Следствие не имеет претензий к жене Лужкова по делу Банка Москвы


У следователей по делу Банка Москвы нет претензий к Елене Батуриной, сообщает Курс.ру. Как отмечает издание, на прошлой неделе стало известно, что на бывших руководителей Банка Москвы Андрея Бородина и Дмитрия Акулинина заведено уголовное дело по статье о легализации денежных средств, полученных преступным путем. По данным следствия, Бородин и Акулинин совершили незаконные финансовые операции на сумму более 623 миллионов рублей. Как считают следователи, к махинациям причастны бывшие руководители и сотрудники структурных подразделений банка. Незаконная легализация средств осуществлялась через компании, зарегистрированные на Кипре.

Первое уголовное дело в отношении Андрея Бородина и его заместителя Дмитрия Акулинина было возбуждено в конце 2010 года. Их обвинили в предоставлении необеспеченного кредита компании «Премьер-Эстейт». В качестве свидетеля по данному делу один раз была допрошена и экс-владелица компании «Интеко» Елена Батурина, у которой компания «Премьер-Эстейт» с использованием данного кредита выкупила земельный участок площадью 58 га на западе Москвы.

Как сообщил источник в окружении предпринимательницы, никаких претензий по уголовным делам вокруг «Банка Москвы» к Елене Батуриной нет и не появилось, «не было и нет никаких вопросов или претензий со стороны правоохранительных органов к Елене Батуриной или руководителям «Интеко».

Напомним, в сентябре 2013 г. стало известно, что Батурина получила уведомление из МВД РФ о том, что к ней не имелось и не имеется никаких претензий в связи с уголовным делом о хищениях в Банке Москвы. Пресс-секретарь Елены Батуриной Геннадий Теребков подтвердил наличие официальных документов от руководства МВД, содержащих данную информацию.

Как уточнил адвокат Батуриной Александра Аснис, «руководство МВД России сообщило, что по уголовному делу о Банке Москвы Батурина Елена Николаевна и другие руководители ЗАО «Интеко» были допрошены только в качестве свидетелей, уголовное дело в отношении них не возбуждалось, обвинение не предъявлялось, меры процессуального принуждения к ним не применялись, ввиду отсутствия к этому оснований».