Начальник снегоуборщика из Внуково признал свою вину в авиакатастрофе


Ведущий инженер аэропорта Внуково Владимир Леденев признался, что недосмотрел за своим подчиненным, из-за чего снегоуборщик оказался на пути самолета главы корпорации Total Кристофа де Маржери.

Перед передачей в суд дела о крушении осенью 2014 года в московском аэропорту Внуково самолета главы корпорации Total Кристофа де Маржери уже второй обвиняемый признал свою вину. Это ведущий инженер аэродромной службы Владимир Леденев — начальник водителя снегоуборщика, столкнувшегося с самолетом. Вместе с другими фигурантами дела он обвиняется по ч. 3 ст. 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»). Теперь Леденев может рассчитывать на суд в особом порядке и более мягкое наказание. Ранее свою вину признал и подчиненный Леденева — водитель снегоуборщика Владимир Мартыненко.

Владимир Леденев занимал пост ведущего инженера аэродромной службы и, помимо прочего, отвечал за организацию уборки снега во Внуково. В день катастрофы, 20 октября 2014 года, он вышел в очередную смену и на своей легковой машине сопровождал колонну снегоуборщиков, наблюдая за тем, не сбиваются ли машины с маршрута, а также давал указания по внутренней связи. Именно в этот момент взлетавший самолет Falcon 50 с президентом французской компании Total Кристофом де Маржери столкнулся со снегоуборщиком, которым управлял Владимир Мартыненко.

Когда началось расследование дела о катастрофе самолета, суд арестовал (октябрь 2014 года) Леденева, а затем неоднократно продлевал ему арест. Еще тогда следствие утверждало, что снегоуборочная машина перед столкновением с самолетом потеряла связь с инженерной службой. Изначально Леденев обвинялся в том, что не развернул снегоуборщик Мартыненко, а также не предупредил диспетчеров Внуково о его движении в районе взлетной полосы. Тогда инженер свою вину отрицал. Однако теперь Леденев изменил свою позицию.

— Леденев признал свою вину в ненадлежащей организации работы по уборке, несоблюдении инструкций, — рассказал «Известиям» источник, близкий к следствию.

Когда инженер начал давать признательные показания, он рассказал следствию новые подробности той ночи.

— Леденев видел, как машина Мартыненко оторвалась от колонны и начала разворачиваться, нарушая согласованный маршрут, — рассказал «Известиям» источник. — В этот момент Леденев развернулся, молча помчался за снегоуборщиком, но не успел.

Собеседник «Известий» отмечает: Леденев сам не предпринимал попыток связаться с диспетчерской службой, сеансов по внутренней связи между Мартыненко и Леденевым также не было зафиксировано.

— Внутренняя связь не работала, Леденев начал кричать из открытого окна автомобиля, однако было уже поздно: Мартыненко оказался на взлетной полосе, и столкновение с самолетом произошло на глазах у Леденева, — добавил источник.

Теперь Леденев рассчитывает, что его дело суд рассмотрит в особом порядке. В этом случае суд не будет тратить время на полное ознакомление со свидетельскими показаниями и анализ улик, а будет основываться в своем решении только на признательных показаниях самого обвиняемого: это существенно ускорит процесс. Кроме того, в этом случае сам обвиняемый может получить не более двух третей от максимального срока по «своей» статье обвинения. Подать ходатайство он должен следователю. Кроме того, на суд в особом порядке необходимо разрешение со стороны потерпевших.

Эксперты считают, что после признания вины у Леденева есть все шансы на суд в особом порядке.