НАТО дало четкий сигнал


Министры обороны стран НАТО договорились о «самом мощном усилении со времен холодной войны» на границах с Россией. Это «четкий сигнал» о готовности альянса поддержать страны Прибалтики, обеспокоенные усилением России, считают в альянсе.

Министры согласились отправить в Литву, Латвию, Эстонию и Польшу четыре многонациональных батальона повышенной готовности и принять ряд других мер по усилению коллективной безопасности, прежде всего в Восточной Европе, в районе российских границ, заявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг на пресс-конференции по итогам встречи в Брюсселе.

Батальоны могут быть переброшены уже в начале 2017 года, уточнил уточнил высокопоставленный чиновник альянса. Одна страна НАТО будет представлять основной состав батальона, но эти силы будут усилены солдатами других стран-участниц. Какие именно страны представят основные составы, пока не известно. Каждый батальон, состоящий из 800-1000 солдат, будет меняться по принципу ротации, раз в шесть-девять месяцев. Формально такая система не нарушает соглашения НАТО-Россия, согласно которому которому альянсу запрещено увеличивать постоянное присутствие своих войск близ российских границ.

Насколько продлится это усиление, Столтенберг не уточнил. «Стоящие перед нами вызовы выстраиваются на длительную перспективу. Мы должны быть готовы противостоять этим угрозам долгое время», — заявил Столтенберг на пресс-конференции.

Как пишет РБК, переброска батальонов, по словам Столтенберга, — лишь одна из множества мер, направленных на предотвращение угроз международной безопасности и национальной безопасности стран-участниц НАТО, в том числе «со стороны России». «Это решение посылает четкий сигнал: если один из членов альянса атакован, то весь альянс отвечает за него», — сказал Столтенберг. «НАТО будет продолжать защищать и обеспечивать оборону всех участников альянса от угроз с любых направлений. Именно поэтому мы осуществляем самое мощное усиление наших сил со времен холодной войны», — сказал он, отвечая на вопрос о том, какой сигнал НАТО хочет послать России.