и рэперы.

Что касается ответственности за поругание флага, других символов государства, практически во всех странах это есть. Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете.

Чем отличается поведение в интернете от того, что за границами интернета? Это тоже общество, тем более интернет проник во все сферы нашей жизни. Поэтому ничего здесь особенного я не вижу.

А по поводу задержания этих рэперов, я с Вами согласен. Это ни к чему, это результат, обратный ожидаемому, ничего хорошего в этом нет. Правда, так же, как и ничего хорошего нет в том, чтобы, как Вы сказали: «Они там поют с матерком, ну и пусть).

Я недавно, вы видели, был на юбилее Темирканова, ему 80 лет исполнилось. Он сказал, в общем, обычную вещь, но все-таки правильную: «Искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, низменным интересам и низкому профилю культуры. Сама культура существует для того, чтобы поднимать этот уровень».

Конечно, за это нельзя хватать, не пущать и наказывать. Это неверно. Но есть другие вещи. Например, помните, оказывается, транслировали, это было в прямом эфире, и я своему собеседнику сказал: «Давайте сейчас будем все здесь ругаться на Совете по культуре». Все засмеялись. Почему? В голову никому не приходит это делать. Почему мы должны потакать? Потакать нельзя точно.

Но есть и другие элементы. Скажем, пропаганда наркотиков. Зачем нам нужно, чтобы наша молодежь употребляла наркотики, зачем нам потворствовать пропаганде употребления наркотиков? Это деградация общества, деградация молодых людей, деградация нации.

Мы что, хотим деградировать, что ли? Кто-то хочет пропагандировать наркотики, пусть пропагандирует. Мы не должны этого делать, и поощрять это ни в коем случае нельзя, и смотреть на это безучастно тоже нельзя. Другое дело, что нужно противодействовать по-другому этим тенденциям.

Или у нас стало модным как-то пропагандировать суицид среди молодежи. Ну и что, пойдем сейчас все и повесимся, что ли? Чур, я не первый, вы тогда первые будете. Не хочется ведь, правильно? Нельзя допустить это в молодежной среде. Я и сказал, нужно тогда возглавить.

Это не значит, что схватить, не пускать, таскать, делайте, как я. Нет, это не авиация. Здесь по-другому нужно действовать. Есть ли такие средства или нет? Есть, конечно. Нужно аккуратно, спокойно выстраивать, убеждать в большей привлекательности других ценностей. Но грубо запрещать нельзя, я с Вами согласен.

Д.Песков: Может быть, помимо украинских СМИ, есть представители и из других стран? Наши японские товарищи, «Киодо Цусин», пожалуйста, в середине этого центрального сектора. Будьте любезны, передайте микрофон.

Х.Сугидзаки: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В.Путин: Здравствуйте.

Х.Сугидзаки: Хирофуми Сугидзаки, Япония, «Киодо Цусин».

Мой вопрос, естественно, к сожалению, касается нашего мирного договора, к которому, я так понимаю, мы с Вами стремимся. После встречи в Сингапуре, где Вы с господином Абэ договорились ускорять процессы переговоров на основе Советско-японской декларации 1956 года, наша общественность обеспокоена только тем, сколько мы получим островов. Ноль, два, три, четыре — не знаем. С другой стороны, я так понимаю, россияне тоже в недоумении. В основном это так: «Зачем нам отдавать?» К нам обращаются самые разные люди даже с угрозой: «Не дадим и пяди земли». И так далее. Речь идет о территориальном размежевании, которое нам необходимо сделать. Но если наш новый договор, мирный договор ограничится только этим — территориальным размежеванием, этого будет мало и неинтересно, и народы наши, общественность будут понимать. Как Вы думаете, какую новую идею, какие моменты вложить для того, чтобы продвинуть наши отношения на новый, качественно новый уровень?

И разрешите, в связи с этим я не могу не задать вопрос. В последнее время российская сторона, в том числе Вы сами затрагиваете вопросы безопасности. Речь идет конкретно о размещении американского ПРО в Японии и потенциальном размещении американских войск и военной инфраструктуры в случае передачи островов Японии. У нас идут на уровне экспертов переговоры, но, поскольку речь идет об обороне, Япония почти полностью зависима от США. Считаете ли Вы, что эти вопросы можно решить на двусторонней основе, или придется Вам впрямую с США? Спасибо большое.

В.Путин: Давайте, чтобы не забыть, чем Вы закончили. Вопросы безопасности крайне важны, в том числе при заключении мирного договора. Вы сказали о размещении американской военной инфраструктуры в Японии, но она уже там есть, на Окинаве крупнейшая американская база уже давно существует, десятилетие уже, мы знаем.

Теперь, по поводу возможности Японии принимать участие в этих решениях. Для нас это непонятная, закрытая часть. Мы не понимаем уровня суверенитета Японии при принятии решений подобного рода. Вам лучше, чем всем остальным коллегам, известно, я тоже в курсе, что губернатор Окинавы против некоторых решений, связанных с укреплением базы и ее расширением. Он против, но ничего сделать с этим не может. И люди, которые там проживают, — против.

Далеко ходить не нужно, это все опросы показывают, люди на улицу выходят, требуют вывода этой базы. И, во всяком случае, они против того, чтобы укреплять военно-воздушную составляющую американских вооруженных сил, связанных с тем, что там уже есть. Существуют планы укрепления и развития. Все против, но это происходит.

Что будет происходить после заключения мирного договора, мы не знаем. Но без ответа на этот вопрос нам очень трудно будет принимать какие-либо кардинальные решения. И, конечно, нас беспокоят планы размещения систем противоракетной обороны. Я много раз говорил США, могу еще раз повторить — мы не считаем, что это оборонительное оружие, это часть американского стратегического ядерного потенциала, вынесенного на периферию. И эти системы работают синхронно, в комплексе с ударными комплексами. Поэтому здесь у нас иллюзий нет никаких, мы это все понимаем. Но понимая все это, тем не менее стремимся и искренне будем стремиться дальше к заключению мирного договора с Японией, потому что я убежден, и эту убежденность со мной разделяет Премьер-министр Абэ, сегодняшнее состояние не является нормальным. И Япония, и Россия заинтересованы в полном урегулировании наших отношений, и не только потому, что нам чего-то от Японии нужно с точки зрения экономики. Она у нас более-менее развивается.

Вот сейчас только, мне сегодня утром Министр экономического развития Орешкин докладывал о результатах своей поездки в Японию. Движение вперед есть, в том числе договорились даже о поставках, об открытии японского рынка для мясной российской продукции, в том числе для мяса птицы. Есть и другие подвижки вперед. Поэтому оно двигается все равно, и будет двигаться, жизнь заставит. Но нормализация в общем для нас крайне важна, и для России, и для Японии. Процесс сложный, мы готовы вместе с коллегами двигаться по этому пути.

Д.Песков: Спасибо. Вы знаете, только что пришла новость, что британский медиарегулятор Ofcom признал RT виновным в нарушении правил вещания и рассматривает возможность введения санкций. Я видел где-то здесь RT. Давайте, вот первоисточник.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Петренко: Дмитрий Сергеевич, спасибо.

Добрый день. Меня зовут Илья Петренко, телеканал Russia Today, как Вы сказали уже.

Но у меня вопрос не об этом. Для начала я хотел бы спросить о недавнем решении о том, чтобы облегчить процедуру получения российского гражданства для украинцев. Наш канал часто занимался этой темой и проблемой с бюрократией. Безусловно, это важный шаг, но я хотел бы попросить Вас уточнить чисто с политической точки зрения, в чем логика. И если это так необходимо, и это просто для помощи гражданам на востоке Украины, почему нельзя было это сделать раньше. Не боитесь ли Вы, что бюрократия сохранится, и теперь просто придется бумажки перекладывать не по правую руку, а по левую.

И еще коротко я бы вернулся к вопросу коллеги из газеты «Известия». Существует скандал со Скрипалями и реакция Запада на него, существует убийство господина Хашогги, журналиста саудовского, — совершенно другая реакция. Есть аресты Кирилла Вышинского, Марины Бутиной, есть арест финансового директора компании «Хуавей». И Дональд Трамп открыто говорит о том, что она является разменной монетой и в торговой войне. Мой коллега спрашивал: можем ли мы увидеть такую практику в России, когда иностранные граждане будут задерживаться по надуманным предлогам, для того чтобы, например, их на кого-то обменять? Спасибо.

В.Путин: Ну, начнем с последней части Вашего вопроса. Я не хочу комментировать, что происходит в американо-китайских отношениях: кто, кого, за что задерживал, в ответ на какие действия и так далее. Это очень тонкая сфера, и мы здесь не будем действовать по принципам, изложенным в Кодексе царя Хаммурапи. Это принцип талиона называется, у нас это звучит: «Око за око, зуб за зуб». Здесь нужно действовать очень аккуратно и исходить нужно из реалий. Если есть какие-то люди, которые нарушают российские законы, вне зависимости от их национальной и государственной принадлежности, мы будем на это реагировать, но не будем хватать ни в чем неповинных людей только для того, чтобы их на кого-то менять.

А что касается судьбы наших граждан, то, безусловно, она нам не безразлична — то, что там вот эту Бутину заставляют в чем-то признаться. Я не понимаю, в чем там она может признаться, потому что она никаких заданий государства, государственных органов России не исполняла. Это я вам ответственно заявляю. Чего бы там она ни говорила даже сама под влиянием угроз отсидки 12-15 лет. Понятно, что она и ее адвокат борются за то, чтобы выйти из тюрьмы. Не понимаю, за что ее засадили туда, в эту тюрьму. Просто нет оснований. Но надо же как-то всем спасти лицо, выйти из этой ситуации. Прежде всего, конечно, я говорю об американской юстиции. Чем закончится — посмотрим. Нам не безразлично, мы будем за этим следить, отслеживать и соответствующим образом оказывать им поддержку.

Теперь по поводу Скрипалей и Хашогги. Мне здесь даже комментировать нечего. Хашогги убит, это очевидно, все это признали. Скрипаль, слава богу, жив. Тем не менее в отношении России там куча санкций. Не переставая, до сих пор об этом говорят. А во втором случае — тишина полная. Это политизированный русофобский подход. Это повод, только повод для того, чтобы организовать очередную атаку на Россию. Ну, не было бы Скрипалей, что-нибудь еще другое придумали бы. Для меня это очевидно. А цель только одна — сдержать развитие России как возможного конкурента. Других целей я не вижу.

Теперь по поводу бюрократии. Бюрократия, связанная с гражданством. Бюрократия. Что Вы такое говорите? Бюрократия вечна, победить ее невозможно. Но и жить без нее невозможно, надо сказать. Надо только определенные правила работы этой бюрократии выстраивать, это правда, государственного механизма принятия решений и так далее.

Что касается принятия гражданства. Это имеет отношение не только к событиям на юго-востоке Украины, мы делаем не только для тех людей, которые живут на этих территориях. Правительство сейчас готовит поправки в соответствующий закон о гражданстве и приобретении гражданства. Для чего это делается? А это делается для того, чтобы показать, что мы не стремимся и не будем поддерживать политики, связанной с расколом, с растаскиваем русского и украинского народов. Что сейчас делают сегодняшние власти? Какую задачу они выполняют? Что они продают на фоне русофобии, которую там развивают? Они выполняют, они фактически же об этом говорят, историческую задачу — растаскивают русский и украинский народы, вот что они делают. И за это им всё прощают, всё.

Коллега Ваш из украинских СМИ говорил о тяжелых испытаниях, которые выпали на долю людей, проживающих в Донбассе и в Луганской области, о том, что у них там низкий уровень жизни. А Украине что, лучше, что ль? Там примерно такой же, как на Донбассе в целом — все хуже и хуже становится. Всё в условиях войны, военных действий, напряжения, всё прощается внутри страны, а уж вовне — точно. За это платят. Вот очередной транш МВФ сейчас получат. Но мы понимаем, что такое транш МВФ — это только-только выплатить пенсии и заработные платы в социальной сфере, а потом надо будет расплачиваться будущим поколениям. Поэтому там в целом неблагоприятная обстановка, я считаю, и в экономике, и в социалке, с точки зрения внутриполитических процессов. А народы наши — близкие, связанные историческими корнями, и мы будем делать все для того, чтобы поддержать такое состояние дел.

Сейчас вносятся изменения в закон о гражданстве, он будет принят в начале следующего года.

Ю.Абумов: Юрий Абумов, газета «Хакасия».

Уважаемый Владимир Владимирович! Хотел бы поднять тему прошедших региональных выборов. Не секрет, что в некоторых регионах они прошли довольно эмоционально и напряженно, и местами даже где-то длинно, в Приморье они только завершились, а Хакасия вообще установила рекорд, проведя их за два месяца.

Но самое главное заключается в том, что в результате протестного голосования к власти пришли кандидаты от оппозиционных партий, в частности, в Хакасии победил кандидат от КПРФ, в Хабаровске и Владимирской области — от ЛДПР. В связи с этим возникают некоторые вопросы.

Во-первых, как Вы думаете, почему это произошло? Во-вторых, почему, вопреки установленной Вами же традиции, Вы до сих пор не встретились с избранными главами? И самое главное, как Вы намерены выстраивать отношения с территориями, где победили оппозиционные партии? Потому что высказываются опасения, что федеральный центр может лишить как-то финансирования, внимания, есть такое опасение.

В.Путин: Не переживайте на этот счет, и даже странно, что этот вопрос возникает.

По поводу встреч. Только что завершились, в прошедшее воскресенье, выборы во Владивостоке, поэтому и встреч не было. Они будут, причем они намечены, по-моему, на следующей неделе. У нас Госсовет будет, и, я уже дал поручение Администрации, будет проведена отдельная встреча с вновь избранными главами регионов в этих территориях, о которых Вы сейчас сказали. Просто нужно было подождать результаты выборов во Владивостоке. Это первое.

Второе. Это же ведь не первый случай, когда у нас побеждают на выборах представители оппозиционных партий. Разве их не было? Вот уже несколько лет представитель ЛДПР возглавляет Смоленск, в Омске у нас, по-моему, от «Единой России», в других регионах представители КПРФ есть. Ну и что? Они работают, нормально.

Я в партиях не состою. Я создавал «Единую Россию», это правда, но Президент не состоит ни в каких партиях. И для меня главное, чтобы люди на территориях, в регионах Российской Федерации чувствовали, что жизнь меняется к лучшему.

На самом деле, если они приняли решение в отношении конкретного человека, не представляющего партию «Единая Россия», ну и что, это их выбор. Всячески буду только помогать любому избранному руководителю региона.

Вопрос только в том, чтобы сам вновь избранный руководитель региона оказался на высоте, был в состоянии исполнить те предвыборные обещания, которые он людям дал.

Е.Глушакова: Елена Глушакова, «РИА Новости». Добрый день!

В.Путин: Здравствуйте.

Е.Глушакова: Я еще такую картинку принесла — «Маша и Медведь», она тоже тематическая. Дело в том, что как сказали коллеги, Россия уже несколько лет живет в огромном количестве самых разных санкций, иногда даже путаемся в этом, и доходит дело до того, что их обещают ввести уже даже в отношении мультяшных героев.

Но дело не в этом. Вопрос, наверное, более серьезный. Они собираются ввести еще более серьезные санкции, в частности американские законодатели готовятся к этому. А готова ли Россия к новому витку таких ограничений? Есть ли у Правительства план, как минимизировать последствия для российской экономики? И как Вы оцениваете эти последствия, поскольку звучат самые разные оценки на этот счет.

В.Путин: Ну, санкции — мы уже много раз об этом говорили. Если Вы хотите, чтобы вернулись еще раз — пожалуйста.

Россия практически всю свою жизнь, всю свою историю живет так или иначе в каких-то ограничениях и санкциях. Вообще на протяжении всей своей истории.

Если вы посмотрите историю XIX, XX века, всегда одно и то же. Посмотрите дипломатическую переписку XIX — начала XX века. Все одно и то же. Призывали наших дипломатов как-то быстро навести порядок на Кавказе, сделать то, это, пятое, раздесятое. Постоянно одно и то же.

С чем это связано? Я уже говорил об этом и надеюсь, что подавляющее большинство сегодняшней аудитории тоже понимает, связано с ростом могущества России, повышением конкурентоспособности. Появляется мощный, сильный игрок, с которым нужно считаться, а не хочется.

Совсем еще недавно думали, что и страны такой больше нет, а, оказывается, есть, и надо с ней считаться. А 160 миллионов у нас проживает, это же не просто хотелки какие-то руководства страны, это интересы народа, которые мы защищаем. Защищаем аккуратно, кстати говоря, без всякого хамства, спокойно, сдержанно. Но делаем свое дело, и будем двигаться дальше в этом направлении.

Санкции сегодняшнего дня. Сейчас только приводили пример со Скрипалями и с Хашогги. Ну, где здесь логика? Да никакой логики нет. Просто повод для того, чтобы принять дополнительные меры по сдерживанию России.

Наша экономика, уже много раз об этом сказано, адаптировалась к этим внешним ограничениям. Смотрите: я уже упоминал в начале нашей сегодняшней встречи, у нас после мирового кризиса 2008-2009 годов упал ВВП на 7,8 процента. Никаких санкций вроде не было. А после введения санкций в 2014 году падение составило 2,5 процента.

Вы спросили: как мы оцениваем? Мы оцениваем всегда так, как лучше смотрится для нас. Но давайте посмотрим, как оценивают наши оппоненты, те же, кто вводит санкции. Минфин США, допустим, считает, что это падение 2,5 процента в 2015 году связано на одну треть с санкциями, а на две трети связано с падением цен на энергоносители, прежде всего, на нефть.

На самом деле я думаю, что и одной трети там нет, гораздо меньше. Ну, как-то влияет. Это влияет на тех, кто это делает. По данным Европарламента, примерно на 500 миллиардов евро потери европейской экономики от санкций, которые они ввели против России, потому что наш рынок потеряли, недопоставляют товаров, сами чего-то не получают от нас в нужном объеме, количество рабочих мест упало.

Для них это чувствительно, надо сказать, потому что во многих странах Евросоюза, скажем, очень высокая безработица. До сих пор там, по-моему, в Испании где-то 15 процентов. У нас — 4,8, у них — 15, между прочим, а развитие мировой торговли, которая сократилась где-то тоже на 400 с лишним миллиардов — это все элементы в том числе и вот такой непрогнозируемой, и в том числе санкционной политики. Всем наносит ущерб.

Мы, повторяю еще раз, экономика у нас адаптировалась к этому. Да, негативные влияния есть, но посмотрите, есть и плюсы от этих санкционных дел. В чем они заключаются? Это заставило нас включить мозги по очень многим направлениям, и, кстати, западные эксперты это тоже признают. У нас доля отечественного транспортного машиностроения в 2017 году составила 98 процентов. В автомобилестроении — 85 процентов, и по некоторым другим направлениям, тоже по ключевым, где-то в районе 80 процентов.

Мы в уходящем году истратили на импортозамещение 600 миллиардов рублей, из них 125-128 миллиардов — из федерального бюджета. Ну, АПК — я уже не говорю, просто мы рынок прикрыли. Да, к сожалению, это привело к краткосрочному повышению цен на внутреннем продовольственном рынке, но сейчас цены там стабилизировались значительным образом в этом сегменте экономики, а сельское хозяйство сделало такой рывок, как трудно себе представить было.

Объемы продаж на внешний рынок увеличились с 2000 года в 16 раз — просто невероятно, но это все происходит. Поэтому есть минусы, есть и плюсы, но в любом случае мы бы хотели, чтобы мировая экономика развивалась без всяких шоков, без нелегитимных действий, без всяких внешних ограничений, естественным образом, на пользу мировой экономике в целом.

Д.Песков: Региональные СМИ, наши уважаемые. Челябинск, пожалуйста.

В.Путин: Секундочку, подождите. Там табличку поднимают «КГБ и дети». Сегодня 20 декабря, как раз День ЧК. В КГБ дети, или что Вы имеете в виду? Что там такое? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Реплика: Как сказал один мой хороший знакомый: «Все мы дети КГБ, только жизнь нас воспитала по-разному».

В.Путин: Ели вы — дети КГБ, как же вас воспитывает жизнь, тогда КГБ должно воспитывать.

Вопрос: Владимир Владимирович, сейчас в обществе очень высок запрос на социальную справедливость. И по данным «Левада-центра», по-моему, 66 процентов с ностальгией отзываются о Советском Союзе. И, собственно, вопрос: как Вы считаете, возможна ли реставрация социализма в России?

В.Путин: Думаю, что это невозможно.

Мне представляется, что глубинные изменения общества таковы, что реставрация социализма в том смысле, какой Вы, по-моему, в это вкладываете, невозможна.

Возможны элементы социализации, экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов, и, в конечном итоге, с тупиком в экономике. Вот с чем связано.

Но справедливое распределение ресурсов, справедливое отношение к людям, которые живут за чертой бедности, выстраивание политики государства на то, чтобы снизить до минимума количество людей, которые живут за этой чертой бедности, обеспечить подавляющее большинство людей услугами здравоохранения, образования на приемлемых условиях — это, если говорить про социализацию в этом смысле, то хочу вас заверить, что мы как раз такую политику и проводим сейчас. Именно в значительной степени на это и направлены наши национальные проекты, о которых мы сказали в самом начале нашей встречи.

Д.Песков: Если Вы не про КГБ — пожалуйста. Из Челябинска, да?

Я.Сконечная: Спасибо.

Меня зовут Яна Сконечная, я представляю ГТРК «Южный Урал», город Челябинск.

У меня вопрос, который касается не только Челябинска, но и вообще всей России. Речь идет об утилизации мусора, о его сортировке. Сейчас ни в одном, наверное, городе страны нет ни индустрии для раздельного сбора мусора, ни бытовой культуры его сортировки. Хотя у меня есть, конечно, коллега, которая занимается дома раздельным сбором мусора, но у нее вся квартира сейчас заставлена пакетами с вот этим самым мусором. Потому что его нужно собрать определенное количество, потом погрузить в машину, увезти на другой конец города и только тогда сдать. Так вот, конечно, какие-то регионы уже начали строить соответствующую инфраструктуру, но это все капля в море. И Вы много раз поднимали этот вопрос. Так почему же его так сложно решить? Почему до сих пор нельзя использовать мировой опыт, чтобы у нас наш мусор наконец-то был переработан?

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, ответ достаточно простой, ситуация сложная, но ответ простой — мы никогда этим не занимались. Десятилетиями с советских времен сбрасывали мусор в ямы, если образно сказать. Никто никогда не занимался никакой переработкой, минимально, точечно, а у нас, по-моему, 70 миллионов тонн мусора ежегодно продуцируется, и девать его некуда. А с развитием промышленности, в том числе с развитием промышленности товаров широкого потребления, количество мусора только увеличивается. С развитием химии, пластика количество мусора увеличивается. В Тихом океане целые острова, знаете, площадью, по-моему, с Францию и толщиной в несколько метров. Пластик скапливается в этом месте — и все. Но это в Тихом океане, а у нас сбрасывается на свалки.

Нам нужно решить несколько ключевых и первоочередных задач. Нужно ликвидировать незаконные свалки. Это первое, что нужно сделать. И второе, что нужно сделать, — это выстроить целую индустрию переработки. То, что Ваша коллега делает, она молодец, ее можно только похвалить, но это проблема для людей, которые настроены на такое экологическое поведение. Государство, прежде всего в лице регионов, а затем и муниципалитетов, должно создать условия для этого раздельного сбора мусора и последующей утилизации. Я понимаю людей, которые выступают против строительства заводов. И надо сказать, что Вы сейчас упомянули про международный опыт. Надо, чтобы этот опыт был использован у нас в его лучших вариантах. У нас часто так получается. Но и здесь чтобы было то же самое. Некоторые экологи, например, да и некоторые граждане на территориях возражают против строительства даже мусоросжигательных перерабатывающих заводов. Надо, чтобы эти заводы были качественные и эффективные, чтоб на них не экономить, на фильтрах на этих. Это самая дорогая часть заводов по переработке и сжиганию. Надо, чтобы сделано все было по соответствующей технологии и методике.

В Токио (коллега подтвердит, наверное) прямо почти в центре города стоят мусоросжигающие заводы. Запаха никакого, никаких проблем нет, потому что технологии соблюдаются. И у нас так же должно быть сделано. Мы должны построить за ближайшие годы, до 2024 года, 200 перерабатывающих заводов. Не знаю, хватит ли этого, но хотя бы 200 по стране мы должны сделать.

Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, нашим коллегам из Китая? Агентство «Синьхуа» я вижу.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я корреспондент агентства «Синьхуа».

Мой вопрос именно о Китае. Состоялось торжественное собрание по случаю 40-летия проведения политики и формы открытости. На нем Председатель Си Цзиньпин призвал довести до конца все меры, связанные с реформами и открытостью. Как Вы оцениваете изменения, произошедшие в Китае за эти годы?

И еще. Россия и Китай приблизились к отметке двустороннего товарооборота в 100 миллиардов долларов США, и при этом российский экспорт в Китай вырос на 44 процента и оказался на 10 миллиардов долларов больше, чем импорт из Китая. Довольны ли Вы развитием российско-китайских отношений в этом году? Спасибо.

В.Путин: Действительно это знаковый рубеж. Не знаю, сможем ли мы выйти на 100 миллиардов или нет, но мы приблизились к этому. Это уже в принципе показатель, действительно. Надо будет посчитать в начале следующего года общий объем товарооборота, но где-то в районе 100 миллиардов он будет, и это уже само по себе уже достижение. И, конечно, мы не можем не быть довольны этим результатом. Но это производный результат от состояния российско-китайских отношений, от роста уровня доверия стран между собой. Мы работаем и в двустороннем формате, и очень надежно, мы решили все проблемы, которые доставались нам еще со времен Советского Союза, и двигаемся дальше. Мы работаем не только в сфере экономики, но и в сфере безопасности, мы сотрудничаем очень активно на международной арене, и российско-китайское взаимодействие на международной арене, безусловно, является фактором, оздоровляющим международную обстановку, фактором стабильности и прогнозируемости развития ситуации на мировой арене.

Мы положительно оцениваем изменения, которые произошли в Китае. Я считаю, что для такой страны, как Китайская Народная Республика, с миллиардным 300 миллионов населения, очень важна стабильность и прогнозируемость, в том числе и во внутренней политике, включая и кадровую составляющую. Председатель Си Цзиньпин принял решение, и товарищи из КПК его поддержали в этом направлении, и, думаю, что Китай поступил правильно, стабильность гарантирует поступательное развитие Китайской Народной Республики.

А.Ильин: Александр Ильин, газета «Якутия».

Владимир Владимирович, вопрос такой. Крымский мост стал символом возвращения Крыма на Родину. Мост через реку Лену может стать символом освоения азиатской части территории Российской Федерации. Хотелось бы задать вопрос: стоит ли нам ждать этот мост. Если да, то когда? Потому что якутянам он очень нужен. Спасибо.

В.Путин: Понятно. Символ — это всегда хорошо, это всегда какой-то этап завершения работы и возможности для дальнейшего движения вперед. В этом смысле Крымский мост — и то, и другое. Согласен с Вами: это и символ воссоединения Крыма с Россией, это и возможности для развития полуострова. Именно возможности для развития. Это очень важно.

То же самое относится и к мосту через реку Лену. Вы сказали, это должно быть связано с развитием. Это нужно точно посчитать. Стоимость этого моста, а мы говорим об этом уже давно, несколько лет, очень большая. Это дорогой проект. Надо посмотреть — он упрется просто в город, и все, или есть возможность развития региона в целом на другом берегу реки Лены: развитие экономики, инфраструктуры, выход на какие-то месторождения. Вот что надо решить. Надо сопоставить расходы и конечный результат для экономики региона в целом. Если коллеги между собой на уровне Минтранса, Минэкономики договорятся, то мы, конечно, этот проект реализуем.

В.Путин: Давайте. «Природа, Родина, народ».

Реплика: (Из зала.) У нас скоро газ закончится.

В.Путин: К газу сейчас перейдем. Газ у нас не закончится. У нас больше газа, чем в мире в целом. У нас только на Ямале запасы 6,7 триллиона кубических метров.

Пожалуйста.

С.Лисовский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Огромное Вам спасибо за возможность задать вопрос. Я являюсь главным редактором газеты «Общество и экология», Сергей Лисовский, которую издаю уже 19 лет в Санкт-Петербурге. И в следующем году будет 20 лет — мы скоро будем старейшей экологической газетой России, которая устойчиво выходит. Маленькая, но устойчивая.

В.Путин: Будем отмечать.

С.Лисовский: Я и хотел, прежде чем задать очень серьезный вопрос, хотел пригласить Вас в Санкт-Петербург на «круглый стол», посвященный стратегии развития России, приуроченный к 20-летию газеты «Общество и экология».

А мой вопрос касается следующего. Занимаясь защитой реки Нева, защитой лесов, водных ресурсов, защитой реки Дон… И огромное Вам спасибо, что Вы дали поручение на медиафоруме Общероссийского народного фронта 23 апреля о том, чтобы Вам была предоставлена информация по строительству Багаевского гидроузла, этого опасного объекта, местные жители все против.

И Сергей Владиленович Кириенко на съезде ОНФ сказал мне, что поручение Ваше не снято. Но Вас без Вас женили, и местные чиновники не хотят Ваше поручение выполнять. Поэтому прошу Вас, обратите внимание на реку Дон — это такая же великая русская река как Волга, как Нева. Это первое.

Второе. Уважаемый Владимир Владимирович!

Недавно состоялся Совет по культуре, который Вы провели 15 декабря в Константиновском дворце. И там все вопросы очень хорошие, правильные, и по поводу наркомании, но Андрей Михалков-Кончаловский задал один из ключевых вопросов, с чем я и выхожу сегодня к Вам, продумав эту тему.

Он сказал, что сейчас нет большой идеи развития России. В православной империи это была триада: православие, самодержавие, народность. В Советском Союзе — моральный кодекс строителя коммунизма. А сейчас у нас: не пойми что мы строим, как бы «аморальный кодекс строителя капитализма».

И у меня триада такая родилась. И хотел бы попросить Вас, чтобы Вы обратились к нашим федеральным телеканалам, Первый, НТВ, «Россия», чтобы провели общенациональную дискуссию, какую же Россию мы строим, какое общество мы строим. Предлагаю триаду: природа, Родина, народ. Одна без другой не может существовать: природа, Родина и народ. И поэтому мы смотрим сейчас шоу, где все время нам говорят, кто от кого ушел, кто кому изменил. То есть это уже как бы информационный беспредел. А если мы поставим вопрос на всех телешоу…

Д.Песков: Будьте любезны, вопрос, пожалуйста…

С.Лисовский: Да, можно ли организовать телешоу по стратегически важным вопросам долгосрочного развития России?

В.Путин: Андрей Кончаловский очень интересный собеседник, очень глубокий. И у него свое мнение, которое он не стесняется формулировать, нравится оно кому-то или не нравится. Он не приспосабливается, он говорит так, как думает. Он глубокий человек.

Вот по поводу того, есть у нас идея или нет строительства государства, страны, на чем строить, я уже много раз говорил. Я считаю, что в самом хорошем, не квасном смысле этого слова, патриотизм не может не быть основой укрепления нашего государства в широком и самом благородном смысле этого слова.

По поводу того, что у нас на многих каналах и в интернете идет информация, которая вряд ли достойна того эфирного времени, которое она забирает. Вы знаете, со мной говорил Даниил Александрович Гранин (по-моему, я тоже сказал об этом как-то) на нашей с ним последней встрече.

Мы с ним поговорили, говорили с глазу на глаз довольно долго, и больше я его не видел, он ушел из жизни потом. Он мне говорит: «Слушайте, Вы должны с этим что-то сделать». Я говорю: «С чем?» — «Мы все устали от этого». Я говорю: «От чего?» — «На всех экранах у нас: кто украл, сколько украл, как украл. Ну, до чего надоело! Неужели у нас ничего в жизни такого светлого, приличного не происходит?!» Я говорю: «Ну, вот, такова политика этих наших каналов «.

Но мне кажется, что все-таки за последнее время в этом отношении тоже кое-что меняется в лучшую сторону, информация становится более сбалансированной, может быть, хотя я редко смотрю — и в интернет редко заглядываю, и телевидение смотрю мало, некогда просто.

Но вот информационное поле, стараюсь следить за ним и мне кажется, что все-таки стало получше. А пообсуждать тему, которую Вы предложили, наверное, невредно, надо поговорить с коллегами.

Вы сейчас сказали, Вас же они все слышат, поэтому надеюсь, отреагируют.

Вот там Chicago Tribune, пожалуйста.

Р.Марсден (как переведено): Chicago Tribune, США.

Вчера Президент Дональд Трамп объявил о выводе своих войск из Сирии. Он также объявил, что, по его мнению, США победили ИГИЛ в Сирии. Он очень четко об этом говорил.

Как Вы относитесь к его заявлениям? Как Вы относитесь к выводу войск из Сирии? Как Вы относитесь к тому, что он сказал о победе над ИГИЛ со стороны США?

Второе. Есть ли у Вас какая-либо обеспокоенность по поводу того, что американские войска в какой-то форме останутся в Сирии, потому что были обсуждения того, как, возможно, контрактные сотрудники будут присутствовать в Сирии? Таким образом, США будут военным образом участвовать в Сирии, но в более скрытой манере.

В.Путин: Что касается победы над ИГИЛ, в целом я согласен с Президентом Соединенных Штатов. Мы, я уже об этом тоже говорил, добились существенных изменений в борьбе с терроризмом на этой территории и нанесли серьезные удары по ИГИЛ в Сирии.

Существует опасность перетекания этих группировок и им подобных в соседние регионы и в Афганистан, в другие страны, в страны исхода, откуда они приехали, они туда отчасти возвращаются.

Это большая опасность для всех нас, в том числе и для России, и для Соединенных Штатов, для Европы, для азиатских стран, в том числе для центральноазиатских государств. Мы это знаем, прекрасно отдаем себе в этом отчет. В этом Дональд прав, и я с ним согласен.

Что касается вывода американских войск — я не знаю, что это такое. Соединенные Штаты присутствуют, скажем, в Афганистане уже сколько? 17 лет, и почти каждый год говорят о том, что они выводят оттуда свои войска. Пока они там присутствуют. Это второе.

Третье. Мы пока как бы не видим признаков вывода американских войск, но допускаю, что это возможно, тем более, что мы двигаемся по пути политического урегулирования. Сейчас на повестке дня у нас стоит вопрос формирования конституционного комитета.

Кстати говоря, мы, когда встречались в Стамбуле — Россия, Турция, Франция и ФРГ, — мы договорились о том, что предпримем максимальные усилия для создания этого конституционного комитета, и Россия со своей стороны сделала все для того, чтобы это было исполнено.

Мы, как это ни покажется странным, полностью согласовали этот список с Президентом Асадом, он дал свои 50 человек, и принял участие в формировании еще 50 человек от гражданского общества, и несмотря на то, что ему не все там нравится, тем не менее, он согласился с этим.

Турция, представляющая интересы оппозиции, тоже согласилась, Иран согласился. И мы представили этот список в ООН, выяснилось, мне вчера только Лавров об этом докладывал, что вдруг неожиданно, с подачи наших партнеров — ФРГ, Франции и Соединенных Штатов, что выжидательную позицию заняли теперь представители ООН, господин де Мистура.

Значит, мне непонятно, что там происходит, но, во всяком случае, эта работа находится, мне хочется в это верить, на завершающей стадии. Если не до конца этого года, то в начале следующего, надеюсь, этот список будет согласован, и начнется следующий этап урегулирования, именно политический этап урегулирования.

Нужно ли здесь присутствие американских войск? Думаю, что нет, не нужно. Давайте не будем забывать, что их присутствие, ваших войск, является нелегитимным, оно не подтверждено решением Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, а только по решению СБУ он может находиться там, воинский контингент, либо по приглашению законного правительства Сирии. Мы там по приглашению правительства Сирии находимся. Ни того, ни другого нет, поэтому если США приняли решение вывести свой контингент, это правильно.

Но есть еще один очень важный компонент всего этого процесса — это то, что, несмотря на все противоречия, все-таки между нашими специалистами: и военными, и спецслужбами, и МИДами налажен достаточно конструктивный диалог по решению острых проблем борьбы с терроризмом на сирийской территории. В целом мы удовлетворены тем, как идет совместная работа. 

Реплика: (Из зала) Про «Газпром» не забудете?

В.Путин: Как можно про «Газпром» забыть? Сейчас, секундочку.

О.Иванова: Здравствуйте. Иванова Ольга, я представляю газету «Сельская жизнь», которой в марте этого года исполнилось 100 лет, с чем Вы поздравили коллектив редакции, за что мы Вам очень благодарны.

Вопрос такой. Судя по имеющейся статистике, темпы роста сельского хозяйства в последнее время замедлились, несмотря на отсутствие конкуренции в связи с санкциями и хорошими, «тепличными» условиями. Чем это объясняется? И не беспокоит ли Вас это замедление?

И еще. Среди национальных проектов нет сельского хозяйства. Почему?

В.Путин: По поводу национальных проектов и сельского хозяйства. Сельское хозяйство у нас давно национальный проект. У нас поддержки измеряются сотнями миллиардов рублей, и эта поддержка будет продолжена, причем как по крупным хозяйствам, так и по фермерским, по всем сегментам сельского хозяйства.

Что касается снижения темпов роста. Да, они есть. Беспокоит нас это или нет? Нет, не беспокоит. И у нас никакие не тепличные условия, наши сельхозпроизводители работают в сложных условиях.

Во-первых, конкуренция сохраняется. Внутри страны, слава богу, у нас развивается конкуренция, и это очень важные компоненты развития этого сектора экономики. И есть и внешняя конкуренция. У нас далеко не все страны ввели против нас санкции, а, значит, мы не принимали контрмер в отношении этих государства. Мы ввели против стран Евросоюза, против Соединенных Штатов и других государств, которые ввели по указке США санкции против России. Но подавляющее большинство государств мира этого не сделали, и их очень много, и они поставляют продукцию на наш рынок, поэтому конкуренция сохраняется.

По поводу того, что же происходит внутри сельского хозяйства. Это статистические показатели, и связаны они с производством зерна. Как вы знаете, в прошлом году у нас был рекордный за всю историю урожай — 135,5 миллиона тонн зерна. Это главный показатель, который вносит свою лепту в статистические отчетности. В этом году в связи с неблагоприятными погодными условиями, а в некоторых регионах был введен режим чрезвычайной ситуации, по-моему, в 27-ми регионах, у нас урожай меньше — 110,5 миллиона тонн. И поэтому в соответствии с базой прошлого года сразу показатели ушли вниз. Мы же сравниваем с прошлым годом. Но эти 110 миллионов тонн — это третий по объемам показатель за последние 25 лет. Это очень хороший результат. Имея в виду запасы прошлого года, у нас сохраняется, и даже увеличился, объем возможного экспорта до 52,5 миллиона тонн. Мы выполним все свои обязательства и все контракты. Поэтому здесь у нас нет никакого беспокойства.

Есть направления, по которым мы должны действовать и работать дальше в области сельского хозяйства. Это какие направления? Нужно повышать конкурентоспособность, нужно расширять инфраструктуру, в том числе для наращивания экспорта. У нас, кстати говоря, в прошлом году был экспорт 20 миллиардов, в этом году будет 25 миллиардов. Вообще цифры, которые в голову раньше не могли прийти. 16 миллиардов у нас — экспорт оружия, 25 миллиардов — будет экспорт сельскохозяйственных продуктов. Мы будем поддерживать развитие инфраструктуры в области сельского хозяйства и экспорта. На это специально отводим на ближайшие годы около 400 миллиардов рублей. Это развитие портов, дорог и так далее, поддержка экспорта финансовая. Нужно повысить свою конкурентоспособность таким образом. Ну, конечно, кадры развивать, селекцию и так далее, и так далее. Вы знаете это даже лучше, чем я.

Второе. Нужно наращивать производство продуктов высокой степени передела, это мясо и переработка мяса.

Ну и, конечно, нужно дальше решать вопросы, связанные с социальным развитием села. Программа социального развития села тоже будет сохранена.

А.Артеменко: Здравствуйте. Артем Артеменко, телеканал «Крым 24».

В.Путин: Здравствуйте.

А.Артеменко: Владимир Владимирович, Вы недавно говорили, что ввод ограничений против России некоторыми странами непосредственно влияет на крымчан, на крымчан, которые голосовали за воссоединение с Россией в 2014 году. Не могли бы Вы пояснить Ваши слова. И, кстати, что делать с этим и как бороться? Спасибо.

В.Путин: Действительно, я это говорил, не помню уже, где, но могу пояснить. Вот смотрите, это любопытная ситуация. Смотрите, что мы слышим со стороны. Говорят об аннексии Крыма со стороны России. Что такое «аннексия»? Силовой захват. Если это была аннексия и силовой захват, то тогда жители Крыма здесь ни при чем, они ни в чем не виноваты. А если они пришли и проголосовали, то тогда это не аннексия. А что происходит? Ведь против них ввели, против вас ввели санкции. Какие это санкции? Ограничения по передвижению, ограничения, связанные с выездом, получением виз, ограничения, связанные с финансовыми операциями, ограничения, связанные с работой страховых компаний, с использованием морской и другой инфраструктуры. То есть это затрагивает практически всех людей, которые живут на этой территории, против них ввели, по сути, санкции, не только избирательные — против руководства Республики Крым и Севастополя, — а против всех. Если они ни при чем, если это аннексия, за что против них ввели санкции? А если все-таки против вас ввели санкции за конкретное голосование, значит тогда надо признать, что оно состоялось, — вот в чем фишка, вот что я имел в виду.

А.Юнашев: Интернет-издание «Life», Александр Юнашев. Здравствуйте!

Владимир Владимирович, в кино и на телевидении существует программа господдержки создания позитивного контента, фактически за наши с вами налоги. А возможны ли и нужны ли такие меры поддержки для российского сегмента интернета?

И госканалы не спросят: а когда Вы женитесь? И на ком? (Смех в зале.)

В.Путин: Это совсем разные вопросы.

А Вы женаты?

А.Юнашев: Да, и не жалею. И всем советую.

В.Путин: Он женат, и хочет, чтобы мне было тоже так же, как ему. (Смех в зале.) Ну, ладно. Будем считать, что на второй вопрос я ответил, хотя как порядочный человек когда-то должен буду это сделать, наверное. (Смех.)

Теперь по поводу поддержки российского сегмента интернета. Да, это правильно, это нужно сделать, и мы это делаем. У нас гранты существуют, я уж не помню, в каком количестве, но измеряются сотнями миллионов рублей. Это гранты, связанные с контентом, мы выделяем на это деньги: по-моему, 144 миллиарда. А в целом на этот вид деятельности официально выделяем тоже где-то 400 миллионов, поэтому и делаем это, и будем продолжать.

Давайте Евразийское женское сообщество, это после вопроса о женитьбе очень важно. Пожалуйста.

М.Волынкина: Евразийское женское сообщество, Марина Волынкина.

Владимир Владимирович, прежде всего хотела Вас поблагодарить, что Вы были на Втором евразийском женском форуме — для женщин мира это было очень важно.

В.Путин: Спасибо.

М.Волынкина: И на этом форуме была площадка, посвященная масс-медиа. И после того, как мы провели эту площадку, уже 15 меморандумов о мире подписано теми участницами, об ответственном медиа, которые присоединяются к нашей акции, что информация в мире должна быть позитивной.

В связи с этим у меня к Вам вопрос: насколько для Вас, как для Президента, важно, чтобы все присутствующие здесь журналисты говорили не просто правду, а чтобы они объективно и ответственно относились к тому, что они делают, чтобы это была серьезная, мягкая сила, а не просто решение каких-то бизнес-задач.

То есть сегодня для нас, для женщин, очень важно в условиях, когда идет такая агрессия и напряженность, и мы действительно боимся войны, чтобы мягкая сила работала. Есть ли в России мягкая сила, и какова роль ответственной журналистики?

В.Путин: Вы знаете, правда не в силе…

М.Волынкина: Сила в правде.

В.Путин: Сила в правде. В этой формуле заложено и призвание средств массовой информации. Сила в правде, и только так средства массовой информации могут завоевать доверие миллионов людей.

К сожалению, что греха таить, с коммерционализацией нашей жизни — раньше все было политизировано в советское время, а сейчас очень много коммерционализировано. И поэтому это доверие к средствам массовой информации в значительной степени подорвано со стороны очень многих людей.

Все уже делят на 100, на 1000 из того, что читают, видят. Но все-таки к этому надо стремиться. И уже совершенно точно в сфере вопросов, жизненно важных для нашей страны, для всего мира, нужно стремиться к тому, чтобы быть максимально объективными.

Это важно не для меня, это важно для нас всех. Надеюсь, что такой тренд все-таки есть, мне кажется, в последнее время, что он сохранится.

Афганистан, давайте Афганистан. Я давно обещал.

Вопрос: 6 декабря Россия отказалась поддержать проект Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по ситуации в Афганистане в связи с несогласием с позицией ряда западных стран.

В.Путин: Связанных с чем?

Реплика: В связи с несогласием с позицией ряда западных стран.

В.Путин: Резолюция о чем? Напомните мне, пожалуйста.

Реплика: О западных странах.

Считали, что ситуация в Афганистане — хорошая, а Россия считает, что…

В.Путин: Мы считаем, что не очень. Вы сами как считаете?

Реплика: Я хочу услышать, как Вы считаете.

В.Путин: Вы хотите мое мнение?

Вопрос: В то же время США проводят сепаратные переговоры с движением «Талибан». Как в свете этого Вы видите перспективы Московского формата консультаций по Афганистану, в работе которого принимали участие представители 11 государств?

В.Путин: Московского формата?

Реплика: Да.

В.Путин: Вы знаете, честно говоря, уже не помню, в чем там тонкости проекта этой Резолюции. Но, думаю, что Вы со мной согласитесь: подавляющее большинство людей, которое живет в Афганистане, уверен, со мной согласится.

Уж не знаю, чего там по этой Резолюции добивались наши западные партнеры: если они хотели констатировать, что там все хорошо, то, мне кажется, что это далеко от реалий.

Официальное правительство в Кабуле какое количество территорий контролирует в стране? Вряд ли больше одной трети, если уж быть откровенными, правильно? Выборы проходят, результаты выборов подсчитываются месяцами. Это разве нормально? Чего же здесь одобрять.

Проводятся переговоры с талибами. Может быть, это и неизбежно. Надо только понять предмет этих переговоров, и к чему они приведут. Если есть реальные силы, которые контролируют значительную часть территорий, с ней надо считаться, но тогда нужно делать это открыто, публично, и нужно, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Думаю, что это лежало в основе позиции нашего Министерства иностранных дел в ходе дискуссии. Мы не против урегулирования. Мы вообще считаем, что оно может быть достигнуто только исключительно путем договоренности между всеми сторонами политического процесса в самом Афганистане.

Но до этого мы вынуждены будем укреплять нашу военную базу в Таджикистане. Исходим из того, что афганский народ все-таки сможет между собой договориться, все политические силы, этнические группы смогут найти консенсус.

Мы настолько, насколько будем в состоянии, будем способствовать этому процессу, в том числе, развивая экономическое взаимодействие с Афганистаном, принимая участие в различных международных проектах, таком, например, как [магистральный газопровод] ТАПИ.

Д.Песков: Владимир Владимирович, Андрей Колесников.

В.Путин: Четыре года не дают слово. Что ж такое? Давайте. Это Песков виноват. Накажем его.

(Обращаясь к А.Колесникову.) Андрей, девушке уступите, пожалуйста. Четыре года слово не дают.

Реплика: Нам — семь.

А.Вавилова-Доллежаль: Спасибо большое, что на пятый срок меня не пустили.

Когда был принят закон об иноагентах, поднялся дикий шум, что нарушаются права человека и так далее.

В.Путин: Одного из моих коллег, не буду называть его имя, спросили на переговорах: «Как у Вас с правами человека?» Он посмотрел и говорит: «Какого человека?» Я хочу Вас спросить, какого человека?

А.Вавилова-Доллежаль: У нас это все-таки касается прежде всего юридических лиц, а Мария Бутина в США была арестована как частное лицо. У них этот закон действует с 1938 года. Я хочу спросить у Вас, может быть, есть смысл как-то обращаться к опыту западных партнеров в этом плане?

У меня есть еще один очень важный для нас вопрос. Я представляю телеканал «Царьград», и мы хотели у Вас узнать, как Вы смотрите на ситуацию, которая сейчас складывается в мировом православии, с учетом раскольнических действий, которые предпринял сейчас Константинопольский Патриархат и Киев. И всем уже, наверное, становится понятно, что ключевой игрок здесь — Соединенные Штаты Америки. И получается, что геополитика теперь жестко довлеет над религией. Так ли это?

В.Путин: Что касается первой части Вашего вопроса. Мы и так опирались на международный опыт, когда принимали закон об этих иноагентах. Ведь речь не идет о каких-то запретах. Речь идет о том, чтобы та или другая структура, получая финансирование из-за границы на политическую публичную деятельность, зарегистрировалась в таком качестве. Вот и все. Кстати говоря, в тех же Штатах запрещают такую деятельность, и, пожалуйста, как результат этого закона — арест Бутиной, которую держат в тюрьме, и ей грозит 12 лет. У нас ничего подобного нет. У нас речь идет только о регистрации, если ты получаешь деньги из-за границы. Ничего страшного здесь нет. И я, откровенно говоря, не вижу здесь никаких проблем в правоприменительной практике. Хотя, конечно, нужно посмотреть. Я, когда встречаюсь с правозащитниками, они указывают на некоторые элементы издержек этого закона, связанные, по сути, с благотворительной деятельностью, а не политической. И я думаю, что они правы в этом смысле. Надо внимательно смотреть за тем, что происходит в жизни, и, если потребуется, вносить какие-то коррективы. Это не должно мешать нормальной жизни, не должно мешать порядочным, приличным людям, которые хотят решать имеющиеся у нас проблемы, в том числе за счет поддержки своих единомышленников из-за границы. Ничего здесь страшного нет. А вот политическая деятельность, безусловно, должна быть запрещена. Ну, не запрещена, а, во всяком случае, должна быть легализована.

А вторая часть — православие. То, что сейчас происходит в православии, это просто, как у нас в народе говорят, уму непостижимо. Это прямое вмешательство государства в церковную, религиозную жизнь. Такого не было еще никогда со времен Советского Союза. Вот, к сожалению, на Украине это сейчас происходит, создали вот эту объединенную раскольническую церковь стамбульского прихода. Это же: не нравится — московского прихода, будет — стамбульского прихода.

Причем ведь обратите внимание: Украинская православная церковь Московского патриархата полностью независимой была. Может быть, об этом мало кто знает, это фактически полностью независимая церковь. Они делали все самостоятельно, в том числе избирали иерархов. Единственная связь была — духовная, упоминали на проповедях имя Патриарха Московского и всея Руси. Всё. А сейчас посмотрите, какая зависимость наступает от Турции, от турецкого патриархата. Там и назначения, очень много, и деньги, что самое главное. Я думаю, что это главный побудительный мотив Варфоломея — подчинить эту территорию, а потом еще и зарабатывать на этом. Я думаю, что это главный побудительный мотив, ну, кроме, конечно, подсказки из Вашингтона. То, что Госсекретарь позвонил по этому вопросу в Киев и обсуждал эту тему, — это ни в какие ворота не лезет. Абсолютно не допустимая вещь. Тем не менее это происходит. И это, конечно, лишнее свидетельство того, что это тоже делается в преддверии предвыборной кампании, и с целью дальнейшего разрыва между русским и украинским народами. Это политическая, безусловно, подоплека, ничего здесь хорошего нет для религиозных свобод в целом. Это явное, грубое нарушение религиозных свобод. И меня больше всего беспокоит, что за этим, безусловно, начнется передел собственности, он, по сути, уже идет. Он может приобрести очень тяжелый характер, если не кровавый, не дай бог до этого дойдет, очень бы не хотелось. Просто жалко людей, которые отстаивают свои интересы, они беззащитные и безоружные, как правило, это люди пожилого возраста, женщины. Но опасность этого передела, конечно, существует.

Продолжение следует.

Источник: Сайт Кремля

Источник: Российская газета