Криминальные методы работы УВД СЗАО


В интернет-СМИ попала новая история, связанная с нарушениями в работе УВД СЗАО, сотрудники которого лидируют по количеству сомнительных и компрометирующих упоминаний в прессе с 90-х годов и до сих пор. В скандальной и криминальной хронике постоянно мелькают такие имена, как бывшие начальники УВД Алексей Басов и Александр Трудов, нынешний начальник Анатолий Фещук, начальник УСБ этого УВД Дмитрий Рева, Румил Хусяинов, Константин Проскунин… Как сообщает интернет-портал topnews24.ru, на этот раз майор полиции из этого УВД Виталий Махров пытался орудовать при помощи фальшивого протокола допроса, который он написал, в новой попытке найти компромат на «Cмoленcкий банк». Эту организацию, как выяснилось, давно пытаются «разрабатывать» в УВД. Однако с компроматом никак не складывается – и вот майор Махров, видимо, решил создать его своими руками (практика фабрикации уголовных дел, в корыстных интересах, имеет в УВД СЗАО глубокие корни).

Предприниматель Алексей Раков, на которого в УВД оказали давление и из которого пытались выжать компромат на банк, оказался не из слабонервных. Он не стал подписывать подложный протокол, но зато написал заявление в ДСБ МВД с изложением устного допроса и обстоятельств дела. По информации электронных СМИ, в ДСБ приняли заявление к рассмотрению и решили изучить личность майора Махрова получше.

Заметка topnews24.ru описывает предысторию дела — конфликт между московским предпринимателем Алексеем Раковым и украинским строителем А. И. Габом, на первый взгляд далекий и от СЗАО г. Москвы, и от «Cмoлeнскoгo банка». Фабула банальная: строитель Габ обязался выполнить работы с недвижимостью Ракова в Туапсе, но использовал выделенные деньги не по назначению: «Решил их «прокрутить» и купил несколько земельных участков, чтобы затем позже продать подороже. В спекулятнском угаре Габ также продал свою квартиру, занял денег у того же Ракова и вложил в землю все. Но произошла неудача. Не получилось ни заработать, ни вернуть деньги на ремонт. Когда Раков потребовал возвращения переданных денег, Габ отказался. Пришлось обязать его сделать это в судебном порядке. В этот момент в историю вмешался упомянутый полицейский Виталий Махров».

Махров имел в деле свой интерес, с недвижимостью в Туапсе не связанный. Дело в том, что бизнесмен Раков хорошо знаком с другим бизнесменом, С. В. Сениным, который является не только деловым партнером Ракова, но и акционером «Смоленского банка». Сначала офицер полиции уговорил Габа написать заявление на Ракова, пообещав ему реванш — вернуть деньги, которые тот по решению суда отдал предпринимателю. Затем, на основании этого заявления Махров возбудил уголовное дело и вызвал Ракова на многочасовой допрос, на котором интересовался не отношениями между заказчиком и подрядчиком, а тем самым бизнес-партнером Ракова С. В. Сениным. «Махров дал понять Ракову, что если тот даст ему «хороший компромат» на Сенина и банк, то возбужденное Махровым уголовное дело против Ракова будет закрыто», — сообщает издание.

В заявлении Ракова на имя начальника ДСБ МВД Ю.В. Драгунцова говорится: «Суть вопросов оперуполномоченного Махрова В.О. сводилась лишь к необходимости добиться от меня показаний, компрометирующих Сенина С.В.Я выразил недоумение, почему по заявлению Габа А.И. рассматривается в УВД СЗАО г.Москвы, не имеющим отношения по территориальности к событиям, которые описывает заявитель Габ А.И., на что Махров ответил мне, что в УВД СЗАО г.Москвы он «является специалистом по Смоленскому банку» и выполняет задание по созданию условий для возбуждения против сотрудников или собственников банка уголовных дел, чтобы, в конечном счете, добиться ликвидации данной организации». Также Раков сообщает, что оперуполномоченный настойчиво пытался убедить его в том, что «выполняет поручение вышестоящего руководства, которое сводится к тому, чтобы, используя любой повод, сфабриковать уголовные дела, позволяющие привлекать к уголовной ответственности учредителей, руководителей и других сотрудников Cмoлeнcкoгo банка с целью дискредитации и парализации деятельности данной организации». Махров пытался быть убедительным. Он «говорил, что вопрос о ликвидации Cмoлeнскoгo банка в ближайшей перспективе уже решен, в связи с чем у него развязаны руки и любые нарушения закона с его стороны заранее санкционированы его руководством и какое-либо обжалование в вышестоящую организацию фактически бесполезно».

В прессе предполагают, что банк подвергся организованному давлению, в котором кровно заинтересованы полицейские из УВД СЗАО. Сетевая газета Jacta сообщает, что с помощью кредитных мошенников Андрея Руднева и Евгения Романова Махров ранее инициировал возбуждение уголовного дела против Сергея Салия и провел «маски-шоу» в помещении банка: «К чести банка, он не поддался ни на информационный шантаж (Руднев и Романов просто заполнили интернет гнусными инсинуациями относительно Салия и банка), ни на возбуждение уголовного дела против своего партнера. И подробно разъяснил в СМИ свою позицию в конфликте». Оказалось, что Салия, купив вексель банка, использовал хорошо известную во всем мире кредитную практику – «ломбардную ипотеку», в которой нет и не может быть криминальной составляющей. Салия и, опосредованно, банк нарвались на группу профессиональных кредитных мошенников, которых почему-то вдруг стала защищать полиция.

Фальсификация документов в УВД СЗАО – давний прием. В 2003-2004 –милиционеры округа вместе с нотариусами сколотили банду, которая присваивала имущество умерших граждан, подделывая документы в пользу подставных наследников. 14 человек были осуждены по этому делу на тюремные сроки от 5,5 до 11 лет. В 2007 году всплыла история другой ОПГ в рядах УВД СЗАО. На сей раз милиционеры присваивали имущество предпринимателей. Для того, чтобы иметь к этому предлог, они фальсифицировали компрометирующие документы, подбрасывали в их офис жертв, куда затем приходили с обыском и, обнаружив «документы», изымали товар. В 2010 годувыяснилась схема, по которой фабриковались радужные отчеты ОБЭП УВД СЗАО. Сотрудники отдела убеждали опустившихся москвичей подписывать самооговоры, подкупая их водкой или небольшим денежным вознаграждением. Таким образом было «успешно раскрыто» 80% от всех расследуемых отделом дел.