Зачем Порошенко говорит о войне — Российская газета


«Надо быть готовыми к любым сценариям — как к обороне, так и к эффективному контрнаступлению. Мы не должны поддаваться на провокации в районе проведения операции объединенных сил. Однако разрешаю и приказываю применять все подчиненные вам силы и средства в качестве ответного огня для сохранения жизни наших людей», — так полностью звучит выдержка из речи Порошенко, произнесенной в городе Староконстантинов Хмельницкой области перед командирами Вооруженных сил Украины (ВСУ), Нацгвардии и Госпогранслужбы. Хотя встреча «пана верховного главнокомандующего» с подчиненными проходила в сотнях километров от линии фронта, Порошенко надел камуфляж, был в известной степени разгорячен, и потому разговорчив — специфическую мимику и нарушения дикции в полной мере передает опубликованное украинскими СМИ видео. Однако разрешение применять любые вооружения не было нетрезвой импровизацией, текст написан его спичрайтерами заранее.

Предвыборная кампания, которой уже подчинены практически все действия и решения Порошенко последних месяцев и ближайшего полугода, не полностью объясняют его воинственность. Натягивать на себя камуфляж и на подпитии вещать о «стране-агрессоре» его в данном случае заставляет страх потерять контроль над армией, как и большинство украинцев уставшей от бесперспективной позиционной войны на Донбассе. Об этой усталости свидетельствует недавнее совместное социологическое исследование российского Левада-центра и Киевского международного института социологии. Зарплаты контрактников ВСУ уже не покрывают риска быть убитым или покалеченным, и потому из «зоны АТО» идет отток кадров — украинские «вояки» теперь предпочитают быть чернорабочими в Польше или Чехии, а не гнить в окопах за коммерческие и политические интересы своего президента.

«Сегодня укомплектованность бригад ВСУ на фронте составляет менее 50%. К концу ротации подразделения на передовой нередко можно увидеть роту в 40 человек или батальон, в котором 200 держат фронт в 10-11 километров. Причем на бумаге цифры укомплектованности выше. Но цифрами военное командование манипулирует. В боевые подразделения нередко зачисляют вспомогательный персонал, который находится на базе, либо прикомандировывают на время военнослужащих из других тыловых частей. То есть одни и те же люди фактически на бумаге могут проходить службу в двух подразделениях. Численность прикомандированных в пехоте на первой линии может достигать до 50% от состава подразделения», — такие данные на днях привел украинский журналист Юрий Бутусов, рупор «партии войны», в своей ненависти к России дающий фору самому Порошенко. Однако в данном случае его цифрам можно верить — их подтверждают как украинские военные эксперты, так и демобилизованные «защитники Украины», раскрывающие в социальных сетях неприглядные детали быта на передовой и делящиеся невеселыми мыслями о перспективах «освободительной войны».

Именно в армии сегодня Порошенко видит силу, гарантирующую ему стабильность власти и личную безопасность, коль скоро МВД и Нацгвардия подчинены Арсену Авакову — скорее политическому противнику, нежели соратнику.

Воинственность это также товар, который он все еще может продать на внешнем рынке. Последние покупатели — та часть американской элиты, зачастую оппозиционной Дональду Трампу, которая продолжает отказывать ему поддержку, и которой он присягнул на верность, постояв по личному приглашению у гроба Джона Маккейна. Перевод позиционных перестрелок на линии разграничения в полномасштабную войну — его «план Б» на случай невозможности победить Юлию Тимошенко во втором туре выборов. Тем более что пока неочевиден и его выход в финал президентской гонки. И в случае неудачи, учитывая темперамент украинского президента, развязывание бойни на Донбассе выглядит предпочтительней, чем неизбежное «раскулачивание» Порошенко коллегами по «евромайдану», с перспективой уголовных дел за коррупцию и тюремного заключения. Многие из нынешних политических противников уже многозначительно напоминают Порошенко, что только против действующего президента Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) не может возбудить уголовное дело, а у бывшего иммунитета от ревизии нет. Тем более что, несмотря на все старания, Порошенко так и не удалось подчинить себе этот орган — его по-прежнему контролирует посольство США.

Поэтому Порошенко будет и дальше поддерживать конфликт на Донбассе в состоянии тления и словесно — не под подпись — поощрять военных к шалостям с любым оружием. Он уже не опасается наблюдателей ОБСЕ, регулярно указывающих на нарушение ВСУ условий отведения тяжелых вооружений и фиксирующих прибытие на разграничительную линию экзотических вооружений — например, ракетных систем «Бук». Чтобы отвлечь армейцев от тяжких дум, он сегодня даже подписал указ о «гендерном равенстве» в украинской армии  — вероятно, с целью скрасить тяжкую жизнь контрактников путем привлечения в окопы социально безответственных и  нуждающихся в средствах женщин.

Источник: Российская газета