Президент США заявил о наращивании ядерных арсеналов — Российская газета


США намерены начать новую гонку ядерных вооружений и быть в ней «впереди планеты всей». И все это … ради мира во всем мире. Примерно такова логическая цепочка последних заявлений президента Дональда Трампа, который является сторонником доктрины «мира через силу».

«У нас больше денег, чем у кого бы то ни было», — похвастался американский президент, сообщив, что США «будут наращивать» ядерные вооружения до тех пор, «пока остальные не придут в чувство». «Когда это произойдет, мы станем умными, остановимся, и даже начнем сокращение, чего бы мне хотелось», — продолжил он.

Трамп пояснил, что это «угроза не только в адрес России, но «кого угодно». «Это касается Китая, это касается России, это касается любого желающего поиграть в эту игру, — безапелляционно заявил он. — Со мной такие игры не пройдут».

В подробности своей идеи президент США в присущей ему манере вдаваться не стал, поэтому пока сложно сказать, о чем именно идет речь. О наращивании числа ядерных боеголовок? Или их носителей? Или о новых позициях для размещения ядерного оружия?

Возможно, речь идет о носителях и их размещении, поскольку глава государства подтвердил намерение разорвать Договор РСМД, заключенный с Россией в 1987 году и ликвидировавший ракеты средней и малой дальности. Причем Трамп напрямую заявил, что его беспокоит не только двусторонние разногласия Вашингтона и Москвы, но и неучастие Китая в аналогичных ограничениях. Он выразил уверенность в том, что Поднебесная должна взять на себя такие обязательства. МИД Поднебесной раскритиковал решение США о выходе из ДРСМД, назвав требования в отношении Китая «шантажом». Инициативу Трампа подвергли критике и в Европе, в том числе глава европейской дипломатии Федерика Могерини.

Если рассуждать о самих ядерных боеголовках, а не только средствах их доставки, то количество развернутых зарядов для России и США ограничено договором СНВ-III. Означают ли слова Трампа намек на отказ и от этого соглашения, срок действия которого истекает в 2021 году? Пока администрация не озвучивала таких планов.

Но общий тон действий и заявлений хозяина Белого дома на эту тему наводит оторопь не только на потенциальных его противников, но и на многих лояльных Трампу политиков в Вашингтоне. Президент США игнорирует считавшиеся прописными истины и воспринимает вопросы стратегической стабильности и нераспространения ОМУ как некую «игру», как соревнование размерами арсеналов. Экономические ресурсы США, возможно, позволят им создать самый большой арсенал среди ядерных держав. Но какое значение имеет этот размер, если противник обладает достаточными боеприпасами и средствами их доставки для уничтожения самих Соединенных Штатов? Понимание угрозы гарантированного взаимного уничтожения в свое время стало одним из первых толчков на пути к формированию военно-стратегического баланса и механизмов контроля над вооружениями. Как говорил президент Рональд Рейган, администрация которого подписывала ДРСМД с СССР, «ядерную войну выиграть невозможно, и развязывать ее никогда не следует».

Небольшой оптимизм внушает только то, что политических единомышленников в этом смысле у действующего президента США в Вашингтоне пока не так много, а без них добиться наращивания ядерных арсеналов будет непросто. Это большие деньги, и их выделение зависит от конгресса США, многие члены которого открыто ставят под сомнение целесообразность развязывания дорогостоящей гонки вооружений с Россией и Китаем. В этом году конгресс, обе палаты которого контролируются республиканцами-союзниками Белого дома, на 4 процента увеличил финансирование статей бюджета, связанных с ядерными вооружениями. Но демократическая оппозиция, которая рассчитывает отвоевать одну из палат уже на предстоящих в ноябре 2018 года промежуточных выборах, скептически относится к перспективам гонки вооружений.

Впрочем, поддержку Белому дому выражают даже не все республиканцы. Председатель внешнеполитического комитета сената США Боб Коркер заявил: «Надеюсь, мы не идем по пути распада всех существующих соглашений по контролю над вооружениями. Это было бы огромной ошибкой». Сенатор не исключил, что президент США, бряцая оружием, лишь набивает себе цену, чтобы добиться уступок по договору от России, и наложить ограничения на Китай. К аналогичной тактике Белый дом уже прибегал в переговорах по другим международным договорам, включая Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА).

Еще один сенатор-республиканец Рэнд Пол назвал «большой ошибкой легкомысленный выход из этого исторического соглашения». Он высказался за подписание аналогичного договора по ракетам средней и малой дальности с Китаем, но выразил мнение, что это должен быть отдельный документ, а разрывать ДРСМД не стоит.

Тем не менее, рычаги влияния конгресса США на судьбу международных соглашений ограничены. Для вступления в силу международного договора, подписанного властями США, необходима его ратификация конгрессом. Но основной закон страны не предусматривает обязательной роли законодателей в процессе выхода из договоров, что развязывает руки главе исполнительной ветви власти.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Источник: Российская газета