«Ясновидящая» обманула пенсионерку и весь город — Российская газета


Мозги людям промывают не только в телевизионном шоу «Звезды под гипнозом» шутки ради. Такое случается и в реальной жизни. И не чтобы развлечь публику, а с целью наживы. В случае, о котором мы расскажем, ясновидящая поживилась за счет целого города Мышкина, а главной жертвой оказалась пенсионерка Марина Голосова, на которой повис огромный долг — 3 миллиона 700 тысяч рублей.

Письмо в редакцию

Над беспробудной доверчивостью простаков, которые позволяют себя обобрать, обычно смеются. Потому что ничего не поделаешь: смешно. Так и мы с коллегами, читая письмо за подписями 18 жителей Мышкина, не скрывали улыбок, хотя строки на тетрадном листочке являли собой крик отчаяния: «Не останьтесь равнодушными к чужой беде. Мы не можем спокойно смотреть, как гибнет семья у нас на глазах. А беда в том, что наша знакомая обращается во все банки, но везде отказывают дать ей кредит. Ищем человека, кто мог бы взять для нее кредит, а она раздала бы долги. Марина работает на трех работах, покоя не знает, но денег не хватает, так как отдает проценты людям, у которых заняла большие суммы. А занимала деньги, чтобы отправить их ясновидящей. Задолжала 3 700 000. И почему банки не могут спасти человека?! Помогите, пожалуйста»…

В общем, дичь какая-то. Соседи указали в письме телефон Марины Голосовой, я позвонил. Голос у нее оказался твердый, не старушечий, речь внятная. Из разговора выяснилось, что у авторов письма она тоже заняла, поэтому они переживают за Марину вдвойне: и сочувствуют как подруге, и хотят, чтобы долги им она вернула.

— Как же так получилось, что вы должны чуть ли ни всему городу, Марина?

— Не знаю, — отвечает она. — Мне кажется, что это была не я. Я сейчас не понимаю, как могла такие деньги занять. Я была полностью под властью Эльмиры Рауфовны (известной ясновидящей Э.Р. Дербенцевой. — Прим. Авт.). А потом она исчезла. Помощницы говорят, набирается сил в Иерусалиме.

Самое любопытное, что живьем Марина свою обидчицу ни разу не видела. Общалась только по телефону, который узнала из телевизионной передачи, где выступала Дербенцева. Ясновидящая теледива давала Марине задания, например зарезать курицу и закопать, или рассыпать по двору орехи… А потом перезванивали помощницы и озвучивали сумму, которую требуется перечислить. Невозможно даже утверждать, что этой ясновидящей была именно Дербенцева. Любая мошенница, обладающая похожим голосом, могла эксплуатировать телевизионный образ.

Когда Марина «очнулась», она обратилась в полицию. Предоставила следователю все банковские платежки. По ним можно было бы вычислить получателя, но практически все счета находятся на Украине, а украинские органы идти на контакт с нашими не хотят.

Дело о мошенничестве заведено, показания Марины проверены на детекторе лжи, но толку от этого мало, а долги с нее требуют.

Чтобы разобраться в технологии обмана, посмотреть, на каких трех работах занята Марина, и познакомиться с ее кредиторами, мы отправились на Волгу, в Мышкин.

Разговор у телевизора

Мышкин — город малоэтажный, большинство строений — частные. У Марины добротный кирпичный дом с водопроводом, электричеством, газом. Сидим на просторной кухне, пьем чай, работает телевизор. Марина включила передачу, с которой начались ее злоключения: «Ваш личный психолог» на канале НАНО. Женщина демонического вида делает пассы руками, снимая порчу в прямом эфире, и советует всем страждущим позвонить ей после эфира. Это уже не Дербенцева, а одна из ее последовательниц.

А когда в феврале 2017 года Марина включила телевизор и ткнула первый попавшийся канал, на экране была Эльмира Рауфовна. Марина пребывала в печали. Муж Сергей в больнице в Ярославле, у него рак второй стадии, предлагают операцию, но гарантий не дают. Внук Никита не слушается. Он растет без матери, да и почти без отца, который крутится: постоянно затевает бизнес и прогорает.

— Я тогда еще только на пенсию вышла, отдыхала. Поэтому и телевизор много смотрела, и грустила часто, — говорит Голосова. — Сейчас вот работаю круглые сутки, вся в долгах, а грустить некогда… И вот решила я Эльмире Рауфовне позвонить и пожаловаться на жизнь. Она меня выслушала и сказала, что видит меня. Сказала: «У тебя есть колодец, но он пуст». А у меня во дворе действительно есть колодец, но мы его закопали и сделали газон… Так я поняла, что ясновидящая меня действительно видит. А потом она сказала, что не видит моего мужа и внука. Это значит, что их не станет, если ничего не изменить. И что мой сын Денис уже «по макушку в земле». «Нужно срочно поставить черную иерусалимскую свечу», — сказала она. И объяснила, что белая не подойдет. Мне показалось, что ясновидящая говорит совершенно понятные вещи. Она спросила, согласна ли я на черную свечу. Я ответила, что да. Она сказала, что мы будем на связи, и отключилась.

Позже позвонила помощница и сообщила: для того чтобы очень быстро заказать и доставить из Иерусалима черную свечу, нужно 68 тысяч рублей. Продиктовала номер счета. Тогда мне еще не пришлось занимать — перечислила свои…

— Вы видели эту свечу?

— Нет. Помощница позвонила и сказала, что все сделано, и ясновидящая начала возводить купол над моей семьей…

Пятичасовой рабочий день

Рабочий день Марины выглядит так. В пять утра она садится за руль и едет убирать Мышкинскую картинную галерею («картинку»), к восьми утра переезжает в село Кривец, где заступает на суточное дежурство в психоневрологическом интернате, а после дежурства возвращается в «картинку» и, отработав там, мчится в Углич, где служит парикмахером. У нее сорокалетний стаж по этой профессии. К исходу вторых суток возвращается домой, чтобы передохнуть, пообщаться с кредиторами и с пяти утра начать все сначала. В дни, когда у парикмахерской выходной и нет дежурства в интернате, Говорова стрижет и умывает неходячих стариков в Мышкине.

— Такой у меня пятичасовой рабочий день, — шутит она.

А заработок в итоге выходит очень приличный: 25 тысяч в интернате (спасибо заведующему Александру Замятину, который помог — взял на работу пенсионерку без специального образования), 10 тысяч в «картинке», 15 тысяч в парикмахерской плюс частная стрижка и 11 тысяч пенсии. По местным меркам — золотые горы, не будь долгов.

«Картинка»

«Голосова больше, чем просто уборщица, — говорит администратор галереи Николай Лушин. — У нас в штате только два сотрудника: я и она, а посетители есть каждый день, и экспозиция пополняется часто. На таких, как она, весь город держится, потому что жив он только благодаря туристам и музейным сотрудникам».

В начале «лихих девяностых» Мышкин утратил экономическое значение, перестав быть центром сбора сельхозпродукции и грузовым портом. Город и тысячи его жителей оказались никому не нужны. И именно тогда Мышкин стал первооткрывателем брендинга в России. Нужно было добиться, чтобы в порту причаливали круизные лайнеры. Так появились многочисленные туристические тропы и музеи: мыши, валенок, водки, пряника, чертей, мастерская фальшивомонетчиков… Свалка машин и катеров обрела статус музея ретротехники. Жители занялись самопиаром, распространяя самые невероятные и мистические легенды о своем городе. Поэтому, может быть, здесь теперь многие верят в магию и ясновидение. К примеру, никто не сомневается, что в «картинке» есть домовой. В общем, жители своего добились: круизные лайнеры начали заходить, а Мышкин превратился в туристический центр, где на 5,5 тысячи жителей приходятся 150 тысяч экскурсантов в год.

В «картинке» 11 залов, в каждом нужно вымыть пол и протереть пыль. За работой Марина продолжает свою историю.

«Мне позвонила Эльмира Рауфовна и сказала, чтобы мы не соглашались на операцию мужа до тех пор, пока она не возведет купол. Она сказала, что я должна ей помочь, а для этого завести тетрадь. В эту тетрадь я записывала молитвы под ее диктовку, а потом их перечитывала. С февраля по декабрь я исписала три тетради. Позже, когда ясновидящая перестала выходить со мной на связь, я рассказала об этих молитвах нашему священнику. Он попросил посмотреть тетради. Я отдала ему первые две, а третью оставила себе: вдруг туда еще придется что-то записывать. При следующей встрече священник сказал, что сжег эти тетради и посоветовал мне сжечь последнюю, но я не решилась. Теперь показываю ее кредиторам».

«Президентская программа»

Обитатели Кривецкого интерната любят Марину за то, что она о них заботится и не ругает. Люди здесь собрались неизлечимые и, по сути, очень одинокие. Один съел свою маму. Он не знал, что людей есть нельзя, и теперь часто плачет и обижается, что мама не пишет ему письма.

Марина кормит с ложечки даже тех, кто может есть и сам. Люди просят, им нравится внимание. На прогулке выстраивается очередь, чтобы она поводила их за ручку. Во время тихого часа они послушно спят, а мы продолжаем беседу.

«Мне позвонила Эльмира Рауфовна и сказала, что случай мой очень сложный. Поэтому она поставила меня в президентскую программу по возврату затраченных средств. Все деньги, которые я потрачу на возведение купола, мне вернет государство после Нового года. А потратить придется много, для начала — 700 тысяч рублей. Потому что когда она готовила к операции Сергея, разбилось иерусалимское зеркало».

Ясновидящая дала Марине телефоны якобы директора департамента Европейской ассоциации парапсихологов, который курирует президентскую программу, и казначея, ответственного за возврат денег.

«Эльмира Рауфовна сказала позвонить им, когда я перечислю 700 тысяч. И попросила поклясться, что я никому не скажу про зеркало, когда буду собирать деньги, а просто буду говорить, что собираю на операцию мужу».

Голосова занимала деньги у жителей города под расписки. Предприниматели давали более крупные суммы под 10%. Когда Марина сделала перевод, ясновидящая сказала, что можно соглашаться на операцию мужа. Она прошла успешно. А Марина позвонила «директору департамента» и «казначею», которые подтвердили, что деньги вернут, но для этого нужно сначала уплатить с них налоги. И дали номер счета. Этот счет был российским.

В итоге получилось, что даже у российских налоговых органов нет никаких претензий к ясновидящей, поскольку налоги со всех ее доходов из Мышкина стала выплачивать сама же Голосова. А долг Марины рос, ведь нужно было спасать еще сына и внука.

Куда смотрели соседи

В парикмахерской города Углича рядом с Мариной работают двадцатилетние девушки.

«У нее старая школа, — говорит Кристина. — А нас учили уже по-новому, с учетом современных «фишек». Людям, которые ощущают себя молодыми, лучше стричься у нас. А клиенты старшего возраста выбирают Марину, они давно знакомы и понимают друг друга».

В Угличе не знают о беде, которая случилась с Мариной, а просто рады, что она вернулась с пенсии.

Вечером, уже дома, Марина наварила картошки, собрала на стол огурцы и помидоры с огорода и стала ждать гостей. Первыми пришли две подруги — Елена Котова, депутат горсовета, и Елена Кривец. Она хотела взять для Марины кредит на свое имя, но тут ее сократили с работы, и банк отказал. Подругам я и задал очевидный вопрос:

— А вы-то куда смотрели, ведь знали же, что она влезает в долги?!

— Мы не знали, что даем на ясновидящую, — ответила Котова. — Сначала Марина говорила, что собирает на операцию мужу, потом — осталась должна за лечение. И обещала, что после Нового года государство ей все вернет, и она с нами рассчитается.

— Да, я их обманывала, — признается Марина. — Эльмира Рауфовна говорила: никто не должен знать, что я перечисляю деньги ясновидящей, а то разрушится магическая связь между нами, и купол рухнет.

Строго говоря, купол и рухнул: когда все узнали про ясновидящую, то перестали давать Голосовой деньги.

Правда открылась, когда Марина приехала в Ярославль просить денег у зятя. На что — не говорила. Он согласился помочь, и тут позвонила Эльмира Рауфовна. Марина вышла за дверь и стала отчитываться, что деньги нашла и готова перевести. А дочка Марины Ольга как раз возвращалась с работы и подслушала фрагмент разговора. Ольга, офицер полиции, заподозрила неладное. Она не знала, что мать занимает деньги «на операцию». Уточнила в больнице: лечение отца было бесплатным…

Послесловие

Сейчас Сергей здоров, работает в РЖД в Ярославле. Денис устроился в автосервис, встречается с хорошей девушкой. Никита собирается в четвертый класс. Марина посчитала, что если возьмет кредит, чтобы расплатиться с соседями, то рассчитаться с банком сможет за девять лет.

Постепенно к столу подтягиваются новые гости — кредиторы: Слава, Виктор… Он занял для Марины у своих друзей 370 тысяч рублей, и теперь от него требуют их вернуть. На столе появляется ароматный деревенский самогон, и напряженный, горький разговор постепенно перетекает в дружелюбное веселье.

Источник: Российская газета