• Сб. Сен 4th, 2021

    Российские суды разрешили минюсту признавать людей СМИ-иноагентами. Все пять исков отклонены

    • Анна Пушкарская
    • Би-би-си

    Sergey Karpov/TASS

    Суд в Петербурге отказался исключить учительницу, художницу и фемактивистку Дарью Апахончич из списка СМИ-иностранных агентов. Никому из пятерых россиян, оказавшихся в реестре минюста вместе с иностранными СМИ, оспорить присвоение статуса «иноагента» не удалось.

    Ленинский райсуд Петербурга отклонил иск Дарьи Апахончич к минюсту.

    Ранее аналогичные решения приняли районные суды Москвы — по делам журналиста издания «7х7» Сергея Маркелова и правозащитника Льва Пономарева. А в Псковском горсуде признали законным статус «иноагентов» для местных журналистов Людмилы Савицкой и Дениса Камалягина.

    Пятерых россиян минюст 28 декабря 2020 года впервые включил в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента» (кроме этих людей в списке фигурируют только иностранные СМИ, медиапроекты или учредившие их организации).

    С момента попадания в список журналисты, правозащитник и художница обязаны предварять любые посты в соцсетях или СМИ маркировкой из 24 слов, сообщающих об их статусе «иноагента», а также учредить юридическое лицо, чтобы отчитываться о своих расходах перед минюстом. У Апахончич, Маркелова и Камалягина юрлицо общее — они зарегистрировали его в Пскове под названием ООО «Как бы иноагент».

    Попасть в список СМИ-иностранных агентов не сложно — по закону с конца прошлого года для этого достаточно получать любое иностранное финансирование и при этом распространять любые сообщения и материалы в СМИ или соцсетях (либо участвовать в создании и распространении сообщений лиц, уже признанных «иноагентами»). При этом минюст заполняет реестр «иноагентов» без каких-либо объяснений.

    Даже в суде обстоятельства, послужившие основанием для признания человека СМИ-иноагентом, остались неподтвержденными, выяснила Би-би-си.

    Как Дарья Апахончич стала СМИ-иноагентом

    Апахончич — учительница русского языка. В 2018 году она создала проект «Русский как простой», в рамках которого давала бесплатные уроки мигрантам и беженцам. Она также работала в «Красном Кресте», известна как фемактивистка и экс-участница петербургской арт-группы «Родина».

    Как выяснилось в суде, информация «для возможного внесения» художницы в реестр СМИ-иностранных агентов поступила в минюст из генпрокуратуры. Прокуратура ссылалась на информацию о том, что Апахончич распространяла в интернете «информационные материалы, имеющие политический характер».

    Кроме того, по версии ведомства, Апахончич «размещала» материалы на сайтах «Радио Свобода», внесенного в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции «иностранного агента». В суд также поступила справка Роскомнадзора с упоминаниями Дарьи Апахончич другими СМИ-иноагентами.

    В справку попала даже новость об отмене судом ранее наложенного на нее штрафа за одиночный пикет из-за отсутствия состава правонарушения. Апахончич оштрафовали на 10 тысяч рублей за участие в перформансе «Вульва-балет» в поддержку художницы Юлии Цветковой, на которую заведено уголовное дело о распространении порнографии за рисунки обнаженного женского тела. Информация об отмене судом этого штрафа теперь оказалась одним из поводом для включения ее в список «иноагентов».

    Власти преследовали Апахончич и раньше: в ноябре 2015 года ее вместе с другими художницами задержали за перформанс, посвященный участию России в военных конфликтах. Участницы перформанса в центре Петербурга стирали в тазах военную форму без опознавательных знаков, испачканную красной краской.

    В 2020 году прокуратура с помощью Центра «Э» (противодействия экстремизму) МВД проверила движение денежных средств по банковским счетам Апахончич и направила в минюст справку о ее иностранном финансировании.

    Сама Апахончич после первого заседания суда отмечала, что ей «прилепили этот статус» из-за зарплаты от французского колледжа и Красного креста, гонораров за фестивали и других переводов, а также за «политическую деятельность», обнаруженную в ее постах и перепостах.

    Сам минюст, впрочем, не стал доказывать политический характер деятельности художницы — для включения в реестр СМИ-иностранных агентов это не требуется. В суде речь шла просто о «публикациях за авторством Апахончич в формате комментариев и заметок». Например — о публичных мероприятиях в поддержку фигурантов дела «Сети» (сообщество с таким названием признано в России террористическим и запрещено) и ЛГБТ-художницы Юлии Цветковой.

    Упоминались в деле и видеоролики о гендерном равноправии.

    Какие доказательства представили власти

    Апахончич в суде, как и другие включенные в реестр «иноагентов» лица, настаивала, что этот статус нарушает ее конституционные права и запрет вмешательства в частную жизнь.

    Но ключевым в суде, по словам адвоката Александра Передрука, был вопрос о доказательствах.

    Минюст должен был доказать, что страницы в соцсетях, на которые он ссылался как на аккаунты Апахончич, принадлежат именно ей.

    «Мы этот факт не опровергаем и не подтверждаем, но именно минюст был обязан доказать законность включения человека в реестр «иноагентов». Нам представили только письмо из центра «Э» МВД, который декларативно утверждает, что страницы принадлежат Апахончич. Никаких подтверждающих это доказательств в материалах дела нет», — говорит адвокат.

    Аналогичная ситуация и с доказательствами того, что Апахончич в 2020 году получала средства из-за границы.

    «В справке утверждается, что правоохранительными органами якобы был проведен анализ движения денежных средств по банковским счетам, — рассказал Передрук Би-би-си, — Но номера счетов в ней не указаны, а при написании суммы используется наречие «около», что косвенно свидетельствует о том, что в действительности никакие счета не изучались».

    Кроме того, говорит адвокат, в суде так и не выяснились основания, по которым была нарушена банковская тайна.

    «Непроверенных утверждений прокурора Санкт-Петербурга и Центра по противодействию экстремизму МВД без подтверждений их выводов доказательствами с точки зрения процессуального закона явно недостаточно в правовом государстве, мы считаем требования для включения Апахончич в список «иностранных агентов» не выполненными», — сказал Передрук.

    Он отмечает, что направленность денежных средств (например, финансирование обучения мигрантов русскому языку) никак не была связана с постами Апахончич в соцсетях, на основании которой ее признали «иноагентом».

    «Закон даже не требует причинно-следственной связи между этими единственными признаками иностранного агента, это абсурд», — говорит адвокат.

    Чем закончились суды по искам журналистов и правозащитника

    Все пять судебных процессов в разных регионах страны проходили примерно по одному и тому же сценарию.

    31 марта Замоскворецкий суд отклонил аналогичный иск к минюсту журналиста издания «7х7» Сергея Маркелова. Он настаивал, что решение минюста «незаконно и принято в нарушение соответствующих норм российского законодательства и международного права».

    Кроме того, он считает это решение дискриминацией и нарушением принципа равенства, а также права на свободу слова и распространение информации, а также права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны.

    Минюст, как и в деле Апахончич, ссылался на информацию «от органа государственной власти РФ» о получении Маркеловым «денежных средств от иностранных источников», а именно от московской редакции «Радио Свобода».

    Маркелов и псковская журналистка Людмила Савицкая сотрудничают с «Радио Свобода» и его проектом «Север.Реалии», которые ранее были признаны в России организациями, выполняющими функции «иностранных агентов».

    30 апреля Хорошевский райсуд Москвы отклонил иск к минюсту Льва Пономарева. «Они всячески скрывали заказчика — это заказчик в правоохранительных органах в Центре «Э» или в ФСБ. Все делалось на основании письма Росфинмониторинга, что я получил какую-то сумму денег в конце августа, а дальше как заведенные говорили, что если деньги получены из-за границы, а я репостил в «Фейсбуке» какие-то статьи иностранных СМИ, то все законно. Будем обжаловать», — говорил Пономарев «МБХ медиа».

    «Термин «иностранный агент» умаляет мое достоинство. По Конституции никто не может умалять достоинство гражданина», — сказал он телеканалу «Дождь».

    5 мая Псковский горсуд отклонил иск Людмилы Савицкой.

    «Вы перепутали агентов, господа из минюста. Не с теми воюете. Я агент России, агент моих замечательных сограждан», — говорила Савицкая в суде. Она отметила, что в возражении на иск власти сделали «интересную подборку» ее текстов — проигнорировав, например, ее репортажи «о ветеранах, которые выживают в сгнивших избах, об узниках концлагерей, которые по воле государства ютились в привокзальных каморках, о детях-диабетиках, которым власти не выдают положенные лекарства, о псковском десантнике, который всю жизнь голосовал за Путина, разбился на военном задании в Сирии, а его жена осталась без положенной пенсии».

    «Настоящие иноагенты не здесь, не в этом зале. Они в Кремле и в Госдуме. Это те, кто каждый день принимает репрессивные законы, отбирает у людей права на нормальную жизнь и свободу, запрещает под страхом тюрьмы говорить правду. Это они агенты какого-то чужого нам всем тоталитарного государства. Они. Не я. Я журналист, и им останусь», — заявила Савицкая.

    7 мая тот же Псковский горсуд отклонил иск главного редактора газеты «Псковская губерния» Дениса Камалягина. Как писали «Открытые медиа», Камалягин так же, как и остальные истцы, считает, что никаких доказательств того, что он получал денежные переводы из иностранных источников, в суде не было представлено.

    Его адвокат Татьяна Мартынова обратила внимание, что один из денежных переводов, из-за которых Камалягин был включен в реестр, был произведен до вступления в силу очередных поправок в закон об иноагентах. Роскомнадзор также предоставил справку, что на сайте «Радио Свобода» Камалягин «16 раз упоминается в связи с активной гражданской позицией и как эксперт по политическим вопросам». Материалы дела доказывали, что деятельность журналиста связана с политикой, так как он пишет на политические темы. Но представители властей сами сказали, что это неважно — достаточно того, что у журналиста есть страница в «Фейсбуке» и он там что-то выкладывает, говорил Камалягин «Открытым медиа».

    В начале процесса Камалягин рассказывал Би-би-си, что после включения в реестр «иноагентов» перевел со своего счета средства разными суммами губернатору Псковской области Михаилу Ведерникову, главе администрации Пскова Александру Братчикову, депутату Госдумы от Псковской области Александру Козловскому, двум государственным «аношкам» — автономным некоммерческим организациям, которые занимаются медиа.

    «Предположительно, все они мне их вернули, но по закону это смысла не имеет», — рассказал Би-би-си Камалягин. Журналист отчитался минюсту, что эти люди и организации получили финансирование от «иностранного агента», и считает, что теперь получатели аффилированы с ним и должны сами отчитываться об этом.

    Источник: BBC