Анн Брассёр призвала Россию вернуться в ПАСЕ


Руководство Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) считало бы благом возвращение российской делегации для работы в структурах ПАСЕ, но не готово вернуть ей право голоса до тех пор, пока Россия не подтвердит уважение «основополагающего принципа территориальной целостности государств». Об этом заявила председатель ПАСЕ Анн Брассёр, находящаяся с трехдневным визитом в Грузии. В качестве примера активной работы в ассамблее она назвала грузинскую делегацию, подчеркнув, что Грузия является «наиболее пострадавшей страной» от действий Москвы.

«Вы можете гордиться своей делегацией»,— заявила госпожа Брассёр на совместной пресс-конференции с председателем парламента Грузии Давидом Усупашвили, пояснив, что грузинские депутаты «наиболее активны в ходе работы в комитетах ПАСЕ».

Спикер парламента Грузии в ответ поблагодарил Анн Брассёр за «принципиальную резолюцию по вопросу Украины», намекая, что позиция ПАСЕ по вопросу «российской оккупации Абхазии и Южной Осетии» не столь принципиальна и последовательна. Во всяком случае, Грузия так и не смогла добиться введения против России каких-либо санкций за позицию Москвы по вопросу бывших грузинских автономий. «Пример одной страны не всегда служит уроком для другой»,— дипломатично ответила на этот завуалированный упрек председатель ПАСЕ.

Как уточняет Коммерсант, госпожа Брассёр воспользовалась случаем, чтобы направить примирительный сигнал Москве: «Право голоса делегации РФ в ПАСЕ лишь приостановлено, но они решили больше с нами не работать»,— заявила она, заметив, что ассамблея «не прекращала полномочий российской делегации, поскольку хочет и готова продолжать диалог».

Вместе с тем Анн Брассёр назвала территориальную целостность государств «принципом, на котором нужно стоять очень твердо». «Украина нечто большее, чем просто причина для беспокойства»,— объяснила председатель ПАСЕ, напомнив, что Грузия «пострадала больше всех в регионе». «Никто не имеет права попирать этот принцип, как произошло в случае Абхазии и Южной Осетии»,— заявила госпожа Брассёр.