“Кажется, я борюсь со стеной”: как в Москве протестовали против новой Конституции


Media playback is unsupported on your device

«Происходит конституционный переворот». Акции против новой Конституции в Москве и Петербурге

Сбор подписей против поправок в российскую Конституцию в центре Москвы в среду вечером перешел в стихийное шествие и закончился задержаниями. Всего, по данным московской полиции, задержано более 130 человек.

«Главное — делать то, что считаешь правильным. А люди либо подтянутся, либо нет», — пожимает плечами организатор сбора подписей Юлия Галямина, одна из инициаторов кампании «Нет» против поправок в Конституцию.

Изначально 15 июля задумывался санкционированный митинг, который должен был пройти ровно через две недели после голосования за поправки — именно столько времени нужно, чтобы подать заявку на согласование акции в мэрию.

Впрочем, согласовать ее не удалось — все массовые мероприятия запрещены городскими властями в рамках борьбы с пандемией коронавируса. Тогда формат акции изменили: решили собрать подписи под коллективным иском против поправок в Конституцию.

Сбор подписей против поправок выглядел безнадежной затеей: обновленную Конституцию уже можно купить в книжных магазинах. Опрошенные Би-би-си люди понимали, что это собрание вряд ли отменит поправки.

Погода также не располагала к уличным акциям: над Пушкинской площадью то начинался, то стихал дождь.

«Мне кажется, я борюсь со стеной», — сказал участник акции Денис, стоя в очереди к подписному листу. Он признался, что старается ходить на протестные митинги уже несколько лет, и его всегда сопровождает чувство безнадежности, в том числе потому, что протесты поддерживает мало людей.

«Сейчас, пока я шел от Трубной, проходил много ресторанов, где на верандах сидят люди, наслаждаются, а здесь такое происходит», — говорит он. На Пушкинской площади в тот момент было около 600 человек — они выстроились в несколько очередей к собирающим подписи активистам.

Anadolu Agency


На Пушкинской площади люди собрались, чтобы поставить подписи под коллективным иском против поправок в Конституцию

«Это как-то не очень круто»

При этом на площади оказалось неожиданно много тех, для кого эта акция была первой в жизни.

Для 19-летней Елены голосование за поправки также было первым опытом — до этого она просто не имела права голосовать. Придя на участок, девушка обнаружила, что рядом с ее фамилией уже стоит подпись.

После разбирательства ей все-таки удалось получить бюллетень: подпись возле ее фамилии была не похожа на ту, что в паспорте. «Если у Путина все получится, он будет находиться у власти дольше, чем Екатерина Великая. Это как-то не очень круто: нужна сменяемость власти», — говорит Елена.

Инженер Иван также поучаствовал в протесте впервые. Он признается, что «все к этому шло»: с пенсионной реформы 2018 года он начал следить за политикой, и ему все меньше нравилось то, что происходит. «Я думаю, что это ни к чему не приведет, — признался он, имея в виду сбор подписей. — Но нужно выражать свою позицию. Это влияет на настроение «наверху», я в этом уверен».

  • Вирусное обнуление. Как принимались поправки к Конституции России

Те, кто пришёл на акцию впервые, как правило, дисциплинированно стояли в очереди. Более привычные к митингам люди — с флагами и плакатами — взобрались повыше, на парапет, и скандировали традиционные лозунги «Россия будет свободной» и «Это наша страна!» У самого памятника Пушкину, на постаменте, встали те, кто пришел со своими плакатами — чтобы их было лучше видно. Двое юношей держали листки с надписью «Пудинг просрочен». Рядом встала девушка с нарисованным от руки плакатом «Если не Путин, то кто? Да кто угодно!!!»

Это собрание отличалось от остальных протестов этого лета одной удивительной чертой — никого не задерживали, а полиции и вовсе не было видно на площади. При этом в окрестностях площади стояли автобусы с полицейскими и автозаки.

«У нас то, что называют mafia state («мафиозное государство»), а не тоталитарный режим, нет каких-то четких правил задержания: задерживают тогда и за то, за что власти хочется», — рассуждала участница Pussy Riot Мария Алёхина. Всего несколько дней назад она была у СИЗО «Лефортово», где собрались журналисты в поддержку арестованного по обвинению в госизмене журналиста Ивана Сафронова. Там задерживали всех, у кого на футболках было имя Сафронова.


На Петровке полиция начала жестко задерживать участников акции

“Мы мирные люди, проблем не хотим»

Через 45 минут после начала сбора подписей часть активистов принялись кричать: «Пойдем гулять!» Толпа потекла с Пушкинской площади в сторону Страстного бульвара и, кажется, воодушевилась. Начались радостные крики: «Это наш город!» Люди бодро шагали рядом, перебегали Петровку, не глядя на светофор. Имперский флаг развевался рядом с плакатом в радужных цветах.

На Петровском бульваре одни звали: «Все на тротуар!» — а другие, наоборот, выбегали на проезжую часть. На бульваре тротуар есть только с одной стороны — с другой он просто кончается, так что многие участники шествия автоматически оказались на проезжей части. Это развеселило шагающих еще больше. «По дороге, ничего они нам не сделают!» — вопил кто-то.

Несколько человек легли на мокрый асфальт, чтобы не пропустить машины полиции, но это было довольно бесполезно: за протестующими ехали всего две легковушки, которые никак не смогли бы задержать несколько сотен бегущих по улице.

Толпу никто не вел: все следовали за теми, кто оказался впереди. Так что митингующие внезапно свернули с Бульварного кольца в переулок и вышли обратно на Петровку. Тут-то их и догнал автозак: оттуда высыпались сотрудники ОМОН в шлемах и защите и принялись жестко задерживать протестующих.

На Петровке их моментально разогнали по двум тротуарам и взяли в окружение: спереди и сзади встали живые цепи полицейских. Окруженных продолжали задерживать. Скандирования быстро стихли: всех, кто что-то кричал, немедленно забирали в автозак. Но задержания продолжились: забирали тех, кто смотрел в телефон или просто стоял.

  • Поправки в Конституцию приняты. Что это поменяет в балансе власти и жизни россиян?

Двое сотрудников полиции схватили очередного юношу, но в него испуганно вцепилась мать. Полицейские провели их по тротуару — и отпустили. Те прижались к стене дома: выйти из оцепления по-прежнему было невозможно. Оба пришли на митинг впервые: «Мы просто подписи поставить хотели. Мы мирные люди, проблем не хотим”, — испуганно говорил мне парень. «Тут куда-то люди пошли, мы решили тоже пойти из интереса», — объяснила его мать: она по-прежнему крепко держала сына под руку.

«А как к машине пройти?» — растерянно спрашивал у полицейского в оцеплении мужчина в отглаженной льняной рубашке.

«Пока никак», — пожимал плечами полицейский. Рядом с припаркованным автомобилем мужчины встали автозаки, и туда как раз заканчивали заводить последних протестующих. Кажется, полицейские старались задержать всех подчистую: когда на Петровке почти никого не осталось, под руки отводили к автозаку даже тех, кто курил возле урны, думая, что находится на безопасном расстоянии.

Всего, по подсчетам «ОВД-инфо», задержали 140 человек. По данным московской полиции, задержаны 132 человека.

Источник: BBC