Песков: НАТО заставляет Россию нервничать


Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков рассказал в интервью корреспонденту Би-би-си Джону Симпсону, возможен ли украинский сценарий в Латвии и почему Россия опасается НАТО.

Дмитрий Песков: Мы не хотим новой холодной войны. Никогда не хотели и сейчас не хотим.

Би-би-си: Вы готовы сделать что-то в качестве гарантии, что этого не произойдёт?

Д.П.: Мы постоянно это делаем, но, к сожалению, ощущаем дефицит взаимности.

Би-би-си: Но вы отправляете российские войска на восток Украины — это совершенно очевидно.

Д.П.: Почему вы считаете, что это совершенно очевидно?

Би-би-си: Потому что некоторые солдаты сами об этом говорят.

Д.П.: Нет, это самая большая ошибка. Есть люди, которые привыкли к военной службе, и даже выйдя в отставку…

Би-би-си: Вы хотите сказать, что не можете запретить им туда ехать?

Д.П.: Нет, конечно нет. Хочу напомнить, что президент Путин сделал множество официальных заявлений о том, что нет российских войск, нет российских военных — действующих военных, — дислоцированных, или отправленных, или каким-либо образом находящихся на территории Украины.
«Красные линии»

Би-би-си: Что вы можете сказать о выпадах против НАТО, число которых утроилось за последний год? Например, полеты российских боевых самолетов, которые НАТО приходится отгонять. Почему их стало так много, зачем вы ведете эту игру?

Д.П.: На этот вопрос в двух словах ответить не смогу. Всё началось с государственного переворота на Украине. Государственного переворота — в прямом смысле этого выражения. Государственного переворота, который был срежиссирован и немедленно поддержан известными странами Запада. Этот случай для истории стал чрезвычайным, он повлиял на ход событий в Европе, потому что произошел в самом сердце Европы. После этого Россия уже не могла оставаться нейтральной. И именно после этого ситуация стала очень напряженной.

Би-би-си: А не Россия ли своим поведением сделала ее очень напряженной?

Д.П.: Мы будем и дальше делать её ещё более напряженной, если будут затронуты наши интересы. Чем дольше будет существовать угроза нашим национальным интересам, тем дольше мы будем отвечать.

Би-би-си: Это называется холодной войной.

Д.П.: Но это не значит, что мы хотим холодной войны. Мы просто хотим, чтобы наши оппоненты поняли: у нас есть своя «красная линия», которую нельзя переступать. Мы надеемся, что каждый поймет, где проходят наши «красные линии».