Экономическая война с Россией обернется для Запада убытками


Весь футбольный мир удивили американские сенаторы-республиканцы — Марк Керк и Дэн Коутс, почтенные политики неспортивного возраста, потребовали от ФИФА лишить Россию права на проведение Чемпионата мира 2018 года и даже исключить нашу сборную из предстоящего чемпионата в Бразилии. Сенаторы при этом приводят пример: так наказывали Югославию в 90-х годах, когда она не слушалась Запада. Пример очень симптоматичный, особенно если провести параллели между Крымом и Косово.

Чем же еще кроме футбола угрожают Москве американцы? «Экономические санкции» — звучит грозно, но для России США — торговый партнер, который на 10-м месте. И Вашингтон это знает. Замораживание военного сотрудничества — а вот здесь куда интереснее. Помнится, Обама до 2015 года обещал вывести войска из Афганистана. Помимо десятков тысяч солдат будут эвакуировать миллионы тонн техники, боеприпасов и оборудования. Выводить все это через Россию дорого, но надежно, через Пакистан — дешево и опасно: дороги здесь не могут обойти территории талибов и бесконтрольных племен. В периоды особых обострений через Россию проходило до 70% грузов НАТО. Что будет, если Кремль заморозит этот транзит? Для американцев это — вопрос на миллиарды долларов, которые в Вашингтоне считать еще не разучились.

Еще один козырь в наших руках — оружие, которого смертельно боятся американцы и за которым в мире выстраиваются очереди. Комплексы С-300 не подпадают ни под какие международные санкции, поскольку ПВО — средство обороны. Но тот факт, что Москва не продает их направо и налево, всегда был жестом доброй воли со стороны Кремля. Но если военное сотрудничество замораживается, то никаких моральных ограничений перед нами уже нет. До сих пор Пентагон боялся только поставок в Иран, а если завтра С-300 поставить Сирии или Пакистану, который давно раздражен тем, что в его небе хозяйничают американские беспилотники? Как обрадуется Пхеньян, и расстроится Сеул и Токио!

Так что санкции — оружие обоюдоострое. Для США может выйти себе дороже. Но и это не все. Как заявили в российском Минобороны, Москва может фактически заморозить свои обязательства по Договору СНВ-3. Этот единственный продукт «перезагрузки» Вашингтону особо дорог. Если верить Бжезинскому, то на данном этапе Америку в России вообще ничего не интересует так, как ядерное разоружение.

А что же Европа? Экономически здесь все сложнее. Если с США у России товарооборот — 40 миллиардов, то с Евросоюзом — 400, и вряд ли такой обоюдовкусный пряник Европа готова превратить в кнут.

Запад ищет способ напугать Россию и не испугаться при этом самому. Наказать и не быть наказанным. 6 марта президент Обама объявил о введении визовых санкций в отношении девяти российских и трех украинских граждан, виновных, по его словам, в нарушении территориальной целостности и суверенитета Украины. То, что в Конституцию Украины правительство, названное им легитимным, «высморкалось» неоднократно, господина президента ничуть не смущает. США готовы наказать русских замораживанием вкладов и арестом имущества. В случае дальнейшего непослушания — очевидно, попытка исключить Россию из G8, устроить ей торговую и дипломатическую изоляцию.
В кильватере флагмана, посылая воинственные сигналы, проследовали вспомогательные суда Евросоюза. Брюссель допускает возможность ареста российских активов, приостанавливает переговоры по безвизовому режиму, инвестициям, подготовку базового соглашения между Россией и ЕС. «Мы сильные и смелые,»- говорит польский премьер Туск.

«Последнее время мы много слышим о том, что ЕС теряет свою силу и могущество. Но на сегодняшний момент мы продемонстрировали свою способность бороться с кризисом благодаря переосмыслению принципов работы нашего сообщества», — заявил Туск.

Когда политики говорят такое, экономисты начинают нервничать и обращаться к цифрам. А по цифрам выходит, что попытка опустить перед Россией даже фанерный занавес и для США, но в большей степени для Европы, чревата риском, с которым сталкиваются хирурги при разделении сиамских близнецов. Финансы — кровь экономики, и в этом смысле кровеносная система общая. Вот почему Великобритания сразу заявила, что не собирается закрывать сердце мировых финансов — лондонский Сити — для денег из России. А замораживать активы — себе в минус: по данным агентства Bloomberg, российских вкладов в иностранных банках на сентябрь прошлого года было 160 миллиардов долларов, в то время как зарубежные активы в России составляли 242 миллиарда. Так что ответное замораживание никак не будет симметричным. А ведь есть еще и валютные резервы в долларах — сотни миллиардов. И плохо будет американским деньгам, если Россия уйдет в другие валюты — юань или йену — и вообще откажется от долларов в своей внешней торговле. Последствия развязанной Западом мировой экономической войны не просчитать, хотя понятно, что для него это будут одни убытки.

«Наиболее критической точкой давления на Европу остается энергетическая безопасность. Но сейчас это давление не просматривается, так как газ в Европу поставляется в полном объеме, и мы спокойно переходим на весенний период отопления. Но к зиме эта ситуация может измениться», — отметил рыночный аналитик Майк Инграм.

6 марта американский Конгресс начал обсуждать прожект о снятии ограничений на экспорт нефти и газа из США — это якобы снизит зависимость Украины и всей Европы от российских углеводородов. Но на инфраструктурное обеспечение этой газотранспортной утопии уйдет много миллиардов долларов и не меньше четырех зим, так что инициатива, и это признают в Конгрессе, рассчитана, скорее, на психотерапевтический эффект. В любом случае, США, которые обеспечивают собственные потребности в энергоносителях на 85%, вряд ли смогут удовлетворить Европу, получающую из России треть нужного ей газа и почти четверть нефти. В конце концов на них найдется потребитель — растущая экономика Азии. От мыслей, а не устроить ли бойкот российским углеводородам, которые еще даже никто серьезно не проартикулировал, а цены уже пошли в рост, немецких политиков предостерегает видный экономист Ганс Вернер Зин. «Мы не можем позволить себе подобные санкции, потому что в ходе реализации проекта по отказу от атомной энергетики мы становимся все более зависимыми от российских поставок газа», — заявил он.

Россия — третий торговый партнер ЕС. На ее долю приходится 45% автомобильного экспорта, 18% химического. Европа покупает 40% российского палладия, 20% титана, 14% платины — металлов, без которых встанет ее высокотехнологичное производство. Франция строит для России вертолетоносцы типа Mistral и от того тоже против расширения санкций, а в Германии — и того больше — 200 тысяч человек заняты исполнением российских заказов, 6 тысяч предприятий на российском рынке. После самых важных новостей из Крыма канцлер Меркель дала понять, что Евросоюз перечислил свои санкции — и будет. «Мы не сосредотачивались на возможном воздействии на нас. Мы говорили о том, какие положения должны быть приняты. Но, в отличие от ранее проведенных дискуссий, в этот раз мы не выдвинули ничего нового», — сказала она.

Возможно, у европейцев был свой расчет, когда они решали, чтобы придумать, чем пожертвовать. В итоге нашли, что не жалко: безвизовый режим, продвижение по которому ЕС много лет саботирует, и базовое соглашение — с ним та же история, утверждает Райнер Линднер, глава Восточного комитета немецкой экономики. «Переговоры о новом базовом соглашения между Россией и ЕС и без того не сдвигаются с места. Если их сейчас официально приостановят, никто ничего не заметит», — отметил он.

Зато рано или поздно Запад заметит, что есть еще одна экономическая санкция, которую он ввел против себя. На саммите ЕС господину Яценюку торжественно обещали 11 миллиардов евро в течение шести лет. США умно откупились миллиардом долларов. Впрочем, они — главный донор МВФ, который, как водится, на кабальных условиях, но пообещал дать еще 15 миллиардов. Эти размазанные во времени транши не запустят украинскую экономику — они рассосутся по социальным статьям бюджета и разойдутся по кредиторам, главный из которых — Россия.

Это почти точно, что Западу придется раскошеливаться снова и снова, пока налогоплательщикам не захочется открутить ему органы принятия решений. Если придерживаться уже слегка заштампованного сравнения Украины с черной дырой, то ни Вашингтон, ни Брюссель, ни одна европейская столица сегодня не в состоянии заглянуть за горизонт событий, происходящих в этой политической сингулярности.

Источник: Вести.ру