Монгольские амазонки и рука терминатора, которая тянется к нам


В очередной подборке интересных научных новостей недели:

Воительницы Монголии — женщины не робкого десятка


Rich Fury

Останки двух женщин-воинов, атлетически сложенных, явно обладавших навыками стрельбы из лука и верховой езды, обнаруженные археологами в Монголии, заставляют куда серьезнее отнестись к красивой легенде о Мулан.

Женщины жили в так называемый период Сяньбэй (с 147 по 552 годы), который характеризовался политической смутой и раздробленностью. Именно к этому времени относится баллада о Мулан.

«Не исключено, что в те времена на защиту своего очага и своей страны вместе с мужчинами вынуждены были встать и женщины», — говорит один из авторов исследования, биоархеолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Кристин Ли. Если это и не делает Мулан реальным историческим персонажем, то по крайней мере доказывает существование в Монголии женщин-воительниц.

Согласно легенде, Мулан идет служить в армию вместо отца, но в те времена в Китае не было обязательной воинской повинности. К тому же она сражается за хана, а так в те времена называли именно монгольских правителей. Но, как объясняет Ли, первыми легенду записали китайцы, и она превратилась в китайскую историю.

Монголы до Чингисхана не имели своей письменности, однако, по словам Ли, о самих монголах много писали китайцы, корейцы и персы. Судя по их рассказам, уже (или еще) в Х веке женщины в Монголии пользовались невиданными в те времена свободами. Монгольские правительницы командовали армиями и принимали папских легатов, не говоря уже о том, что обладали правом наследования и сами выбирали себе женихов.

Что касается двух обнаруженных амазонок, то одной из них было за 50, а другой едва за 20, и судя по характерным приметам на костях, они отлично держались в седле и наверняка практиковались в стрельбе из лука.


Christine Lee

«Наверное, это были те еще сорвиголовы, — отмечает Ли. — они умели делать все, что требовалось воинам-мужчинам. При этом у них не было боевых травм, но ведь и покоились они в могилах элиты, а командиры сами редко идут в бой в первых рядах. Так что эти женщины явно пользовались равными правами с мужчинами».

Кстати, по словам Ли, в соседнем Китае отношение к женщинам было совсем иным, там идеалом считалась беспомощная и покорная жена.

Не удивительно, что китайцы активно пропагандировали мысль о том, что «монгольские женщины — плохие женщины, что у них слишком много свободы, они распутны и из них получаются ужасные жены».

Но так уж повелось, говорит Ли, что в те времена китайцы пренебрежительно отзывались обо всех, кто жил к северу от Великой стены.

От металла Филда до Терминатора — рукой подать


Помните продвинутого робота из фильма «Терминатор 2: Судный день»? Нет, не милягу, которого сыграл старый добрый Арни, а злобного и бездушного монстра из жидкого металла, который мог просачиваться сквозь препятствия и принимать любые формы.

Так вот, отдаленное фантастическое будущее оказалось куда ближе, чем мы думали: первый шаг на пути к созданию таких металлов, которые под воздействием тепла теряют и вновь обретают прежнюю форму, уже сделан.

Исследователи из нью-йоркского Бингемтонского университета придумали, как можно «натянуть» сплав висмута, индия и олова, известный также как металл Филда, на каркас из резиноподобного эластомера, что придает этому легкоплавкому металлу дополнительные и весьма полезные свойства.

Одно из них как раз и заключается в том, что после нагревания конструкцию из жидкого металла на каркасе из эластомера можно как угодно деформировать, но при повторном нагреве она вернет свою первоначальную форму (не как робот, восстающий из расплавленного металла в доменном цеху, конечно, но что-то вроде того).


«Мы потратили полгода на разработку производственного процесса, — рассказывает автор проекта, инженер Пу Чзан. — Без каркаса это не сработает, именно он отвечает за сохранение формы и целостности конструкции, без него жидкий металл просто утечет».

Металл Филда имеет сравнительно низкую точку плавления — всего 62 градуса по Цельсию — и широко применяется в самых разных сферах, в том числе в качестве охладителя радиоактивных материалов.

В новом проекте этот сплав наносится на каркас, тщательно собранный в процессе гибридного производства с применением трехмерной печати, вакуумной формовки и конформного покрытия (которое защищает электронику от воздействия влаги, пыли, химических веществ и экстремальных температур).

Ну а что касается сфер применения, то помимо пресловутых роботов-убийц («Честно говоря, я даже не видел этот фильм!» — признается Чзан, а мы будем надеяться, что до этого не дойдет), новая технология может оказаться незаменимой в тех ситуациях, когда жесткий предмет нужно компактно упаковать, например, для перевозки или доставки в космос, а затем вернуть ему прежнюю форму.


Pu Zhang

«Космический аппарат может жестко приземлиться на Луну или Марс, — поясняет Чзан. — Обычно инженеры в качестве аммортизатора используют алюминиевые или стальные конструкции, но при ударе они деформируются, — и всё, их уже нельзя использовать вторично. А с металлом Филда конструкция деформируется, но после нагревания вернет прежнюю форму, и ее можно будет использовать снова и снова».


Pu Zhang

В ходе испытаний ученые придавали структурам разные формы, от конверта и шара до паутины и пчелиных сот, но как ни странно, лучше всего форму восстанавливала рука из жидкого металла.

Забудьте про «Парк юрского периода»: рапторы были охотниками-одиночками


Динозавры — еще одна излюбленная тема кинорежиссеров, самые продвинутые из которых (режиссеры, а не древние рептилии) стараются опираться на научные труды. А ученые, в свою очередь, делают новые открытия, сводя на нет усилия кинематографистов.

Итак, фанаты Парка юрского периода, смиритесь: да, рапторы были крупными, зубастыми и быстрыми, но…

  • Во-первых, авторы фильма ошиблись с блестящей чешуей: судя по последним данным, эти ящеры были очень даже пернатыми;
  • Во-вторых, далеко не факт, что они издавали такие звуки, как в фильме (их озвучили спаривающиеся черепахи);
  • В третьих, что самое существенное, они не охотились стаями, подобно волкам, умело распределяя роли и загоняя добычу.

По словам ученых, идея коллективной охоты динозавров призвана была объяснить, как эти хищники могли справиться с добычей, которая была намного крупнее их.

«Но проблема с этой идеей заключается в том, что современные динозавры, то есть птицы и крокодилы, редко охотятся группами и почти никогда не нападают на добычу, которая им не по зубам», — объясняет палеонтолог Джозеф Фредериксон из Висконсинского университета в Ошкоше.

К такому выводу Фредериксон пришел, изучая зубы древних рапторов и крокодилов, которые населяли Северную Америку от 115 до 108 млн лет назад, а зубы эти, по словам ученого, могут рассказать о том, что ел на обед их обладатель.

Дело в том, что социальные, то есть способные к активному взаимодейстию с представителями своего вида животные, которые охотятся стаями, также проявляют и родительскую заботу о потомстве. Это значит, что дети едят ту же пищу, что и родители.

А вот диета животных, ведущих одиночную охоту, и их потомства будет сильно отличаться, поскольку малыш просто не сможет одолеть крупную добычу.

О смене диеты может рассказать состав зубов, вернее, уровень содержащегося в них изотопа углерода-13.

Сравнив зубы взрослых и юных крокодилов мелового периода, ученые пришли к выводу, что их диета сильно отличалась: молодняк питался самостоятельно насекомыми и разной мелочью, а старые охотники могли завалить и крупную добычу.

По словам Фредериксона, эта модель применима и к рапторам. «Взрослые не кормили молодых динозавров, так что мы считаем, что авторы «Парка юрского периода» ошибались на счет их поведения», — полагает ученый.

И хотя у специалистов нет в запасе достаточного количества зубов велоцираптора, чтобы делать окончательные выводы, находка в 2007 году раптора, убившего своего собрата, скорее подтверждает теорию о том, что эти динозавры едва ли могли что-то делать сообща.

Змеи тоже умеют дружить


Во времена коронавируса люди вполне могли бы поучиться у змей соблюдению социальной дистации. Они ведут одиночный образ жизни, а встречаются только для того, чтобы спариться или вместе перезимовать.

Но не таков садовый уж, или подвязочная змея, как его зовут в Америке.

Как выяснили специалист по сравнительной психологии из канадского Университета Уилфрида Лорье Ноам Миллер и его напарник, аспирант Морган Скиннер, ужи не просто любят общаться с собратьями, но даже заводят себе друзей, с которыми и проводят большую часть времени.

Чтобы выявить индивидуальный характер каждой змейки и ее социальные предпочтения, исследователи пометили 40 рептилий цветными точками на голове и поместили их группами по 10 особей Thamnophis sirtalis sirtalis в каждой по периметру вольера, в котором были предусмотрены специальные домики-укрытия.

Дважды в день Скиннер фотографировал группы змей, после чего их вынимали, чистили клетки, чтобы избавиться от возможного запаха, который мог нарушить чистоту эксперимента, и помещали змей обратно, но таким образом, чтобы разбить сложившиеся группы и выяснить, будут ли они созданы вновь.

И змеи действительно вновь и вновь собирались в устойчивые группы по 3-8 особей, состав которых практически не менялся. На основании этих наблюдений, как отмечает Скиннер, можно сделать вывод, что общественная структура у садовых ужей «в некотором смысле очень напоминает структуру сообщества млекопитающих, в том числе и людей».

Скиннер и Миллер не поленились также изучить индивидуальность каждой из подопытных змей. Одним из показателей была «смелость». Ее измеряли, помещая змею в вольер и высчитывая, сколько времени она проведет в укрытии, и сколько посвятит исследованию открытого пространства.

Некоторые ужи оказались очень застенчивыми и предпочитали не покидать домик, где чувствовали себя в безопасности. Другие «личности», напротив, активно изучали свой вольер.

При этом в составе своей группы змеи делали то, что и все остальные, вне зависимости от их характера. В целом же чем больше змей оказывалось в одном укрытии, тем менее охотно они оттуда выползали на разведку.

Как говорит Миллер, в таком социальном поведении есть свои плюсы, особенно для молодых змей. В группе легче сохранять тепло и влагу, а в случае нападения хищника у каждого отдельного члена группы намного больше шансов ускользнуть. К тому же в коллективе змеи обмениваются информацией, к примеру, когда одна змея видит, что другая отправилась на разведку, она понимает, что можно безопасно покинуть укрытие.

О социализации у змей ученые знали уже давно. Так, Харви Лиллиуайт и его студенты из Университета Флориды заметили, что самцы и самки водяного щитомордника проводят много времени вместе и даже охотятся парами. Некоторые виды питонов и гадюк заботятся о своем потомстве. А герпетолог Мелисса Амарелло даже наблюдала, как гремучие змеи используют общие укрытия и проявляют заботу о подрастающем поколении. По ее словам, «социальное поведение змей не огранчивается местом, видовой или даже их семейственной принадлежностью».

В свою очередь Лиллиуайт предупреждает, что представленные Миллером и Скиннером результаты могли бы быть иными, если бы исследование велось в условиях дикой природы или даже вольеры имели иную форму. Но он готов признать, что «социальное поведение рептилий, и змей в частности, куда сложнее, и в нем намного больше смысла, чем считалось прежде».

Источник: BBC