«Южный поток» повернул в Турцию


1 декабря Владимир Путин совершил короткий государственный визит в Турцию и встретился со своим визави Реджепом Тайипом Эрдоганом. Основной темой визита стал газ.

После переговоров в Турции российский президент заявил о намерении России остановить строительство Южного Потока. «Мы не можем начать строительство в море до тех пор, пока у нас нет разрешения от Болгарии. А начать стройку в море, подойти к болгарскому берегу и остановиться, это нелепо. Думаю, что это понятно для всех. Поэтому мы вынуждены будем пересмотреть наше участие в этом проекте», — заявил Владимир Путин. — Мы видим, что создаются препятствия к его реализации. Если Европа не хочет его реализовывать, значит, тогда он не будет реализован… Здесь ничего такого нет, они, в конце концов, покупатели».

Некоторые эксперты тут же стали говорить об этом решении как о серьезнейшем поражении Москвы. В реальности все выглядит иначе: потери, конечно, есть (они исчисляются потраченным временем и несколькими миллиардами долларов, которые Газпром успел вложить в проект) однако ни о каком окончательном проигрыше речи быть не может. Более того, Путин своим заявлением о закрытии Южного Потока фактически пытается отыграть потери и реанимировать проект. Его слова следует воспринимать не как капитуляцию, а как элементарная попытка привести в чувство партнера. Россия дает понять Евросоюзу что устала постоянно вытаскивать его из энергетической петли. И что если ЕС хочет наложить на себя руки, ему никто не будет мешать.

Аналитики уже не раз говорили о том, что Южный поток обеспечивал бы Европу (потребление газа в которой должно вырасти) надежными поставками, причем без каких-либо транзитных государств и необходимости учитывать их «национальные интересы». Отказавшись от этого проекта ЕС совершил целый ряд стратегических ошибок. Во-первых, Брюссель оставил Украину в качестве страны-транзитера, а значит обеспечил себе на ближайшие зимы рискованную игру: «перекроет ли Украина транзит газа чтобы поторговаться с Газпромом или все обойдется». Во-вторых, ЕС вынудил Россию либо отказаться от дополнительных поставок газа в ЕС (и тогда Старому свету придется покупать его у других поставщиков, которые уступают России по соотношению цена/надежность), либо пускать Южный Поток через Турцию. Так, по словам главы Газпрома Алексея Миллера был подписан меморандум о взаимопонимании о строительстве морского газопровода через Черное море в направлении Турции, по которому пойдет 63 миллиарда кубометров (объем Южного Потока). Из них 14 миллиардов будет оставаться в Турции, а остальное пойдет в направлении Греции.

Мало того, что благодаря этому проекту Турция получила значительное снижение цен на российский газ (скидка составила порядка 6%), так еще и обрела новые возможности. Если Европа оперативно не изменит позицию по Южному потоку и Москва построит трубопровод в Турцию, то в этом случае реализуется давняя мечта Эрдогана и кошмарный сон брюссельских бюрократов — Турция превращается в крупнейший энергетический хаб, через который в ЕС поставляются углеводороды из России, Каспия и, в перспективе, Ирана. Контроль над этими потоками позволит Анкаре куда увереннее чувствовать себя на различных переговорах с Евросоюзом, в том числе и о том, когда страна наконец-то станет членом ЕС. Москве, конечно, тоже не очень приятно иметь дело со страной — транзитером, однако учитывая нынешний статус российско-турецких отношений и тот факт, что Турция будет использовать свой транзитный статус против ЕС, а не против России, особых проблем быть не должно.

Апеллирует Путин не только к евробюрократам, но и к общественности ряда стран Юго-Восточной Европы, лидеры которой не смогли защитить свои национальные интересы перед лицом Брюсселя. Так, Болгария по словам российского президента потеряла возможность получать от транзита 400 миллионов долларов в год (для сравнения весь бюджет страны составил в 2012 году порядка 20 миллиардов долларов). Путин саркастически предложил Болгарии потребовать от ЕС выплату неустойки за «невозможность вести себя как суверенное государство», видимо намекая на аналогичные требования в адрес стран, которые вынуждены были прекратить экспорт в Россию сельскохозяйственных товаров. Однако самые лучшие аргументы общественность может получить зимой в случае, если начнутся проблем с транзитом газа через Украину.

Помимо газового вопроса Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган обсудили и ряд других проектов. В частности, строительство Турции АЭС Аккую, собственником которой будет Россия. «Проект уникальный в том смысле, что он впервые строится по принципу «плати — владей — эксплуатируй», то есть российская компания будет собственником этой станции. Конечно, это большой объем инвестиций —20 млрд. долларов», — заявил российский лидер. По плану окончание строительства станции намечено на 2022 год.

По некоторым вопросам президентам ожидаемо договориться не удалось. В частности, относительно ситуации в Сирии. «Мы искренне выразили свое отношение к этому режиму. У господина президента другая позиция в данном вопросе. Но в общем и целом по поводу разрешения сирийского конфликта мы достигли определенной договоренности. Единственное, что нам не удалось согласовать, это пути урегулирования кризиса», — отметил президент Эрдоган. Однако даже несмотря на эти разногласия итоги двусторонних переговоров можно считать весьма положительными.

Источник: Эксперт Online

Ранее по теме:

* Венгрия против отсрочки строительства «Южного потока»

* Путин призвал не политизировать вопрос строительства «Южного потока»

* Австрия выступила в поддержку «Южного потока»

Фото и видео: Kremlin.ru