• Чт. Дек 17th, 2020

    Нелёгкая хирургия лёгких. Как сегодня делают операции? | Здоровая жизнь | Здоровье

    Дек 17, 2020

    В чём сложность операций на органах дыхания, что такое «матовое стекло» и как беречь лёгкие, АиФ.ru рассказал Дмитрий Базаров, доктор медицинских наук, заведующий отделением торакальной хирургии и онкологии Российского научного центра хирургии им. Петровского (РНЦХ).

    Фото: Альберт Конов

    Несколько бригад для одной операции

    — Дмитрий Владимирович, что сейчас считается важнейшим трендом в хирургии?

    — Современная хирургия развивается по пути снижения травматичных тяжёлых необратимых последствий операции для пациента. На заре хирургии трахеи, например, в некоторых случаях пациенты «просыпались» с необратимым поражением мозговой деятельности, потому что операция на дыхательных путях порой требует полной остановки дыхания больного.

    Так как РНЦХ им. академика Петровского — не просто медицинское, а в первую очередь научно-клиническое учреждение, обладающее высоким статусом государственного научного центра Российской Федерации, здесь разработаны методы обеспечения анестезиологической защиты и безопасности операций на лёгких и дыхательных путях, которые не требуют остановки дыхания. Конечно, это результат величайшего профессионализма анестезиологов центра. Они не просто врачи, а учёные, авторы оригинальных разработок и патриоты своего дела.

    — Как помочь пациенту, у которого, помимо основного заболевания, имеется второе, не менее тяжёлое? К примеру, когда у больного раком лёгкого выявлена ишемическая болезнь сердца?

    — В этом случае есть два варианта. Либо сделать несколько отдельных операций: сначала — на одном органе, потом — на другом (со всеми вытекающими последствиями), либо сделать всего одну, но симультанную (сочетанную, одномоментную) операцию. Это ещё один прогрессивный подход к хирургическому лечению.

    Во время такой операции собираются несколько хирургических бригад разных специальностей: кардио-аортальные хирурги (сердце и аорта), торакальные хирурги (грудная клетка и лёгкие), абдоминальные хирурги (пищевод, желудочно-кишечный тракт), микрохирурги и т. д., и т. п. Их состав зависит от конкретного диагноза. Таким образом, во время одного симультанного хирургического вмешательства пациенту проводится сразу несколько различных операций, направленных на избавление от нескольких заболеваний, не связанных между собой, но в равной степени угрожающих его здоровью и жизни. В нашей практике рекордом была совместная работа 5 хирургических бригад.

    Конечно, для проведения таких операций необходимо, чтобы в медучреждении работали хирурги соответствующих специализаций. Поэтому лидирующие мировые медицинские центры идут по пути многопрофильности. Наш центр в этом смысле обладает преимуществом. Мы изначально, ещё 60 лет назад, были созданы как многопрофильный хирургический научный и экспериментальный центр. Сейчас у нас 32 отделения, которые охватывают все существующие на сегодняшний день направления хирургического лечения: пищевод, печень, поджелудочную железу, желудок и кишечник, диафрагму, сердце и сосуды, лёгкие, почки, головной мозг, мочеполовую систему, позвоночник. У нас оперируют и варикозное расширение вен, грыжу, все виды онкологии, выполняют операции реконструктивно-пластической хирургии.

    Ювелирная работа

    — В чём особенности операций на органах грудной клетки? И что нового есть именно в хирургии лёгких?

    — Глобальный тренд хирургии лёгких — это методика торакоскопии, то есть выполнение операций с помощью небольших разрезов, которые часто называют проколами. Разрезы могут быть от 0,5 см до 3 см. В них хирург вводит инструменты, имеющие вид тоненьких палочек, а также тонкую видеокамеру. Изображение передаётся на монитор, и хирург, глядя на него, выполняет операцию порой высочайшей сложности.

    Конечно, для видеоторакоскопических операций принципиально важно, чтобы в клинике было высокотехнологичное оборудование. И наш центр — один из немногих в мире, где такие операции производятся инструментами собственной разработки и отечественного производства. Этот набор инструментов по нашему техзаданию и эскизам изготовили на одном из российских приборостроительных предприятий.

    Фото: Альберт Конов

    «Торакальная команда»

    — Как и когда торакальный хирург становится настоящим профессионалом своего дела?

    — Миссия нашего центра — синергичное всестороннее развитие российской школы хирургии. Сюда входит и лечение, и научная деятельность, и подготовка молодых хирургов, и помощь хирургам всех регионов России как в виде телеконсультаций, так и в виде выездных операций. Поэтому у нас есть такая негласная традиция: начав работать лечащим врачом и ассистировать на операциях, ты должен защитить кандидатскую диссертацию по своему профилю. На это уходит от 2 до 5 лет.

    Если же ты хочешь двигаться дальше, то надо начинать работу над докторской диссертацией и параллельно готовить себя к более сложным операциям. Где-то на 7-10 году — в зависимости от технической подготовки и навыков — тебе начинают поручать более сложные операции. Кажется, что очень долго. Но это нормальная мировая практика, ведь эволюция хирурга не происходит мгновенно. Те молодые врачи, которые не готовы так долго ждать, выбирают себе другой путь.

    Я скажу больше: хирург должен учиться постоянно. Анализируя свои операции 5-летней давности, понимаю, что нет предела совершенству. Поэтому в РНЦХ им. Петровского мы проводим большое количество мастер-классов и курсов для оперирующих хирургов и сами постоянно обучаемся. Можно с уверенностью говорить, что в центре создана и успешно работает своя хирургическая школа, в которой ежегодно проходят обучение 125 ординаторов и аспирантов. Многие наши выпускники сейчас работают ведущими хирургами и руководителями хирургических отделений в разных регионах России и некоторых странах Ближнего зарубежья.

    — Кто-то ещё входит в команду хирурга? 

    — Я уже упоминал про виртуозных торакальных анестезиологов. Это профессора Маргарита Выжигина, Алексей Кавочкин, Дмитрий Кабаков, успешно сочетающие практическую работу и научную деятельность. Также в нашу команду входят не менее профессиональные диагносты, реаниматологи, эндоскописты-бронхологи.

    Очень важна роль хирургов-ассистентов — блестящих торакальных хирургов, кандидата медицинских наук Александра Григорчука и Эдуарда Боранова, который в следующем году планирует защищать диссертацию.

    В центре работают профессиональные медицинские сёстры с высоким уровнем милосердия к пациентам. У нашей операционной сестры Дарьи Полюхиной, помимо профильного образования, имеется высшее образование по специальности «медицинская аппаратура».

    Знаете, в мировой хирургии есть такой показатель, как профилактика осложнений после операций. РНЦХ по этому показателю один из лучших в мире. И как минимум на 80% это заслуга сестринского состава.

    Советы по профилактике

    — Нынешний коронавирус почему-то «полюбил» лёгкие. Действительно ли «матовое стекло» в них — отличительный признак ковида?

    — «Матовое стекло» как признак коронавируса рассасывается через 3-4 месяца. Если же этого не происходит, то стоит обратиться к специалисту-онкологу. В нашем отделении доля онкологических пациентов составляет более 60%. И часто пациенты обращаются к нам именно по поводу впервые выявленного «матового стекла». Более чем у половины из тех, у кого было выявлено «матовое стекло», в результате биопсии выявляется картина предракового поражения либо аденокарциномы.

    — Как беречь лёгкие, особенно во время пандемии? Что вы порекомендуете нашим читателям?

    — Сберечь лёгкие можно, избегая вредных привычек в виде курения. Надо отказаться, в том числе от курения кальяна, воздержаться от курения электронных сигарет. По возможности выбираться в выходные на прогулку в парк или за город, насыщая свои лёгкие чистым воздухом. И, конечно, в нынешней эпидемиологической ситуации не стоит пренебрегать ношением масок, польза от них определенно есть.

    Источник: АиФ