Экономисты объяснили, почему Трамп не объявит торговую войну России


Владимир Рожанковский, эксперт Международного финансового центра, специально для «Российской газеты»:

— Пытаясь найти ответ на сакраментальный вопрос: «Кто выйдет победителем в современных торговых войнах?», я неожиданно для самого себя пришел к выводу, что никто. Для того чтобы провозгласить победителем ту или иную сторону, торговая война как минимум должна когда-то закончиться — хотя бы как в боксе, по набранным очкам, а не как в футболе — по истечению времени. Но в случае безграничного горизонта взаимных асимметричных ответов подобная ситуация может тянуться долгие годы без возможности явного отрыва по очкам ни для одной из сторон противостояния.

Хотя в плане товарных рынков выигрыш, очевидно, будет все-таки за США ввиду однонаправленности торговых потоков в мире. А, с точки зрения возможностей девальвировать валюты и штрафовать крупные иностранные бизнесы, работающие в юрисдикции этих стран, перевес, очевидно, будет за торговыми противниками США. Только в банковском секторе Европы концентрация транснационального капитала достигает 70-80 процентов! В секторе высоких технологий — чуть меньше, около 50 процентов, но тоже ощутимо.

Если говорить о реальном рычаге повышения конкурентоспособности американских товаров в мире, то рецепт здесь классический — девальвация своей валюты, то есть доллара. Причем, учитывая, что с 2014 года он вырос к основным валютам более чем на 18 процентов, само понятие девальвации не должно приводить экономистов-международников в ужас. Все будет хорошо и к всеобщему благу. К счастью — по крайней мере, на первом этапе продолжительностью до 3-4 лет — торговые войны Россию затронут минимальным образом. Основная причина — мизерный объем торговых отношений с США (менее 3 процентов в общем объеме внешней торговли РФ, а для США — и того меньше). То, что на протяжении десятилетий нас возмущало и казалось крайне странным, неожиданным образом вышло нам на пользу. Россия — чуть ли не единственная страна, к которой у Дональда Трампа нет претензий в части «торговых дисбалансов».

Но у нас — своя головная боль под названием «санкции». В первую очередь, нас не могут не беспокоить потенциальные препоны, которые США готовы чинить в отношении строительства «Северного потока-2», а также первых лиц крупных российских компаний. Но это уже совсем другая история.

Зачем все это США?

Сегодня Китай, так же, как и Европа с Канадой, удивлен, обескуражен новыми реалиями торговых отношений с США. То, что Штаты — рынок потребления всего, что производится в остальном мире, что американские потребители самые что ни на есть «резиновые», и что единственная проблема любого экспортера — всего лишь получить сертификацию своей продукции FDA, а дальше — дело в шляпе — до апреля 2018 года были непреложными истинами и очевидными очевидностями.

Надо заметить, что концепция «чистой экономики», будоражившая умы американских экономистов поколения беби-бумеров, начала приносить реальные плоды в начале 1990-х, когда развал бывшего лагеря соцстран, как известно, открыл для американских капиталов безбрежные просторы новых рынков и перспективы их перманентного расширения. Но, как говорится, ничто не вечно под Луной.

Рост финансового сектора — так как именно этот сектор, в силу его несвойственности социалистическому прошлому стран, пожелавших влиться в вожделенный глобальный рынок, был самым отстающим и, следовательно, самым привлекательным для экспансии евроамериканского бизнеса. Как следствие, концепция постиндустриальной «чистой экономики» из идеи фикс превратилась в руководство к действию. Во главе «чистой экономики» должны были стоять банки и фондовые рынки.

Таким образом, фактически в середине 1990-х США, будучи самой инновационной и одной из самых технологичных стран в мире, сами, абсолютно добровольно и совершенно осознанно, поставили себя в зависимость от внешних сборочных производств, «подсев» на пресловутую дешевизну рабочей силы. Но после глобального финансового кризиса 2018 года и последовавшего за ним десятилетия неудачных попыток перезапуска экономики США при помощи «количественных» программ Федерального резерва, американские экономисты сдались и потребовали возвращения Америки на международные товарные рынки — не как импортера, но уже и как экспортера. Рупором этих надежд и чаяний стал президент-республиканец Дональд Трамп.

Была торговая — станет валютной

Понятно, что на первом этапе Трамп выходит нетто-победителем в этом «бою без правил». На торговые тарифы пострадавшие страны не смогут долго отвечать встречными тарифами. Поскольку США были, есть и остаются крупнейшим потребительским рынком в мире. И по этой причине товарные потоки устремлялись и устремляются диспропорционально в одном направлении (к слову, в этом очевидная первопричина хронического дефицита торгового баланса США). Так что в очень неотдаленной перспективе и Европе, и Китаю станет попросту нечем отвечать в плане торговой взаимности. Но если кто-то подумал, что тут наступит развязка всей истории, и Трамп начнет срывать лавры с голов своих «хороших и нехороших конкурентов», то тут он ошибется. Ибо, как показывает история, любые виды экономических войн имеют тенденцию перерастать одни в другие.

Недавняя история с многомиллиардным антимонопольным штрафом, который выписал суд Евросоюза американской корпорации Google, натолкнула меня на мысль, что «асимметричный ответ» — это отнюдь не изобретение военной дипломатии.

Девальвация китайского юаня в обстановке «боев без правил» тоже становится довольно мощным артефактом в руках Поднебесной. В отличие от США, возможности которых по курсовому манипулированию долларом, как известно, крайне ограничены его мировым резервным статусом, Китай может практически безболезненно девальвировать свой юань в очень широком диапазоне. И народные массы, если вы об этом, не восстанут.

Тут стоит напомнить, что именно американские компании массово завозили в Китай чертежи, полупроводники, сборочные узлы микроэлектронных компонентов, из которых трудолюбивые китайцы делали пресловутые компьютеры и гаджеты. Ну и попутно, со свойственной им любознательностью, интересовались, «из чего всё это сделано и как оно между собой крепится». И страна стала технологически сильнее, совершив рывок во многих отраслях.

Источник: Российская газета