Создатель Федерального военного мемориального кладбища: мы хотим создать стиль «эпохи Путина»


Руководитель авторского коллектива, оформлявшего недавно открывшееся под Москвой Федеральное военное мемориальное кладбище, народный художник России Сергей Горяев считает возможным перенос в новый Пантеон не только останков Ленина, Сталина и других экс-лидеров страны, но и праха всех, кто до сих пор покоится в Кремлевской стене.

Инициативы художника были восприняты в обществе неоднозначно. И вряд ли в ближайшее время руководство страны решится посягнуть на святое — » любовь к отеческим гробам», однако нынешний президент, не чуждый имперского стиля, наверняка захочет увековечить себя еще и в архитектуре.

Наш «российский Арлингтон», торжественно открытый на прошлой неделе министром обороны Шойгу, может быть использован для отображения нового, «путинского стиля» в архитектуре. Художник Горяев и не думает это отрицать: «Создание ФВМК совпадает с эпохой, когда нашей страной руководит Владимир Владимирович Путин. Во все времена существовал стиль архитектуры и искусства, который ассоциировался с именем руководителя государства. Вспомним классицизм Александра I. При Ленине мы имели конструктивизм как основной стиль, а потом, при Сталине, существовали два стиля: он начинал с арт-деко, стиля своего времени, а закончил так называемым сталинским ампиром, потому что очень долго правил. Так вот в 2001 году, когда Путин пришел к власти, он подписал указ о создании ФВМК и над ним начались работы. В тот момент, в который формировался и стиль власти и вся система Путинской России, формировались и все стилистические особенности нашего объекта. Художник не создает из воздуха, он впитывает в себя дух и стиль эпохи. Я считаю, что за то время, что мы работали над этим объектом, за эти многие-многие годы Путина, мы как раз и явились проводниками и иллюстраторами того, что из себя представляет эпоха Путина в классическом плане, что в ней есть традиционность русской архитектуры, что его воля выражается вот в такой большой державности, что в этом есть русскость. И не мне в голову пришло, что Сергей Горяев начал делать архитектуру, которой не было, «архитектуру Путина», английские журналисты первыми начали спрашивать на этот счет».

В ответ на вопрос о том, что еще из современной архитектуры соответствует такому стилю, есть ли еще какие-то примеры этой эпохи в архитектуре, Горяев сказал, что этого еще никто не изучал. «Это еще надо искать. Но это очевидно потому, что это единый, большой, архитектурно-художественный комплекс. Есть сочинский стадион, но он весь насыщен интернационалом. А в нашей ситуации мы имеем в более в чистом виде произведение, сделанное в стиле эпохи Путина. В этом нет идеологической задачи, это мемориал».

Обосновывая свою позицию по поводу переноса кладбища из-под Кремлевской стены, Горяев отмечает: «Я всем говорю уже много лет что их надо давно переносить потому, что в тот момент, когда начался каток и рок-концерты на Красной площади — это стало профанацией на месте национального пантеона, некрополя. История Красной площади всегда была разной, там было и лобное место, где людей казнили, но чаще всего это была ярмарочная, веселая площадь, где происходили народные гуляния, торги, в общем, такой открытый ГУМ, по сути. Поэтому для меня было предельно ясно, что абсолютно не уместно хоронить самых уважаемых людей страны на таком месте».

«Шли годы, — отмечает Горяев, — и не я же про это начал говорить, про это говорили многие и многие годы очень серьезные люди, но ничего, никогда не делалось. Ну, куда вот ты вынешь Ленина? К маме в Петербург? Да это вообще был бы скандал. Сам Мавзолей является памятником, его, как здание, невозможно никуда перенести. Что это будет в случае переноса праха Ленина? Часовней? Или это будет музей? Ну, как решат, так и будет. Это большой политический вопрос, который не моего ума дело и, конечно, не моего масштаба. Но слыша это все многие годы, думая об этом, получив работу над этим объектом, я понял, что это все так и останется болтовней, если не сделать возможным перенос. Но чтобы он стал возможным, должно быть место, куда перенести и я запроектировал внутри кладбища колумбарную стену, которая, в какой-то степени, напоминает захоронение на Красной площади. Я спроектировал аллею захоронения глав государства, куда можно перенести всех верховных главнокомандующих постдинастической эпохи России».

В это Горяев вносит идеологический смысл: «Мне кажется крайне важным, что если мы перезахороним дореволюционных руководителей, то это будет концом внутренней гражданской войны, которая идет у нас в стране. Деление на белых и красных будет приостановлено. Они все руководили нашим государством, они все были верховными главнокомандующими, и князь Львов, и Сталин, и Черненко. И если мы их всех поставим в один ряд, а они формально в одном ряду стоят, мы, во-первых, отдадим равную честь главам нашего государства, во-вторых, останется еще 20 свободных мест на 150 лет для захоронения будущих президентов страны. Все мы, в общем, продумали. Мы сделали это возможным теоретически. Мы сделали черновую работу. Мы сделали пластическую работу. С точки зрения большинства, это выглядит красиво и достойно. Мы постарались создать стиль, который соответствует стилю сегодняшней России, который условно можно назвать «стилем Путина», дело за политическим решением о самом переносе. Если оно будет принято, то оно будет принято. Если с ним будут тянуть, то будут тянуть. Но я уверен, что рано или поздно решение это принято будет».

Источник: http://www.polit.ru/news/2013/07/04/goryaev/