США хотят создать новую систему сдерживания


США намерены существенно усилить свой наступательный потенциал в киберпространстве — чтобы создать в этой сфере систему сдерживания по аналогии с ядерным оружием. Об этом на слушаниях в Сенате объявил глава Агентства национальной безопасности (АНБ) и киберкомандования США адмирал Майкл Роджерс. Источники «Ъ» в госструктурах РФ считают эти планы опасными, ибо они грозят новой гонкой вооружений.

Как пишет Коммерсант, новый глава АНБ и киберкомандования США адмирал Майкл Роджерс потребовал резко усилить наступательный потенциал страны в киберпространстве. «Ранее мы в основном вкладывались в оборону, теперь наступил переломный момент»,— заявил он в конце минувшей недели на слушаниях в комитете Сената по вооружениям. По его словам, «столкновения в киберпространстве будут усиливаться», а потому там нужно создать систему сдерживания по аналогии с ядерным оружием. По мнению американских военных, главная угроза для США в киберпространстве исходит от РФ, Китая, Ирана и Северной Кореи.

«Я бы сравнил нынешний исторический момент с ситуацией, с которой США столкнулись в начале холодной войны, когда стало ясно, что СССР и другие страны могут создать водородную бомбу, а соревнование между супердержавами подрывало стабильность. Мы тогда быстро осознали, что нам нужна ядерная триада, подкрепленная механизмами командования и контроля, хорошо развитой разведсетью и политической ориентацией на выстраивание системы сдерживания»,— заявил адмирал. По его словам, «обретение США ядерной мощи и создание поддерживающих ее элементов… сделало ситуацию более предсказуемой, позволило снизить конфронтацию и в итоге привело к переговорам по контролю над вооружениями».

Оговорившись, что «аналогия с киберпространством не является полной», глава АНБ выступил за существенное усиление военного потенциала США в этой среде. «Мы не должны отставать от наших противников, которые полны решимости контролировать свои сегменты киберпространства, красть нашу интеллектуальную собственность и осуществлять диверсии против наших сетей,— предупредил Майкл Роджерс.— Наши противники такие же решительные, креативные и настойчивые, какими были советские лидеры во время холодной войны. И у нас мало надежд, что они будут вести себя ответственно в киберпространстве». Большинство членов комитета согласились с адмиралом.

В текущем году власти США намерены потратить $5,5 млрд на укрепление военного киберпотенциала. Из недавно обнародованных секретных документов экс-сотрудника АНБ Эдварда Сноудена следует, что спецслужбы США занимаются разработкой и внедрением вредоносных программ, позволяющих вывести из строя системы командования и контроля вооруженных сил противника, а также объекты его критически важной инфраструктуры, включая банковскую систему, электро- и водоснабжение, заводы и аэропорты. Власти США эту деятельность не афишируют, но источник «Ъ» в правительстве РФ дал понять: в Москве об этих разработках знают давно. «Американцы, начиная с рубежа 2009-2010 годов, отошли от понятия киберобороны — с тех пор их волнует вопрос бесконтактного разрушительного воздействия на критически важные объекты противника, а не только защита своих».

Тем не менее в Москве к заявлению Майкла Роджерса отнеслись настороженно. «Большинство стран, включая РФ, стремятся предотвратить столкновения в киберпространстве, США же подталкивают гонку вооружений в этой сфере»,— посетовал источник «Ъ», близкий к Кремлю. По его словам, сдерживание в киберпространстве выстроить не получится, ибо вредоносные компьютерные программы куда легче создать и передать, чем атомную бомбу. Более того, по словам собеседника «Ъ», источник кибератаки порой бывает вообще невозможно установить.

Российские эксперты приводят и другие аргументы, почему в киберпространстве сдерживание едва ли возможно. «В отличие от ядерного сдерживания здесь нет угрозы взаимного гарантированного уничтожения. Кроме того, уже сейчас наступательные кибертехнологии так распространены, что непонятно, кто и кого будет сдерживать,— пояснил «Ъ» первый замдиректора Института проблем информационной безопасности МГУ Валерий Ященко.— Если США пойдут по пути резкого наращивания своего военного киберпотенциала, то это будет не сдерживающим, а дестабилизирующим фактором».

Источник «Ъ» в Минобороны РФ предупредил: «Сегодня угроза кибернападения одного государства на другое или подготовка к кибератаке рассматривается как угроза или подготовка к полноценной военной операции». Руководитель же Центра кибербезопасности Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Дмитрий Михайлов заверил «Ъ», что в области военных кибертехнологий РФ не отстает от США. «В IT-секторе у нас есть существенные изъяны, но русские хакеры считаются одними из лучших в мире,— говорит эксперт.— Тут (при киберконфликтах.— «Ъ») главное не материальная база, а умелое использование математических алгоритмов. У нас большой потенциал в этой области, и его все опасаются».

С учетом складывающихся рисков РФ и США в 2013 году заключили первые в мире договоренности о мерах доверия в киберпространстве — своего рода пакт об электронном ненападении. Речь идет о пакете из трех межправсоглашений, подписанных Владимиром Путиным и Бараком Обамой на полях саммита G8 (см. «Ъ» от 18 июня 2013 года). Так, между Вашингтоном и Москвой были установлены горячие линии по предотвращению перерастания киберинцидентов в полномасштабный кризис — аналог запущенного во времена СССР прямого канала связи для снижения рисков в ядерной сфере. Частью пакета было и формирование рабочей группы по кибербезопасности в рамках двусторонней президентской комиссии, но из-за конфликта вокруг Украины деятельность комиссии была фактически заморожена. Источник «Ъ», близкий к Кремлю, сказал, что недавно США «послали сигнал» о желании возобновить двусторонние консультации по кибербезопасности в том или ином формате.

РФ же хотела бы принятия правил поведения государств в киберпространстве и на глобальном уровне. В начале года страны ШОС (РФ, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан) направили соответствующие предложения генсеку ООН. Документ содержит обязательство государств не применять информационно-коммуникационные технологии «в целях нарушения международного мира и безопасности», «для вмешательства во внутренние дела других стран и подрыва их политической, экономической и социальной стабильности». Первую версию документа РФ, Китай, Таджикистан и Узбекистан распространили на сессии Генассамблеи ООН в 2011 году, но идея поддержки не получила. Обновленные «Правила», похоже, ждет та же участь.