С 1 января продолжится программа по переселению из аварийного жилья — Российская газета


Новый федеральный проект «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда», который является частью нацпроекта «Жилье и городская среда», начнет работать уже с 1 января 2019 года. Как будет финансироваться программа? Кому стоит готовиться к новоселью уже в следующем году?

На эти и другие вопросы на «горячей линии» в «Российской газете» ответил председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин.

Сергей Вадимович, расскажите об инструментах, которые планируется использовать при реализации новой программы.

Сергей Степашин: Прежде всего хотелось бы всех успокоить — с 1 января следующего года программа по переселению из аварийного жилья будет продолжена в привычном формате — «метр в метр». Новые механизмы пока обсуждаются, они будут предлагаться регионам на втором этапе действия программы. Это может быть и социальная ипотека, и создание в муниципалитетах собственного жилищного маневренного фонда, чтобы они могли им распоряжаться в случае чрезвычайной надобности, в том числе и для переселенцев из сносимого жилья.

Кроме того, мы анализируем статистику. Знаете, что получилось? Несколько тысяч человек из аварийного жилья получили новые квартиры и сразу же их продали. Почему? У них были другие квартиры, а в аварийных домах они были просто прописаны — у бабушек и дедушек, многих из которых уже и в живых нет. Это несправедливо, такого быть не должно.

Уфе пришлось вернуть более полумиллиарда рублей в ваш фонд, которые были получены по программе переселения. Следователи СКР заинтересовались правомерностью использования транша и возбудили уголовное дело по превышению чиновниками мэрии своих полномочий. Ущерб оценивается в 930 миллионов рублей. Отразится ли это в дальнейшем на финансировании республиканской программы переселения граждан из аварийного жилья?

Сергей Степашин: Действительно, данная сумма была возвращена республикой в фонд. Этого требуют положения закона. История получила широкую общественную огласку. Возбуждено уголовное дело, виновные понесли наказание. Даже бывший первый зампрокурора Башкирии Олег Горбунов, уволенный Юрием Чайкой, попытался податься в бега. Мы внимательно следим за развитием ситуации, с другими регионами работаем, чтобы избежать повторения подобной истории. На дальнейшем предоставлении региону средств фонда это не отразится.

Можете назвать регионы, которые не выполнили предыдущую программу переселения из аварийного жилья?

Сергей Степашин: Прежде всего это Тыва, Иркутская и Кировская области. Есть проблема в Карелии, где чиновники «прятали» аварийное жилье. Люди жаловались: наши дома признали аварийными, а в программу переселения мы не попали. Сейчас против этих чиновников возбуждено уголовное дело. Вопросы возникли в Дагестане, где людей переселили из центра Махачкалы на окраины, не обеспечив дома инфраструктурой — нет дорог, детсадов и магазинов. Сложная история была в Коми, но там удалось вытянуть программу.

Все-таки у чиновников иногда появляется желание использовать деньги по своему усмотрению?

Сергей Степашин: Таких немного, а главная проблема — качество. Много подрядных организаций взяли деньги и обанкротились. Но так не везде. Примерно в 50 регионах сохранились и работают собственные мощные строительные компании, и там проблем почти нет. Другие регионы привлекают подрядчиков издалека. Вот там наблюдается либо воровство, либо некачественная и неквалифицированная работа. Это один из главных выводов, который мы сделали из реализации предыдущей программы по «аварийке».

Василий, Саратов: В городе много расселенных домов, за которыми никто не смотрит. Они превращаются в свалки мусора, а рядом — четыре детсада. У администрации ответ один: денег на их снос нет.

Сергей Степашин: Власти по закону обязаны снести расселенные дома, и средства на это должны быть предусмотрены.

Недавно «РГ» писала, как в Новосибирске жильцы узнали, что их кирпичный четырехэтажный дом 1962 года постройки признан аварийным. Он находится в хорошем состоянии, и комиссия не приходила. Что посоветуете жителям в такой ситуации?

Сергей Степашин: Пусть они обращаются к нам в фонд, мы подключим общественных контролеров из НП «ЖКХ Контроль». Направим на место специалистов, подготовим письмо губернатору. Если дом признан аварийным, то его придется расселять. Если все произошло без участия жильцов, то такие вопросы решаются в судебном порядке.

Андрей Владимирович, Архангельск: Я собственник жилья, в 2005 году дом признали аварийным, с 2015-го начали расселять. Мне предложили меньшее по площади жилье, да еще с доплатой. Теперь я прописан в доме, которого уже нет, — улица Бассейная, 4.

Сергей Степашин: Я несколько раз приезжал в Архангельск, и там было много как раз таких жалоб. Если предлагаемое жилье меньше, чем прежнее, никто не имеет права брать доплату. Я поручу разобраться в этом вопросе.

В 2012 году в Рыбинске были сданы в эксплуатацию два дома, построенных по инновационной технологии. Но дома оказались аварийнее старых — стены покрылись трещинами, полы ушли под уклон. Что делать тем, кто стал заложником такой ситуации?

Сергей Степашин: Если эти дома вновь признают аварийными, их нужно расселять за счет бюджета области или города Рыбинска. В других регионах уже были ситуации, когда потребовалось повторное переселение. Либо при возможности надо выполнить капитальный ремонт этих домов. Других вариантов нет. Эти дома находятся в нашем реестре обращений по качеству жилья, мы знаем о вашей ситуации.

В Орле каждый год общественники выявляют аварийные дома, которые чиновники включают в программу капремонта. Получается, что деньги тратят впустую?

Сергей Степашин: Здесь ситуация пограничная. Но если дом действительно аварийный и не подлежит ремонту, то это называется «закопать деньги», давайте уж откровенно говорить. То есть вложили деньги, дом развалился, средства ушли, и никто за это не ответил. Надо разбираться по каждому такому эпизоду, подключим и НП «ЖКХ Контроль». Однако бывают и ситуации, когда дом, включенный в региональную программу капитального ремонта, признают аварийным. В этом случае дом по закону подлежит исключению из программы капремонта при ее актуализации, что обычно производится один раз в год.

В Кемерово в доме 1940 года постройки на 2025 год был запланирован капремонт кровли. Жильцы пять лет платили взносы в фонд капремонта. В 2017 году власти решили еще раз обследовать дом на предмет ветхости. Если его признают ветхим или аварийным (вероятность 90 процентов) — капремонта не будет. Смогут ли жильцы вернуть свои взносы, чтобы потратить их на текущее содержание дома?

Сергей Степашин: В случае если дом признан аварийным, то в соответствии с положениями Жилищного кодекса РФ муниципалитетом может быть принято решение об изъятии земельного участка, на котором стоит дом. Тогда собранные ранее средства на капремонт распределяются между собственниками. Если же такое решение не принято, то средства направляются на снос или реконструкцию здания.

Справка

В соответствии с параметрами нацпроекта в 2019-2024 годах для расселения аварийного жилищного фонда планируется направить из федерального бюджета 431,9 млрд рублей, 75,2 млрд рублей составят средства регионов, а 7,3 млрд рублей — внебюджетные источники.

Под программу расселения попадает аварийный фонд, признанный таковым до 1 января 2017 года. Его общая площадь — 11,9 миллиона квадратных метров, где проживают 666,7 тысячи человек.

Слово партнерам «РГ»

Телеканал «Астрахань 24»: Как в следующем году будут рассчитываться лимиты финансовой помощи регионам?

Сергей Степашин: Количество аварийных домов везде разное. Например, Астрахань занимала одно из первых мест в России по их количеству. В этом городе до сих пор стоит много домов, построенных в конце XIX и начале XX веков. Поэтому деньги будут выделяться в зависимости от объема аварийного жилья в регионе. У нас есть возможность, в том числе при участии НП «ЖКХ Контроль» и «Общероссийского народного фронта», отслеживать объективность данных, которые будут предоставлять местные чиновники. Сейчас мы проводим предварительный анализ того, сколько аварийного жилья в каждом конкретном регионе, городе или районе.

Газета «Тагильский рабочий» из Нижнего Тагила: Действительно ли определение «аварийное жилье» заменят более широким — «непригодное»?

Сергей Степашин: Это не совсем так. Существует основной критерий: аварийное жилье — это дом, в котором жить опасно. Но необходимо определиться с понятием «ветхое жилье». Переходит ли оно потом в разряд аварийного или подлежит капремонту? Вот с чем предстоит разобраться Минстрою России в ближайшие полгода. Что касается термина, то я думаю, что аварийное — это точно непригодное жилье, потому что там жить нельзя. Но давайте, например, возьмем бараки, каменные, крепкие и с виду нормальные. В них, кроме света, ничего нет, вода и туалет — на улице. Пригодны ли они для жилья? Формально да, но сегодня XXI век, надо и это еще учитывать. Я в таком бараке жил в детстве с родителями во Владивостоке по улице Гамарника. Спасибо местным властям, барак снесли, и люди получили новые квартиры.

Газета «Волжская коммуна» из Самары: По каким критериям будет выделяться финансирование регионам на переселение из аварийного жилья?

Сергей Степашин: Критерии не изменятся. При дальнейшей реализации программы финансирование будет определяться в зависимости от объемов выявленного аварийного жилья.

Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Ольга Бухарова

Источник: Российская газета