Антикоррупционная кампания в Китае: право или произвол?


Председатель Китая Си Дзиньпин объявил коррупции войну. Население ликует, а вот многие менеджеры опасаются быть схваченными без какого-либо предупреждения.

Он опять на виду. Крупнейший китайский инвестор Гуо Гуангчанг, с превеликим удовольствием сравнивающий себя с Ворреном Баффетом, после своего загадочного исчезновения в прошлые выходные, появился вновь на конференции своей фирмы ФОСУН в Шанхае.

48-летний миллиардер не проронил ни слова по поводу того, почему с ним в четверг вдруг захотели срочно увидеться следователи. По некоторым данным, речь идёт о коррупции. Также большинство уверено в том, что дело Гуо далеко не закрыто. В инвесторов многомиллиардного концерна Фосун, в том числе и иностранных, вселилась, понятное дело, неуверенность.

Судьба Гуо не какое-то исключение. В текущем году в Китае на сравнительно короткое время исчезали многие боссы китайской экономики. Председатель холдинга Guotai Junan International Holding «потерялся» за две недели до Гуо. В мае на собрании акционеров отсутствовал шеф энергетического гиганта Hanenergy Ле Хейюн. В большинстве случаев виной тому были расследование властями случаев коррупции. Для предприятий последствия исчезновения их глав были опустошительными.

«Правовым, с экономической точки зрения, китайское государство не является. Политические вопросы имеют абсолютный приоритет. Си Дзиньпин пришёл во власть для того, чтобы положить конец преступному ремеслу коррумпированных партийных бонз. В 2014 году к разной степени ответственности были привлечены 232 тысячи коммунистических функционеров.

В мире Председатель Китая получает поддержку своего жёсткого курса. Набор применяемых при этом средств вызывает, однако, споры. Самые высокопоставленные китайские борцы с коррупцией борются с ними в значительной степени вне правового пространства. Следователям дозволяется задерживать подозреваемых на долгие месяцы без судебного постановления.

Николай Быков