Откозыряют и раскошелятся. Эксперт о мини-саммите НАТО в Брюсселе | В мире | Политика


9f7d99fa242063692a64349bee2155f9.jpg

Встреча в Брюсселе будет первым саммитом НАТО для Дональда Трампа, и скорее всего, вопреки предвыборным заявлениям, президент США подтвердит свою приверженность альянсу — в обмен на заверения остальных об увеличении своих военных расходов.

О том, чего ждать от брюссельской встречи, АиФ.ru рассказал председатель Совета Центра политических исследований России (ПИР-Центра), генерал-лейтенант запаса, кандидат военных наук Евгений Бужинский

Владимир Кожемякин, АиФ.ru: Евгений Петрович, это первый саммит, в котором участвует новый президент США. Что в связи с этим может поменяться в военном блоке? Трамп то называл НАТО устаревшей организацией, то грозился заставить страны альянса больше платить за членство — он своего добьется?

Евгений Бужинский: Для начала определимся, что это вообще за мероприятие. Недаром его называют «мини-саммит»: это не регулярная встреча такого рода, которая проводится каждые два года. Повод для нынешнего саммита — открытие новой штаб-квартиры НАТО в Брюсселе. На самом деле, страны — члены альянса используют его, чтобы построиться в одну шеренгу и представиться вновь избранному американскому президенту — откозырять, пожать руку и т. д. Правда, все это действо планировалось под Хиллари Клинтон. Но с ней не получилось, а получился Трамп с его неоднозначными заявлениями по поводу НАТО.

Никаких прорывов от этой встречи я лично не жду. Особо важных документов там подписываться не будет. Думаю, что главным итогом саммита будет то, что Трамп скажет: ребята, не беспокойтесь, платить вам придется — два процента от ВВП на оборону… Кстати, «два процента» придумал не он. Этому решению уже лет 15-20, просто никто из европейцев не воспринимал его всерьез. А Трамп первый решил напомнить, что всё серьезно. 

Скорее всего, эти проценты Трамп из союзников выжмет — пусть не сразу, а в течение какого-то времени. Каждая страна возьмет на себя обязательство по индивидуальному графику — кому 3 года, кому 4, кому 5. Заплатят, никуда не денутся. Но самое главное, Трамп должен сказать магические слова: мол, не беспокойтесь, НАТО — не устаревшая организация, просто нужно там немножко сместить акценты, больше бороться с терроризмом, но Соединенные Штаты все так же привержены общим ценностям, в том числе статье 5-й (о коллективной самообороне, — Ред.) и всегда будут защищать европейцев. После этого все выдохнут, пойдут кушать хороший бельгийский шоколад и запивать шампанским.

— Еще 2-3 года назад в НАТО активно обсуждалось противодействие «российской угрозе». Но Крым и Донбасс уже отошли на второй план, а захватывать Прибалтику Россия так и не начала. Может, натовцы поймут, что эта угроза была, мягко говоря, преувеличенной и перестанут говорить об усилении военного присутствия на границах с РФ?

— У прибалтов это обыкновенная фобия. Все серьезные люди в НАТО понимают, что Россия нападать на Эстонию, Латвию или Литву никогда не будет. Другое дело, что НАТО — отнюдь не политическая структура или благотворительная организация. Это, прежде всего, мощный военный блок со всеми соответствующими структурами и оперативным планированием. В 1990-е — начале 2000-х альянс был в растерянности: Советский Союз исчез, Россия — вроде как партнер, почти стратегический. Против кого воевать-то? Против кого планировать? 

Помню натовские учения Baltic challenge, которые в то время проводились в два этапа. Сначала — спасательные операции и миротворчество с участием России. Все аплодируют, а потом нам говорят: спасибо, а теперь у нас второй этап в рамках статьи 5-й. Мы уже знали все эти сценарии: большая, нестабильная, вооруженная до зубов ядерным оружием страна нападает на мелкого члена НАТО, блок концентрируется, дает отпор и выбивает у агрессора зубы. Мы спрашиваем: а кто агрессор-то? Кого вы имеете в виду — Россию? «Да нет, что вы!» — «Китай?» — «Нет, это далеко». — «Кого же?» — «Да просто гипотетический противник». Ага, вроде как инопланетяне… А сейчас все хорошо: появился «настоящий» противник, Россия, и пошли даже разговоры о том, что надо воссоздавать атлантическое командование, чтобы противодействовать России в Атлантике.

— Есть ли вероятность дальнейшего расширения блока на восток? Только что приняли Черногорию, а кто потенциальные кандидаты? Хотели бы там сейчас видеть, например, Сербию, Украину и Грузию?

— Естественно, дальнейшее расширение будет. Отказаться от него — значит продемонстрировать, что Россия в данном вопросе наложила вето. На это никто не пойдет.

Основная цель тут, конечно, Балканы: Сербия, Босния и Македония. С Сербией, правда, сложно, поскольку НАТО там воспринимается совсем неоднозначно. Кроме того, сербы не готовы порвать с Россией, как это сделали черногорцы — дескать, русские — главная угроза, и поэтому мы пойдем под натовский зонтик. Принятие же Грузии и Украины маловероятно — даже исходя из чувства самосохранения у НАТО. Прими эти страны сейчас в альянс, и завтра, например, Порошенко решит «освобождать» Крым, и скажет — «Всё, это статья 5-я» (статья устава альянса, которая обязывает выступать все страны НАТО на стороне одной, втянутой в военные действия, — ред). А кому оно в Европе надо? И американцы на это тоже не пойдут, хотя, там, как и в Европе, есть отвязанные головы. 

— Возможно ли сотрудничество России и НАТО сегодня? Если да, то по каким направлениям?

— Судя по всему, пока в НАТО к этому не готовы. В 2014 г. там приняли решение прекратить все контакты с Россией по военной линии. Оно консенсусное, то есть отменить его можно тоже только консенсусом. И думаю, что даже по таким насущным вопросам, как борьба с террором и безопасность, альянс не пойдет. Будут что-то изображать, надувать щеки, подтверждать свою схему «сдерживание и диалог», что, с моей точки зрения, тоже путь в никуда: мол, с одной стороны мы с вами в конфронтации, а с другой — поддерживаем беседу. Ничего конкретного тут в ближайшее время ждать не стоит.

Источник