Минфин возвращается к коротким рублевым займам


Минфин может вернуть на рынок краткосрочные рублевые гособлигации — ГКО, запомнившиеся большинству российских граждан дефолтом 1998 года. Впрочем, тогда в кризисе был виноват не сам финансовый инструмент, а его неправильное использование. На этот раз с помощью ГКО планируется не латать бюджетные дыры, а всего лишь управлять краткосрочной ликвидностью Минфина, объем выпускаемых бумаг будет небольшим, а сама эмиссия — нерегулярной, так что аналогия с событиями 16-летней давности неуместна, считают их участники.

Как пишет Коммерсант, уже в следующем году Минфин может начать размещать государственные краткосрочные облигации (ГКО). Об этом вчера на заседании бюджетного комитета в Совете федерации заявила первый заместитель главы Минфина Татьяна Нестеренко. «С этого года мы создаем репо overnight, размещение свободных средств бюджета на одну ночь (под залог ценных бумаг.— «Ъ»). И, наверное, будем опять восстанавливать при необходимости инструмент ГКО»,— цитирует агентство ТАСС госпожу Нестеренко. По ее словам, оба инструмента взаимосвязаны, ведь «когда ты имеешь возможность размещать средства на один день, нужно еще иметь возможность на очень короткое время занимать». Помощник министра финансов Светлана Никитина подтвердила «Ъ», что возможность выпуска ГКО обсуждается, правда, пока только теоретически.

Несмотря на то что у большинства российских граждан ГКО прочно ассоциируются с дефолтом 1998 года, у этого инструмента гораздо более богатая история. В феврале 1993 года Верховный совет России утвердил проект погашения части государственного долга путем эмиссии государственных краткосрочных обязательств, номинированных в рублях, со сроком обращения до одного года. 18 мая 1993 года был проведен первый аукцион по размещению трехмесячных бумаг. Аукцион прошел неудачно: при объеме выпуска 1 млрд руб. (до деноминации) банки прибрели бумаг лишь на 885,4 млн руб., то есть менее чем на $1 млн (курс доллара в то время составлял около 900 руб./$). Впрочем, новый инструмент довольно быстро завоевал признание финансовых институтов, тем более что доходность облигаций достаточно долго держалась выше 100% годовых. На конец 1995 года объем рынка ГКО-ОФЗ составлял 74 трлн руб., а через год — уже 241 трлн руб.

В 1996 году на рынок ГКО допустили иностранных инвесторов, хотя и с определенными ограничениями. В частности, полученные от погашения гособлигаций средства они могли вывести за рубеж не сразу, а с годовой задержкой. Впоследствии эти ограничения были сняты.

После президентских выборов доходность ГКО пошла вниз и к середине 1997 года достигла 17% годовых. Однако азиатский кризис и падение цен на нефть до $10 за баррель подорвали и без того несбалансированный российский бюджет. Выпадающие доходы компенсировались за счет эмиссии долговых бумаг. На 1 января 1998 года общий объем по номиналу находящихся в обращении ГКО составлял 272,6 трлн руб. К этому году рынок ГКО стал основным источником финансирования дефицита российского бюджета, что стало роковой ошибкой.

13 июля 1998 года правительство предложило владельцам ГКО конвертировать их в долгосрочные валютные обязательства. Однако этим предложением воспользовались держатели всего 10% ГКО. Остальные сочли, что успеют выйти с этого рынка, погасив короткие бумаги, доходность которых уже доходила до 140% годовых. И просчитались: 17 августа правительство и ЦБ объявили дефолт по рублевым бумагам — о трехмесячном моратории на выплату банками долгов иностранным кредиторам и замораживании всех выплат по ГКО и ОФЗ до конца 1998 года. В итоге государство с задержкой, но все-таки полностью погасило ГКО только физическим лицам и немногочисленным паевым фондам, остальные получили менее 30% от номинала бумаг.

Иначе как «пирамида ГКО» облигации краткосрочного займа после этого не назывались. Однако страна недолго жила без этого финансового инструмента. Уже в конце 1998 года были размещены два выпуска ГКО, а с конца 1999 года их эмиссия вновь стала регулярной. Последний аукцион ГКО был проведен в феврале 2004 года. Летом того же года Минфин сократил программу внутренних заимствований благодаря высокому уровню доходов бюджета и с учетом временного отказа от выпуска ГКО. Впоследствии размещались лишь долгосрочные облигации федерального займа (ОФЗ).

Опрошенные эксперты уверены, что появление краткосрочных бумаг Минфина в текущих условиях своевременно. «Восстановление ГКО целесообразнее, чем увеличение налогов, так как это ведет к недовольству в бизнесе. Лучше прибегнуть к рублевым заимствованиям. А их характер, долгосрочный или краткосрочный, нужно определять в процессе работы. Это приведет к разнообразию инструментов на рынке»,— отмечает председатель наблюдательного совета банка ВТБ (в 1998 году — председатель Банка России) Сергей Дубинин. По словам господина Дубинина, с помощью биржевого размещения ГКО можно эффективно регулировать объем ликвидности, изымая или привлекая ее. Кроме того, в условиях повышенной волатильности этот инструмент выгоден как Минфину, так и банкам, полагает заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Константин Корищенко, в 1998 году занимавший должность директора департамента операций на открытом рынке ЦБ. «Это будет компромиссный вариант как для Минфина, который не хочет привлекать средства надолго по высоким ставкам, ожидая их снижения, так и для банков, которые хотят снизить риски»,— говорит господин Корищенко.

Кроме того, уже сейчас понятно, что природа новых ГКО будет не такой, как в 1998 году. За год до этого Минфин использовал эти инструменты в основном для покрытия бюджетного дефицита. В 2015 году этот инструмент будет использоваться исключительно «для покрытия своих краткосрочных потребностей в ликвидности», подчеркнули в Минфине. «Инструмент не рассматривается как долговой — как источник покрытия дефицита бюджета, он не заменит другие виды заимствований»,— отмечает Светлана Никитина, появление ГКО никак не повлияет на планы Минфина по размещению ОФЗ. По ее словам, размещение ГКО может понадобиться казначейству два-три раза в году — в дни, на которые приходятся очень большие разовые выплаты и для которых нужно постоянно держать около 600 млрд руб. на счете федерального бюджета. «Введение такого краткосрочного инструмента позволит нам снизить средний уровень остатков на счетах казначейства и больше средств разместить дополнительно на финансовых рынках через депозиты казначейства в сделки репо»,— говорит госпожа Никитина.

Поверхностные ассоциации с 1998 годом не станут препятствием для банков при инвестициях в ГКО, уверены эксперты. «Я не думаю, что кого-то остановят от покупки ГКО воспоминания о 1998 годе, потому что причины кризиса 1998 года были совершенно другими. Вы же не откажетесь от покупки деревянного дома только потому, что в 1812 году в Москве был пожар и вся Москва сгорела?» — рассуждает господин Корищенко.