СМИ: Россия и кризис встретились в Давосе


Форум в Давосе все последние годы был отличным индикатором уровня интеграции российской экономики в мировую. Глобальный финансовый кризис 2008-2009 годов и восстановление после него, проблемы Кипра и Греции, даже перспективы роста в Китае — Россия прекрасно вписывалась в ключевые темы форумов, несмотря на всю свою специфику. В этом году разве что драматическое снижение цен на нефть объединяло российскую и глобальную повестки. В остальном они категорически разошлись: пока делегаты со всего мира обсуждали в Давосе перспективы банковской системы, количественное смягчение в еврозоне и уверенный рост в США, Россия активно возобновляла знакомство со старым неприятелем — экономическим кризисом.

Как пишет Интерфакс, крупнейшие российские бизнесмены и банкиры в Давосе от алармистских заявлений старались воздерживаться (а некоторые, как, например, еще недавно пребывавший под домашним арестом Владимир Евтушенков, вообще публичности избегали), и задачу проиллюстрировать истинный масштаб проблем взвалил на свои плечи первый вице-премьер Игорь Шувалов. Именно он был главой российской делегации в Давосе-2015 в отсутствие — уже второй год подряд — президента и премьера.

Первые же произнесенные Шуваловым на публике в Давосе слова свидетельствовали — иллюзий не должно быть, и их нет. Не успели гости делового завтрака Сбербанка допить первую чашку кофе, как они уже знали о российской экономике самое важное — ей очень плохо.

«Надо понять, что Россия находится в крайне тяжелой ситуации. Наша экономическая ситуация — не хорошая. Она может, конечно, ухудшаться, может оставаться такой же, может получиться, наоборот, как это было в 2009 году, когда цены на наши основные экспортные товары начнут расти, и вроде, будет казаться, что с экономикой все опять неплохо», — начал Шувалов.

«Осознавая, что у нас тяжелая ситуация, мы должны думать позитивно, не впадать в совершенно пессимистические прогнозы, не накручивать себя, не вгонять в спираль худших ожиданий. Конечно, не нужно иметь какие-то необоснованные позитивные горизонты, но нужно понимать, где ты находишься, относиться к сложностям реалистично, а к возможностям — позитивно», — сказал он.

Предыдущий шанс перестроить экономику, который дал кризис 2008-2009 годов, Россия упустила, быстро расслабившись после восстановления цен на нефть.

«Беда для российской экономики в том, что модернизационная повестка, которая появилась благодаря кризису в 2008 году и активно обсуждалась в России в начале 2009 года, быстро была размыта и изменена с возрастанием цены на нефть», — сказал Шувалов.

«Эта повестка начала быстро меняться, и в конце 2011 года многим стало казаться, что все в порядке, нефть вернулась на свои ценовые отметки, и в 2012 году мы уже считали, что вернулись на докризисный уровень, и таким образом формально кризис закончился. Но люди, которые серьезно пытались разобраться в проблеме, понимали, что на самом деле никакого кризиса мы не пережили, что все это будет иметь продолжение», — заявил первый вице-премьер.

«На самом деле, из кризиса мы не вышли, а потом мягко начали переходить в другой, еще до событий на Украине, потому что мы стали резко терять темпы и стало понятно — вот он структурный кризис, вот он наступает. Потом появилась повестка санкций, мы начали испытывать ограничения по капиталу, по инвестициям. Все это, конечно, очень неприятно. Но я к этому отнесся так, и об этом сразу сказал президенту — может быть, это еще один шанс, который нельзя упустить России», — сказал Шувалов.

«Сможем ли мы этот шанс сейчас использовать, чтобы за несколько лет эти сложные реформы провести и выйти из этого цикла с более сильной структурой экономики и не зависеть так от цен на энергоресурсы — посмотрим, но для этого нужно несколько лет. Через цикл десятилетия мы сможем оценить, смогла ли Россия этот шанс использовать», — добавил он.

В нынешней ситуации, когда цены на нефть вполне могут дойти и до $25 за баррель (таков, например, самый жесткий краткосрочный сценарий в понимании главы «ЛУКОЙЛа» Вагита Алекперова), размышления о необходимости сохранять стремление к реформам даже при дорогом сырье звучат не вполне своевременно. Однако рано или поздно отскок вполне вероятен: глава ВР Роберт Дадли в Давосе назвал $50-60 самым вероятным его уровнем. И вот тогда решимость действительно может оказаться под вопросом, как уже было несколько лет назад.

«Хорошо, что Шувалов об этом сказал. Мы сами, само правительство становится безвольными (при высоком уровне экспортных доходов — ИФ). Это было и тогда, когда я в правительстве работал», — сказал «Интерфаксу» экс-министр финансов Алексей Кудрин.

«И это не только члены правительства виновны, это вся вертикаль — президент, премьер, «Единая Россия», которая говорит — мы не будем структурные меры в пенсионной системе принимать, потому что мы так обещали. Мы не хотим эти неприятности сейчас возлагать на население. Да, позже будет хуже, но это потом, а сейчас мы обещали этого не делать. Все отодвигаются от структурных реформ. Вот, например, Собянин начинает (реформу системы здравоохранения в Москве — ИФ), как умеет — и сразу получает критику. Конечно, то, что делает Собянин, нужно согласовывать с профессиональным сообществом. Но в целом, хорошо, что есть люди, которые готовы начинать», — считает экс-министр.