Здесь делают подводников. Почему экипажи субмарин обучают в Обнинске? | Армия | Общество


По дороге в Учебный центр Военно-морского флота, где готовят экипажи подводных лодок, вспомнился весьма бородатый анекдот. Потеряла субмарина ориентацию, не знает, где находится. Командир приказывает поднять перископ и доложить обстановку.

— 40 градусов с левого борта — вижу торговое судно! — говорит старпом. — Две торпеды, — отдает приказ командир. — Сейчас «торговец» тонуть начнёт, подаст SOS, и сообщит в эфир свои координаты. Запишите, но чтоб это в последний раз!

Смех под водой

Капитан 1 ранга Михаил Воложинский, начальник учебного центра, этот анекдот знал.

— К реальности он не имеет ни малейшего отношения: не может такого быть, потому что не может быть никогда. Но анекдот смешной. А к смешным анекдотам я отношусь хорошо. В том числе из практических соображений. В дальних походах смех для подводников очень важен, он их в тонусе держит.

— Ну а если серьезно, какие черты характера важны для подводника?

— Если серьезно, то, помимо чисто профессиональных знаний и навыков, без которых на лодку не берут, это твердость, решительность, ответственность. Доброта и справедливость, без которых очень трудно в замкнутом коллективе, когда лодка уходит под воду на сотню суток. Есть еще одна категория, которую трудно объяснить: надежность. Вот бывают удачно сконструированные механизмы, которые выдерживают двойные, тройные нагрузки… То же самое у людей. Ну и еще любовь к морю нужна. К тому самому морю, которого подводники во время похода, как правило, и не видят вовсе. Вот таких людей мы здесь готовим. От 17 до 24 экипажей ежегодно.

Капитан 1 ранга Михаил Воложинский, начальник учебного центра. Фото: АиФ / Сергей Осипов

Море и суша

Учебный центр ВМФ, от которого до ближайшего моря (Балтийского) 680 километров, был создан в Обнинске в 1954 г. И неслучайно. За два года до этого партия и правительство повелели создать в стране атомный подводный флот, а в Обнинске как раз работала первая в мире атомная электростанция. В те годы задачей центра было обучение при Физико-энергетическом институте офицеров и старшин, которые отвечали за атомную энергетическую установку. Лекции морякам тогда читал сам академик Александров, второй в стране человек «по атому» после Курчатова. Через 10 лет в Обнинске стали готовить уже полные экипажи, включая командиров, специалистов по оружию, связистов, акустиков, штурманов… Чтобы было понятно: экипаж дизель-электрической подлодки — человек 60. Экипаж атомной — до 170 человек.

В учебный центр попадают экипажи двух видов. Первый — вновь сформированные для только что построенных лодок. Второй — уже сколоченные и слаженные, на лодке которых в море ушел сменный экипаж. Чтобы навыки не потеряли, их тут тоже гоняют до седьмого пота.

Начинается все для всех одинаково, с общих для всех подводников дисциплин. Например, с борьбы за живучесть, в которой должны участвовать все, кто хочет выжить.

Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Борьба с водой

Комплекс борьбы за живучесть — здоровенный железный ящик длиной метров 10 и высотой метра три. Он забит непонятными для непосвященного трубами, вентилями, механизмами. Внутрь запускают 5 человек в оранжевых СГП — спасательных гидрокомбинезонах подводника — и задраивают люки.

— Аварийная тревога, — звучит угрожающий голос руководителя занятий. — Поступление забортной воды в 4-й отсек по правому борту…

Собственно говоря, пятерка в оранжевых костюмах уже видит, как она хлещет в отсек под давлением 2,5 килограмма на квадратный сантиметр. И на собственной шкуре чувствует, что вода эта холодная, как из холодного крана. На глубине она всегда такая, даже в самом теплом море. Только здесь она не соленая, а пресная.

Фото: АиФ/ Сергей Осипов

Но на анализ таких частностей нет времени. Пробоину надо ликвидировать, уложившись в норматив. Для этого можно использовать разное аварийно-спасательное имущество: раздвижные упоры, заглушки, пластыри. А можно проявить смекалку. Вот один из оранжевой команды навалился на пробоину спиной, чтобы дать другим время развернуть инвентарь. Когда речь идет о жизни всего экипажа, любые средства хороши. Хоть голову подставляй, хоть спину.

Позднее эти моряки пойдут в другие классы, будут изучать более интересные и менее «мокрые» предметы. Но это основа для любого подводника.

— Здесь, в учебном центре, у них есть право на ошибку, — говорит Воложинский. — И этим правом они должны воспользоваться на 100%. Потому что в море такой возможности не будет. За спиной каждого подводника стоит смерть. Стоит и ждет, пока он ошибется. Моя задача научить их действовать так, чтобы ошибались они как можно реже.

Источник: АиФ